Роберт Ладлэм

Роберт Ладлэм — американский писатель, известный своими шпионскими триллерами, в основе которых часто лежат глобальные угрозы и мировые заговоры. Автор серии о Джейсоне Борне.

Биография

Роберт Ладлэм (Robert Ludlum) родился 25 мая 1927 года в Нью-Йорке. Его родители Джордж Хартфорд Ладлэм и Маргарет Уадсворт были довольно обеспеченными людьми, поэтому несмотря на раннюю смерть отца, Роберт получил прекрасное частное образование. В молодости он был очарован театром и благодаря энтузиазму получил место в труппе бродвейского мюзикла. Во времена Второй мировой войны рвался на фронт. Известна его попытка записаться в Канадские королевские ВВС, куда его не взяли, поскольку Ладлэм был на тот момент несовершеннолетним. Позднее, будущий писатель служил в морской пехоте США. После увольнения поступил в Университет Уэсли в Мидлтауне, на театральное отделение. Здесь он познакомился со своей будущей женой — Мэри Райдача (Mary Ryducha), — позднее она родит ему троих детей. Колледж Ладлэм закончил с отличием в 1951 году.

В течение нескольких лет после окончания колледжа, Ладлэм пытался реализоваться в театре. Здесь он добился известности, но так и не смог стать популярным актером. Он играл в театре, снимался на телевидении, но основной заработок приносила реклама. В конце 50-х годов Ладлэм попробовал сочинять пьесы для театра в Нью-Джерси. Писатель жаловался, что все его попытки написать авангардные произведения неизменно терпели финансовый крах. Так к 1970 году, в возрасте 43 лет, он был готов начать все сначала.

Роберт Ладлэм думал стать писателем на протяжении многих лет, но занятый другими проектами, писал немного и откладывал свои сочинения на потом. Свой первый роман Наследство Скарлатти (The Scarlatti Inheritance), опубликованный в 1971 году, он написал на основе сюжета одного из ранних рассказов. Роман получил немало отказов, прежде чем был принят издательством. Продажи были не очень большими, поэтому Ладлэм продолжал зарабатывать, озвучивая рекламные ролики на телевидении и радио. Но к середине 70-х годов ситуация изменилась.

Романы Ладлэма стали настолько успешными, что писатель смог не просто отказаться от иных форм заработка, но и прикупил себе старинный особняк в пригороде Коннектикута. Ладлэм с женой много путешествовали. Заметки сделанный во время дальних странствий часто служили материалом для романов, и в конце концов были собраны и опубликованы в виде отдельной книги.

Роберт Ладлэм скончался 12 марта 2001 года в Неаполе (Флорида, США).

О творчестве

Типичный для шпионских триллеров Роберта Ладлэма сюжет описывает среднего американца, с хорошим образованием и часто довольно обеспеченного, который представляет собой типичного обывателя западного мира XX века. Этот человек неожиданно и без внутренних предпосылок сталкивается с дантовским кризисом среднего возраста. Он помимо своей воли оказывается вовлечен в события, выходящие за рамки его личного опыта и потребностей. Писатель из раза в раз описывает реакцию среднего американца на угрозы мирового масштаба, бросающегося спасать мир, часто несмотря на угрозу для собственной жизни. Ему приходится столкнуться с мировым заговором и структурами вовлеченными в него, пронизывающими все ветви американской власти, включая руководство международных корпораций, криминальные структуры, неофашистов, коммунистов или ближневосточных террористов, больше похожих на религиозных фанатиков. Угроза насколько глобальна, что грозит разрушить идеалы, среди которых одним из самых важных является идеалистическое описание американского образа жизни.

Герои Ладлэма смело вступают в бой с любыми проявлениями диктата и абсолютной власти, будь это политические, идеологические, экономические или криминальные структуры. Стремительные сюжеты Ладлэма увлекательны, но его запутанные и часто совершенно непрозрачные описания заговора, экскурсы в политику и экономику, сильно затрудняют восприятие его романов. Но несмотря на сложности, в итоге американский писатель все сводит простому противостоянию и базовым концептам — добро и зло. Правда методы к которым прибегают сторонники добра мало чем, по сути, отличаются от методов сторонников зла, отчего распутывание читателем клубка противоречий, оставленных автором часто кажется иногда просто непосильной работой. Ладлэм регулярно излишне драматизирует ситуацию, описывает мощь зла, которое словно птица Феникс, снова и снова поднимается из пепла, чтобы одолеть героя.

Невероятная популярность и коммерческая составляющая от продажи романов Ладлэма, позволила издателям привлечь к продолжению его серий известных авторов, которые согласились работать под совместными псевдонимами. Среди них были Филипп Шелби (Philip Shelby) и Гейл Линдс (Gayle Linds). Самой известной серией Роберта Ладлэма является история о приключениях сотрудника американского секретного подразделения Джейсона Борна. Сам писатель написал только три романа в этой серии, остальные продолжения были созданы Эриком ван Ластбадером, автором популярных триллеров.

Из предисловий

Бестселлеры Роберта Ладлэма

Десять романов-бестселлеров общим тиражом в несколько миллионов экземпляров — таков на сегодняшний день лицевой счет Роберта Ладлэма (Robert Ludlum), не очень заметно, но прочно утвердившегося в последние пятнадцать лет среди наиболее читаемых англоязычных беллетристов. Успех этот отнюдь не случаен. И дело вовсе не в том, что Ладлэм трудится в жанре шпионского триллера, традиционно пользующемся читательской любовью. Важно другое. Как истинный профессионал, Ладлэм знает, что почем на сегодняшнем литературном рынке. Он изучает спрос, и его детективная формула умело учитывает интересы, страхи, надежды рядового западного читателя, преображая их в интригующие вымыслы.

Роберт Ладлэм специализируется в той исконно американской разновидности романа о преступлении, что именуется триллером. В триллере (или, как говорили раньше, боевике) вместо медленного распутывания тайны, напряженного собирания ниточек, ведущих к разгадке сакраментального кто это сделал?, — головокружительные погони, зубодробительные потасовки, выстрелы и, конечно же, жертвы, жертвы, жертвы… Обильно льется кровь (или, если угодно, обильно сыплются опилки, ибо герои детективов явно из другого теста, нежели их свойственники — персонажи психологической прозы). Как заметил еще тридцать с лишним лет назад английский писатель-юморист Дж. Микеш, писатели — английские и американские (и отнюдь не только детективисты) — за год убивают на страницах своих произведений соотечественников и иноземцев, правых и неправых значительно больше, чем уголовники за тот же срок в реальной жизни. Когда будущие дотошные исследователи Ладлэма (а таковые, надо полагать, найдутся, если еще не нашлись, ибо массовая литература потихоньку начинает привлекать внимание респектабельного буржуазного литературоведения) произведут необходимые статистические подсчеты, то цифра потерь — убитыми и ранеными — по всем десяти романам Ладлэма окажется весьма впечатляющей.

Типично ладлэмовское преступление — всегда глобального масштаба, и от того, совершится оно или нет, зависит благополучие нации, а то и всего цивилизованного человечества. Так было и в Близнецах-соперниках (1976) и в Рукописи Чанселлора (1977, русский перевод, 1983), так обстоит дело в рецензируемом романе. В Завещании Холкрофта (The Holcroft Covenant) над Западом нависает тоталитарная угроза: плетутся звенья международного заговора, цель которого — превратить свободный мир в некое подобие четвертого рейха.

Стоит, притом, заметить, что политические детективы Ладлэма не строятся на модной теперь документальной основе. Информация, которой оперирует их создатель, не выходит за рамки типовых представлений среднего американца о принципах функционирования тайных и явных служб и механизмов западного общественного устройства. Действие ладлэмовских боевиков развивается как бы поверх барьеров социально-политической жизни, в некотором весьма условном (романтизированном) беллетристическом пространстве, где правила игры в общем-то те же, что в Трех мушкетерах и Всаднике без головы.

Конечно, в известном правдоподобии — хотя бы на уровне примет повседневности — романам Ладлэма не откажешь; но, как известно, вовсе не за правдоподобие ценят авантюрный жанр его многочисленные почитатели. Их пленяет другое: возможность отождествлять себя с неунывающими, победительными героями, обладающими теми самыми качествами, которых читатель так часто в себе, увы, не находит, — героями, умеющими ставить далеко идущие цели и добиваться их осуществления, несмотря на любые преграды. В соответствии с давней традицией, со злом у Ладлэма сражается не профессионал (полицейский, политик и прочее), а человек со стороны, рядовой член общества, вроде университетского преподавателя Ричарда Мэтлока — протагониста известного русскому читателю романа Бумага Мэтлока (1973, русский перевод, 1985), волею обстоятельств оказавшийся в центре драматических и необъяснимых событий.

Повторяемость, приверженность к одним и тем же сюжетным ходам и положениям, для художественной прозы в принципе губительная, адептами детективного жанра никогда не почиталась зазорной. Напротив, именно в незыблемости правил для многих и заключается игровая прелесть детектива. У Ладлэма, однако, повторяемость помечена печатью деградации. Были у него романы, где западная современность если не исследовалась, то, во всяком случае, изображалась в своих наиболее характерных чертах. Договор Холкрофта и Проект Аквитания изготовлены явно из отходов беллетристического производства. По сравнению с былыми удачами автора они напоминают восьмой или десятый оттиск машинописного текста — и, не в последнюю очередь, в смысле удобочитаемости.

Сергей Белов

 

Добавить комментарий