Джон Диксон Карр

Джон Диксон Карр

Биография

Мастер головоломок

Джон Диксон Карр (John Dickson Carr) остается проблематичной фигурой в истории детективного жанра, несмотря на свой несомненный авторитет и славу мастера самых изощренных головоломок, автора самых запутанных историй об убийстве в закрытой комнате.  Во-первых, он был коренным американцем, хотя большинство его произведений воспринимаются как работы английского мастера. Даже сами англичане нередко включают его работы в один ряд с работами британских мастеров жанра. Во-вторых, из-за прямо противоположных оценок его творчества, от расходящихся от скупых оценок скучно, до восторженных гений!. Например, некоторые исследователи жанра, среди которых Жак Барзун и Робин Уинкс склонны считать его работы стерильными упражнениями в создании головоломных задачек, с интерлюдиями, наполненными утомительными от фарса сценками. В то время как другие весьма уважаемые критики, среди которых Энтони Баучер и романист Кингсли Эмис видят Джона Карра в пантеоне лучших представителей детективного жанра, между Честертоном и Конан Дойлем.

Подобно другим авторам Золотого века, Карр оставил после себя большое наследие: порядка 70 романов, десятки радиопередач на детективные и криминальные сюжеты. Но в отличие от многих классиков детектива, его творчество включает в себя работы очень разнообразные по жанру и стилю, чем мы обычно ожидаем найти у автора идеального преступления.

Одна из первых и ключевых работ — Убийство сэра Эдмунда Годфри (The Murder of Sir Edmund Godfrey, 1936), представляет собой образец подлинного детектива классического типа. Очень важная для исследователей и блестящая по объему рассмотренного материала биография Артура Конан Дойла (The Life of Sir Arthur Conan Doyle, 1949). Несколько исторических романов, лучшим из которых следует признать Дьявол в бархате (The Devil in Velvet, 1951), а также отличные критические работы, к примеру, знаменитая глава о Запертой комнате в романе из романа Три гроба (The Three Coffins, 1935). Среди более поздних работ есть триллеры, которые, безусловно, опрокидывают принципы Детективного клуба с ног на голову. Здесь Сжигающий суд (The Burning Court, 1937), который подобно роману Агаты Кристи Убийство Роджера Экройда написан с нарушением канона. И более спокойный детектив Окно Иуды (The Judas Window, 1938) и не только потому, что критики считают его лучшим образцом детектива в запертой комнате, но и потому что Карр умудряется свести все сюжетные линии к судебной драме.

Любители и поклонники этого писателя спорят между собой, обсуждая, какая из книг этого автора является лучшей в его творчестве. Например, С.Т. Джоши в своей критической работе Джон Диксон Карр: критическое исследование называет роман Убийства арабских ночей (The Arabian Nights Murders, 1936) величайшей чистоты детективом из когда-либо созданных. Роберт Брайней указывает на роман Кривая петля (The Crooked Hinge, 1938) как лучший в коллекции. Историк и романист Лилиан де ла Торре выбрал в качестве образцового романа Убийство сэра Эдмунда Годфри. А многие российские поклонники называют лучшим романом – Табакерку императора, может из-за высокого качества перевода (?)

Но большинство читателей, которые знакомы с его творчеством сойдутся во мнении, что расцвет творчества этого писателя относится к 30-м годам прошлого века, на которых мы и сосредоточим свое обсуждение.

Самоучка

Джон Диксон Карр (John Dickson Carr) родился 30 ноября 1906 года в городе Юнионтаун (Uniontown) в Пенсильвании. Его отец, Вуд Николас Карр (Wooda Nicholas Carr) был обеспеченным адвокатом, который занявшись политикой, был даже избран в Конгресс. Его мать, Джулия, очень мало-эмоциональная женщина, к которой сын испытывал такое же спокойное, без эмоций сыновнее чувство. Его страстью были книги, любовь к которым привил ему отец, когда ему было еще только четыре года. Джон читал запоем и не мог остановиться, с легкостью он проглатывал романы Александра Дюма, Роберта Луиса Стивенсона, рассказы о Шерлоке Холмсе, но поскольку первой книгой была сказка Фрэнка Баума о стране Оз, именно это детское впечатление магии и волшебства, которое должно господствовать над реальностью осталось с писателем на всю жизнь. Тайны и романтика детектива также оставили свой глубокий след в юной душе, среди его любимых произведений были рассказы Жака Фатрелла, Роберта Юстаса и других писателей.

В школе учеба его не привлекала, хотя родители надеялись, что мальчик наконец возьмется за ум и сможет поступить в университет и стать подобно отцу адвокатом. Чтобы встряхнуть Джона родители отправляют его учиться в Высшую школу (Hill School), престижное частное учебное заведение с упором на литературе 1. Здесь Джон также не делал особых успехов, разве что в изучении английского и латыни, но провалив все экзамены по математике. Уже во время обучения в школе, Карр начал писать свои первые серьезные истории. Среди первых сочинений были приключенческие истории о Великом Гиньоле (Grand Guignol).

Из-за плохой успеваемости, родители отказались от надежды отправить сына в Гарвард, довольствуясь Хаверфордским колледжем, где молодой писатель продолжал строчить свои сенсационные рассказы. Его увлечения и привязанности, сохранившиеся с ним на всю жизнь, были ясны с ранней юности, с первых работ. Его привлекали тайны, приключения и романтика, а еще больше он любил комбинацию из всего перечисленного. Несмотря на свои не очень большие успехи в учебе, но благодаря его неиссякаемому энтузиазму его работы публикуют в журнале колледжа, а спустя два месяца он становится его редактором.

Уже в годы обучения в колледже Карр создает своего первого детектива Анри Бенколена (Henri Bencolin) французского префекта полиции (сродни Огюсту Дюпену у Эдгара По и месье Лекоку у Габорио). Карр посвящает своему герою порядка полутора десятков рассказов и пять романов, в который много художественных красок тратит на создание атмосферы, напоминающей его более поздние Арабские ночи, слегка приторной от сверхъестественного, угрожающей и нарядно-карнавальной. Критики отмечают в этих историях о таинственных исчезновениях, крылатых кинжалах, привидениях из старинных замков, написанных очень эмоционально, а порой с использованием парадокса между восприятием преступления и его реальным исполнением, чувствуется сильное влияние Гилберта Честертона.

Джону не удалось закончить колледж, но он самым невероятным образом сумел убедить родителей в необходимости совершить поездку в Париж, где и написал свой первый роман Дьявол Кинсмере (Devil Kinsmere, 1934), который был опубликован много лет спустя. Роман был написан в жанре исторических приключений, и опубликован под псевдонимом Роджер Фэйбейн (Roger Fairbairn). Возможно Карр мечтал стать историческим романистом подобно Рафаэлю Сабатини, ведь именно на эти годы приходится не только расцвет детективного романа, но и время великих исторических приключений, выходивших из под пера Сэмюэла Шеллабаргера (Samuel Shellabarger), Кеннет Робертс (Kenneth Roberts) и Маргарет Митчелл (Margaret Mitchell).

После возвращения домой в возрасте 23 лет Карр отказывается на время от исторических романов и публикует свой первый детектив — Прогулки на ночь (Walks by Night, 1930). На фоне жуткого убийства автор разворачивает свою первую историю невозможного убийства. Книга была хорошо принята критикой, отметившей, что жуткая история словно пародирует самое себя. Эту черту мы находим и во всех последующих романах Карра, когда страшные истории, рассказываются на фоне уютного кафе или немного с игривой интонацией, от чего становятся совсем не страшными, ведь по-настоящему автора занимает только игра с читателем в прятки.

Следующие три романа из серии о детективе Бенколене также повторяют эту жуткую атмосферу, о которой автор рассказывает, словно удобно усевшись в кресле и попивая свой любимый грог. Романы Потерянная виселица (The Lost Gallows, 1931), Замок черепа (Castle Skull, 1931) и Труп среди восковых фигур (The Corpse in the Waxworks, 1932) богаты фольклорными и историческими мотивами, убийства происходят в символических местах словно усиливая необычность происходящего, но в итоге все колдовство, проклятия, нежить разрушается под напором логики.

Как мы уже упоминали честертоновская манера изложения повествования, поведение сыщика и целый ряд других признаков указывает на подражание или сильное влияние на романы Карра, оказанное английским писателем Г. К. Честертоном. Подобно знаменитому отцу Брауну, сыщик нарисованный Карром расследует дело не собирая улики или опрашивая свидетелей, Бенколен восстанавливает все детали преступления в своем воображении, погружаясь в атмосферу случившегося.

Истории Карра поражают своей зрелостью, но больше всего удивляет его стремление рассказать обо всем, как пишет автор в своем письме к Ф. Даннэю от неистового желания новичка втиснуть максимум сюрпризов, насколько это возможно в скромных пределах романа, от чего произведения раннего периода трещат по швам, обнажая стыки и авторские уловки.

Жуть и загадка

Какова причина создания жуткой атмосферы произведениях Джона Диксона Карра? Когда критики задаются этим вопросом, они забывают о первом, и пожалуй, главном ответе. Карру просто нравилось воспроизводить и погружаться в эту ужасную романтику. Это станет понятнее, если мы станем на место молодого человека из Пенсильвании, которого мало привлекали события реального мира, ведь гораздо интереснее участвовать в приключении, когда сердце колотится от адреналина, или если тебя окружают узкоглазые красавицы, тайные общества, а по пути на работу ты сталкиваешься со сверхъестественным уродливым убийством.

Американское общество 30-х годов — благодатная почва для подобных приключений, смешивающих смелость и уродство. Ведь именно в эти годы появляются в комиксах — Капитан Марвел и Фантом, романы о капитане из Кастилии и коварный и ужасный доктор Фу Манчу. Великая депрессия и серые, невзрачные будни исторгли из окружавшей реальности соблазнительные чудеса Арабских ночей.

Поиски невозможного преступления можно отнести к этой же серии. Ведь когда женщина лежит на пустом пляже задушенная, а ее телу ведет только одна цепочка следов, читатель невольно настраивается на жуткую атмосферу сверхъестественного. Или человек прилюдно ныряет в бассейне и не выныривает, а полиция не может найти даже тела. С литературной точки зрения подобное развитие сюжета не более чем продолжение традиционного английского преступления, обычно совершаемого на закрытой вилле, своего рода выход из сюжетного тупика. Многие невероятные преступления включают в себя точное расписание, подробное описание механизмов, до минуты расписанные алиби. Весь этот набор инструментов сравним с инструментами фокусника или мага, но в отличие от фокусника, который скрывает разгадку фокуса, показывая нам в финале живую ассистентку, конечной точкой романа является логическая и вполне здравомыслящая схема, раскрывающая секрет это загадки, иначе бы мир сошел с ума.

Именно эти ужасы и таинственность и создают неповторимый стиль и аромат детективов Джона Диксона Карра. Мы словно во время шоу наблюдаем за представлением, которое перед нами разыгрывает писатель.

  1. Выпускником школы еще до того как в нее поступил Джон Карр, был другой известный автор детективов Эдмунд Уилсон (Edmund Wilson).
54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий