За кулисами ЦРУ. Часть вторая. 1962 год

2 января 1962 года, Кито. Заместитель министра иностранных дел Кубы Карлос Оливарес снова в Эквадоре; на этот раз он заранее усиленно хлопочет о поддержке на предстоящей конференции министров иностранных дел стран, входящих в Организацию американских государств, намеченной на конец этого месяца в Пунта-дель-Эсте, Уругвай. На этой конференции правительство США надеется добиться принятия тех или иных коллективных акций против Кубы, по меньшей мере принятия резолюции о том, что все страны, еще поддерживающие дипломатические и торговые отношения с Кубой, предпримут шаги, чтобы разорвать их. Вчера Оливарес встретился с Аросеменой на приморском курорте, и тот еще раз заверил его, что политика невмешательства в дела Кубы остается в силе. Сегодня он заявил, что на конференции в Пунта-дель-Эсте Эквадор будет выступать против любых санкций в отношении Кубы.

16 января 1962 года, Кито. Наша новая кампания началась в полном смысле слова взрывом. Два дня назад в Куэнке должна была открыться национальная конференция Революционного союза эквадорской молодежи, однако в ночь накануне ее открытия взорвались бомбы в дверях двух церквей города. От взрывов люди не пострадали — наши воинствующие антикоммунистические группы под руководством Карлоса Арисаги Веги были достаточно предусмотрительны, — по крупные спонтанные манифестации в знак протеста предотвратили открытие конференции в тот день. Во избежание кровопролития власти запретили проведение конференции.

Консервативная партия по настоянию Давилы обратилась к Аросемене за разъяснением политики правительства в отношении Кубы и коммунизма (прелюдия к новому давлению консерваторов). Он ответил, что эквадорцы должны сосредоточить свои усилия на решении национальных проблем, которые важнее кубинской проблемы. На послезавтра Давила готовит манифестацию в Кито в знак солидарности с манифестациями в Куэнке.

Вчера народно-революционное движение, сформированное КПЭ и другими крайне левыми организациями после прихода к власти Аросемены, направило делегацию к государственному министру, чтобы сообщить ему, что они совершенно непричастны к взрывам бомб в Куэнке и что они отвергают терроризм как политический инструмент. Вчера вечером бомба взорвалась у дома Педро Саада в Гуаякиле, и опять никто не пострадал.

Основной темой в нашей пропаганде за последит дни была стрельба в Гаване около посольства Эквадора, когда группа кубинцев, пытаясь найти политическое убежище в эквадорском посольстве, врезалась на автомобиле в ворота посольства и была обстреляна кубинской службой безопасности.

Гил Саудейд продолжает усердно трудиться со своими международными организациями. На этот раз речь идет о создании эквадорского филиала Всемирной ассамблеи молодежи под названием Национальный совет молодежи. Совет объединяет студенческие, рабочие, спортивные организации, сельские и религиозные молодежные группы, бойскаутов и низовые звенья организации Красного Креста. Эту операцию Гил осуществляет через Хуана Мюллера, являющегося президентом Эквадорского молодежного общества Красного Креста и только что устроившего генеральным секретарем совета молодежи другого руководителя из общества Красного Креста. Главная задача на предстоящие месяцы сводится к тому, чтобы обеспечить участие Эквадора в работе конгресса Всемирной ассамблеи молодежи, который состоится в августе, и передать эквадорскому руководителю делегации на конгрессе указания штаб-квартиры ЦРУ — по каким вопросам выступать там «за» и по каким — «против».

19 января 1962 года, Кито. Кампания в Кито опять в полном разгаре. Вчера состоялся огромный митинг против Кубы и коммунизма, и его проведению содействовало само правительство. После многих дней подготовительной работы, осуществлявшейся финансируемыми нами организаторами, вчера утром государственный министр, либерал, запретил политические манифестации по всей стране, впредь до особого указания, в том числе и запланированный на вчерашний день митинг. Его решение мотивировалось недавно прошедшей волной взрывов бомб и напряженной обстановкой, вызванной нашей новой пропагандистской кампанией.

Организаторы вчерашнего митинга заранее оповестили своих активистов, что, несмотря на запрет, митинг состоится как демонстрация солидарности с недавними манифестациями в Куэнке и Гуаякиле. Толпа начала собираться возле театра в конце деловой части города, вскоре разрослась до нескольких тысяч и направилась к площади Независимости. Полиция пыталась остановить шествие с помощью слезоточивого газа и конной полиции, однако в короткой схватке демонстранты одержали верх, и, несмотря на двенадцать человек раненых, Шествие продолжалось. Манифестанты на пути встретили контрдемонстрантов из Революционного союза молодежи, напали на них, и те быстро ретировались.

Выйдя па площадь Независимости, толпа стала выкрикивать лозунги против Аросемены и его правительства. Ораторы выступали против коммунизма и Кастро, призывали к разрыву с Кубой и настаивали на поддержке Эквадором плана санкций против Кубы, который будет рассматриваться на конференции в Пунта-дель-Эсте.

Наш посол также проводит свою пропагандистскую линию, которая прекрасно дополняет нашу. Вчера при широком освещении средствами массовой информации он вручил Мануэлю Наранхо чек на второй взнос в счет 8-миллионного займа на поддержку бюджета Эквадора, о предоставлении которого было сообщено вскоре после прихода к власти Аросемены. Сегодня утром в газетах на видных местах помещены фотографии, в которых запечатлен момент вручения чека.

21 января 1962 года, Кито. В Гуаякиле наша оперативная группа обеспечила финансовую поддержку проведенной там вчера большой манифестации. После того как утром у входа в одну из главных церквей города взорвалась бомба — опять без жертв, — тысячи людей вышли на улицы. Эти взрывы устраиваются в основном группой из социал-христианского движения с целью подстегивать эмоции. Можно подумать, что люди в конце концов поймут это, но Ренато Перес, главный агент Ноулэнда в социал-христианском движении, говорит, что они будут продолжать взрывы так долго, как потребуется. В демонстрации в Гуаякиле участвовали организации Фронта обороны, наши профсоюзные организации, либералы, консерваторы, социал-христиане и фашистская организация революционного действия.

Вчера в Риобамбе также состоялась антикоммунистическая демонстрация благодаря усилиям нового агента Ноулэнда по имени Давалос. Через Ренато Переса и Аурелио Давилу Ноулэнд передал деньги для финансирования манифестаций в ближайшие дни в Лохе и в других провинциальных городах. Сегодня открывается конференция министров иностранных дел в Пунта-дель-Эсте, но, несмотря на все наше давление на эквадорское правительство через правых, Эквадор, по-видимому, не поддержит каких-либо общих акций против Кубы.

31 января 1962 года, Кито. Вчера наконец закончилась конференция в Пунта-дель-Эсте. Все наши усилия принять совместные санкции против Кубы потерпели неудачу из-за оппозиции со стороны таких стран, как Эквадор. Даже при принятии резолюции об исключении Кубы из Организации американских государств только четырнадцать стран голосовали за резолюцию; в числе воздержавшихся от голосования был и Эквадор.

Сегодня социал-христианское движение официально прекратило свое участие в правительстве Аросемены, а консервативная партия опубликовала заявление, осуждающее позицию правительства на конференции в Пунта-дель-Эсте. Министр иностранных дел, видный деятель социал-христианского движения, должен будет либо подать в отставку, либо выйти из этой партии.

Вчера вечером возле здания чехословацкого дипломатического представительства взорвалась бомба, полностью разбив стекла в огромных окнах, только что отремонтированных после их разрушения во время нападения в октябре прошлого года. Сегодня утром, по дороге на работу, я проехал мимо этого здания, стекольщики уже восстанавливали окна. Организаторы взрыва скрылись под покровом густого тумана; они были не иначе как из социал-христианского движения.

28 февраля 1962 года, Кито. Большинство основных политических партий провело в этом месяце конференции, чтобы начать подготовку к выборам в местные и провинциальные органы власти и к проведению выборов в конгресс, намеченных на июнь. Там, где возможно, мы дали своим агентам указание протаскивать резолюции по кубинскому и коммунистическому вопросам.

Мануэль Наранхо только частично добился намеченной нами линии на конференции социалистической партии, решившей вновь объединиться с либералами в национально-демократическом фронте, выступающем единым органом на предстоящих выборах. В заявлении о восстановлении этого фронта для проведения выборов содержится призыв к борьбе против действующих в настоящее время в Эквадоре тоталитарных движений, но вместе с тем подтверждается приверженность к марксистской философии, хотя и «приспособленной к реальным политическим и экономическим условиям Эквадора». В заявлении по внешней политике, опубликованном через два дня после закрытия конференции, был подтвержден принцип невмешательства в дела Кубы и высказано осуждение исключения Кубы из Организации американских государств и установления экономической блокады.

Консервативная партия опубликовала еще одно заявление, в котором настаивает на увольнении из правительственного аппарата коммунистов и прокоммунистических элементов и утверждает, что в стране повсеместно идет подготовка коммунистического восстания в ближайшем будущем. Консерваторы провинции Асуан (Куэнка) избрали председателем своей партии Карлоса Арисагу Вегу, нашего агента.

Араухо также проявляет активность, стараясь создать организацию, которая привлечет в свои ряды левых веласкистов — избирателей на предстоящих выборах. Его новая организация — Движение народного действия — провела сегодня конференцию в порядке подготовки к выборам.

Недавний разрыв Аргентины с Кубой, явившийся кульминацией нарастающего давления военных на президента Фрондиси, породил уже новую волну слухов о том, что эквадорские военные окажут подобное же давление на Аросемену. Слухи инспирируются правыми с целью подсказать военным путь действий, и они могут произвести эффект, особенно после того, как Аргентина спустя менее чем три недели после разрыва получила 150 миллионов долларов по линии «Союза ради прогресса». Теперь только Эквадор и пять других латиноамериканских стран еще поддерживают отношения с Кубой.

1 марта 1962 года, Кито. С целью вызвать обеспокоенность военных кругов и их неприязнь к левым социал-христиане проникли в ряды демонстрантов организованного в первый день марта студенческой федерацией шествия, чтобы выкрикивать оскорбительные для военных лозунги. Колонна прошла через деловую часть города на площадь Независимости, где выступил Аросемена, а демонстранты вручили ему петицию об увеличении правительственной поддержки университетам. Положение действительно серьезное: например, профессора центрального университета не получают жалованье с декабря прошлого года.

Замысел социал-христиан удался отлично. Колонну возглавили президент федерации студентов, ректор и проректор университета, министр просвещения и государственный министр. На площади Независимости, как раз перед началом выступлений ораторов, отчетливо слышались возгласы: «Долой армию!» и «Больше университетов и меньше армии!». По офицерскому корпусу вооруженных сил точно электрическим током ударило, и сразу же начали циркулировать новые слухи — на этот раз исходящие уже не от нас — о возможном вмешательстве военных.

3 марта 1962 года, Кито. Реакция па маневр социал-христиан более чем удовлетворительная. Вчера министр обороны и командующие всех видов вооруженных сил опубликовали заявление, в котором они признают, что нарушают свое долгое молчание по поводу многих происходящих событий, развертываемых с целью посеять хаос в вооруженных силах и изолировать их от народа и правительства. Эти события, как отмечается в заявлении, направляются международным коммунизмом посредством кампаний в печати, радио, распространения слухов, забастовок и прекращения работы, восстаний в сельских районах, тайного военного обучения и, самый последний пример, посредством манифестаций, подобных той, какую 1 марта устроила федерация студентов. Вместо того чтобы выступать за более быстрое развитие экономики, говорится в заявлении, демонстрацию превратили в политическую акцию против вооруженных сил. Заявление заканчивалось выражением решимости министра и всех командующих принять любые меры, которые будут признаны необходимыми, чтобы защитить военные институты страны.

Заявление военных как нельзя лучше совпало со вчерашним митингом, организованным при нашей финансовой поддержке через Давилу, в котором приняли участие консерваторы, социал-христиане, националистическая организация революционного действия, католические молодежная, профсоюзная и женская организации. Целью митинга было новое требование порвать с Кубой, и Давила был на нем основным оратором. Он возложил вину за оскорбление военных 1 марта на коммунистов и приверженцев Кастро, которые пытаются создать свою собственную милицию. Более того, он обвинил Аросемену в покровительстве коммунистической угрозе и, как председатель палаты депутатов, направил послание министру обороны и командующим с выражением полной поддержки их заявления.

16 марта 1962 года, Кито. Тяжелая рука судьбы только что опустилась на нашего вице-президента Рейнальдо Вареа. Вчера правительство сообщило, что вооружение общей стоимостью в один миллион долларов, закупленное в США секретной миссией, направленной туда в прошлом году президентом Веласко, оказалось ненужным железным хламом. Это сообщение последовало буквально через пару дней после того, как бывшие министры правительства Веласко обратились с публичным призывом к веласкистам начать организованную работу в связи с предстоящими в июне выборами. Очевидно, что сообщение правительства имеет своей целью начать кампанию по дискредитации движения веласкистов еще до выборов.

Вареа замешан в аферу с закупкой вооружений, потому что, как вице-президент сената, он являлся руководителем закупочной миссии. Никаких обвинений в том, что деньги, разворованы, не имеется, но оказаться надутым на миллион долларов американской фирмой, поставляющей запасные части, — это чья-то полнейшая некомпетентность. В газетах публикуются фотографии танков и бронетранспортеров для перевозки личного состава, одних без двигателей, других без колес, третьих просто проржавевших и развалившихся на части.

Вареа сказал Ноулэнду, что это дело может всплыть на поверхность, но он надеется скрыть его. Нечего и говорить, что это очень скверно отразится на положении Вареа в качестве преемника Аросемены, и у Ноулэнда действительно мрачное настроение.

Коммунистическая партия Эквадора только что провела один из своих нечастых съездов. Басантес и Карденас присутствовали на съезде в качестве членов делегации от партийной организации провинции Пичинча. Разногласия внутри партии по вопросу о том, начинать ли уже теперь вооруженную борьбу за власть или неопределенное время продолжать работу с массами, усиливаются. Рафаэль Эчеверрия, руководитель КПЭ в Кито, выявляется как наиболее важный руководитель из числа тех, кто выступает за вооруженные акции, хотя Педро Саад был вновь переизбран генеральным секретарем партии и продолжает осуществлять твердое руководство. К сожалению, ни один из наших агентов не был избран в новый состав центрального комитета партии.

25 марта 1962 года, Кито. В течение нескольких дней антикоммунистические силы в Куэнке готовили новую массовую демонстрацию против поддерживаемых правительством отношений с Кубой и против коммунистического проникновения в правительство. Ноулэнд финансирует это мероприятие через Карлоса Арисагу, который использует манифестацию для показа солидарности с местным военным командованием. Мероприятие оказалось очень успешным. Несмотря на отказ полиции разрешить демонстрацию, на улицы вышли тысячи людей с лозунгами и транспарантами антикоммунистического и антикастровского содержания и с призывами против Революционного союза молодежи. Раздавались требования об отставке Аросемены и назначенных им государственных чиновников из числа левых; выражалась также солидарность с военными в связи с их заявлением. Губернатору провинции, ставленнику Аросемены, была вручена петиция с двумя тысячами подписей.

Полковник Луго, начальник полиции в Куэнке, объяснил, что он не мог дать разрешение на проведение уличной демонстрации в силу соответствующего приказа из Кито, но зато уклонился от репрессий против демонстрантов. Марш фактически прошел без присутствия полиции, и никаких беспорядков не произошло.

28 марта 1962 года, Кито. Гарнизон Куэнки под командованием полковника Аурелио Наранхо направил депешу Аросемене, дав ему 72 часа на разрыв отношений с Кубой и увольнение левого министра труда. Вся страна ошеломлена этим бунтом, хотя исход его неопределенен, так как пока к гарнизону Куэнки не присоединилась ни одна воинская часть.

Сегодня во второй половине дня Аросемена встретился с вице-президентом Вареа и представителями печати. Он принимает жесткую линию, обещая сурово наказать тех, кто ответствен за бунт. Внешне традиционные партии поддерживают Аросемену и конституцию, однако консерваторы опубликовали заявление с требованием порвать с Кубой и Чехословакией и очистить правительственный аппарат от коммунистов. Студенческая федерация, конфедерация трудящихся, Революционный союз молодежи и другие левые организации, разумеется, поддерживают Аросемену.

Исход определится реакцией министра обороны и командующих видами вооруженных сил здесь, в Кито. Мы выясняем это у различных наших агентов, имеющих доступ к этим инстанциям, по еще не получили прямых ответов, так как, вероятно, военные руководители пока занимают неопределенную позицию.

Другой сенсацией является свержение президента Фрондиси аргентинскими военными. Хотя победа перонистов на выборах, прошедших в этом месяце, является непосредственной причиной этой акции военных, в нашей пропаганде здесь мы преподносим переворот как результат упорного нежелания Фрондиси порвать с Кубой и его соглашательской политики с крайне левыми.

29 марта 1962 года, Кито. Кризис продолжается. Сегодня гарнизон Куэнки опубликовал заявление о необходимости порвать отношения с Кубой и Чехословакией и очистить правительственный аппарат от коммунистов. Министр обороны, начальник штаба и командующий сухопутными войсками косвенно поддерживают начальника гарнизона Куэнки, не направляя туда войска для подавления мятежа. В ответ на опубликованное сегодня заявление гарнизона Куэнки командующий сухопутными войсками публично приказал командиру мятежных войск в Куэнке воздерживаться от политических заявлений, но вместе с тем он также направил министру обороны открытое заявление, в котором говорится, что вооруженные силы согласны с необходимостью порвать с Кубой.

Сегодня произошли демонстрации в большинстве крупных городов: в Кито одна демонстрация в поддержку Аросемены, другая — против него; в Гуаякиле — в поддержку Аросемены; в Куэнке — против него; там демонстранты несли лозунг «Христос — да, коммунизм — нет».

Аросемена пытается нанести ответный удар, но без сотрудничества со стороны военных он почти беспомощен. Он вынудил сегодня подать в отставку весь состав кабинета, приняв отставку государственного министра (за то, что тот допустил ухудшение общей обстановки с точки зрения обеспечения безопасности), министра труда (как дань правым, которые обвиняли министра в том, что он принадлежит к крайне левым) и министра экономики (за то, что тот является одним из руководителей кампании консервативной партии против коммунизма и связей с Кубой).

30 марта 1962 года, Кито. Противостояние между Аросеменой и гарнизоном Куэнки продолжается третий день, хотя Аросемена отчаянно ищет альтернативу ради спасения своего престижа. Сегодня он объявил, что в пределах десяти — пятнадцати дней в стране будет проведен плебисцит по вопросу о Кубе. Идея о плебисците уже высказывалась несколькими группами, в том числе промышленной палатой Пичинча, члены которой несут в последние месяцы убытки от бесконечного напряжения и неустойчивости.

У Аросемены, возможно, уже и пет тех десяти или пятнадцати дней, чтобы провести плебисцит. Сегодня во второй половине дня в Кито произошла массовая демонстрация с требованием разрыва отношений с Кубой; демонстрация была организована антикоммунистическими силами и продолжалась на улицах города четыре часа. У здания министерства обороны начальник штаба обратился к демонстрантам с заявлением, что он, как и другие военные руководители, разделяет их взгляды по вопросу о Кубе. Демонстрация имела ярко выраженную направленность против Аросемены. Аналогичные демонстрации имели место сегодня в Куэнке и Риобамбе. Мы всячески стимулируем появление в печати заявлений о солидарности с движением за разрыв с Кубой, подобных заявлению Народной революционной либеральной партии, которое Гил Саудейд буквально выжал от Хуана Иепеса-младшего.

31 марта 1962 года, Кито. Намечается урегулирование кризиса. Консервативная партия официально отказалась от участия в правительстве Аросемены, и начались переговоры между президентом и Национальным демократическим фронтом, состоящим из либералов, демократических социалистов и независимых. Одним из условий фронта, предъявленных Аросемене, является разрыв с Кубой и Чехословакией. Суд по делам выборов между тем отверг идею плебисцита как несовместимую с конституцией.

Выход консерваторов из состава правительства сегодня в центре внимания печати в связи с опубликованием открытого письма бывшего министра экономики, консерватора, ушедшего в отставку два дня назад. Правые круги Куэнки заявляют в своем письме, что коммунисты, проникшие в правительственный аппарат при содействии Аросемены, подрывают экономическое развитие страны.

Любопытно отметить, что трудности урегулирования кризисного положения являются следствием неприемлемости для высшего военного руководства кандидатуры вице-президента Вареа в качестве преемника Аросемены из-за его причастности к скандалу с закупкой вооружения в США. Иначе Аросемена за его нежелание разорвать с Кубой, вероятно, был бы смещен военными в пользу его законного преемника Вареа. Либералы и другие представители из демократического фронта ожидают улучшения своих перспектив на предстоящих выборах в связи с тем, что теперь они занимают доминирующее положение в правительстве. А консерваторы и социал-христиане теперь могут вести предвыборную кампанию, утверждая, что это они добились разрыва с Кубой (если разрыв действительно произойдет). Кажется, все будут удовлетворены, за исключением Аросемены, но Аросемена, по крайней мере в данный момент, еще держится у власти.

Группа социал-христиан, занимавшаяся взрывами бомб в городе, вчера вечером в конце концов попалась. После полуночи они взорвали бомбу возле дома кардинала (который ночевал в соборе в деловой части города), а спустя два часа подбросили бомбу у здания антикоммунистического фронта. Но тут их постигла неудача: двоих схватили на месте, и в полиции они признались, что являются членами антикоммунистического фронта. Пока что их арест не привел к раскрытию подлинного организатора взрывов — социал-христианского движения, планировавшего и осуществлявшего эти акции. Эти взрывы вызвали много шума, причинили мало вреда и создали новый повод для проведения демонстраций солидарности с кардиналом.

1 апреля 1962 года, Кито. Кризис прошел, кубинцы упаковывают свои вещи. Сегодня было объявлено, что Национальный демократический фронт займет в составе правительства пять министерских постов и что отношения с Кубой будут разорваны. Новый государственный министр Альфредо Альборнос является известным независимом антикоммунистом и лично знаком Ноулэнду. (Его сын — приятель Ноулэнда, да и мой тоже. Новый министр — крупный банкир и владелец фирмы по продаже американских автомашин в Кито. Ноулэнд хочет как можно быстрее приступить к установлению связей с ним).

2 апреля 1962 года, Кито. Наконец-то успех! Сегодня новый кабинет министров на своем первом заседании под председательством Аросемены единогласно проголосовал за разрыв отношений с Кубой, Чехословакией и Польшей (которая совсем недавно направила сюда своего дипломатического представителя, чтобы подготовить открытие миссии). После заседания Аросемена сетовал на то, что плебисцит был невозможен, в то время как заслугу за разрыв дипломатических отношений с этими странами руководители либералов приписали себе.

Завтра министр иностранных дел официально сообщит о принятом решении каждому дипломатическому представительству этих трех стран. Помимо поляка здесь находятся три чеха и семь кубинцев. Самой главной проблемой для министерства иностранных дел являются поиски страны с посольством в Гаване, которая согласилась бы взять в свое посольство беженцев, нашедших политическое убежище в эквадорском посольстве в Гаване, — а таких почти двести человек. Крайне левые попытались было устроить массовую демонстрацию протеста против решения правительства, но им удалось собрать только небольшие толпы.

4 апреля 1962 года, Кито. Говорят, что сегодня была самая крупная за всю историю Кито уличная демонстрация социал-христиан и консерваторов. Десятки тысяч людей массами потянулись по улицам деловой части города к площади Независимости, где кардинал, выступавший последним, сказал, что, следуя учению Христа, он прощает террористов, которые пытались убить его. Аурелио Давила был одним из организаторов демонстрации, и он договорился с кубинскими эмигрантами, чтобы на митинге они преподнесли кардиналу флаг Кубы. (Основная организация эмигрантов — Революционный студенческий директорат — действует под контролем резидентуры в Майами, а в некоторых странах Латинской Америки филиалы этой организации действуют под непосредственным руководством сотрудников наших резидентур в этих странах. Ноулэнд же предпочитает держаться в стороне от кубинских эмигрантов, осуществляя свое влияние на них через Давилу).

Ноулэнд уже встречается с новым государственным министром Альфредо Альборносом, чтобы передавать ему информацию о планах коммунистов, которую мы получаем от наших агентов. Сегодня мы получили сенсационное донесение от одного из агентов Хосе Варгаса, будто Хорхе Риваденейра, один из основных руководителей Революционного союза эквадорской молодежи, призвал своих сторонников начать немедленные вооруженные акции в сельском районе на побережье. Связь с этим агентом в настоящее время очень затруднена, но Ноулэнд пытается получить дополнительные подробности. При встрече с министром Ноулэнд узнал, что тому тоже известно о партизанских действиях — они сосредоточены возле Санто-Доминго-де-лос-Колорадос, небольшого города в двух часах езды от Кито в сторону побережья. Сегодня вечером министр обороны направляет туда батальон парашютистов для борьбы с партизанами. В качестве меры предосторожности государственный министр запретил все публичные демонстрации до особого указания; вместе с тем он и министр обороны решили держать в секрете факт начала партизанских действий, пока не будет выявлена численность партизан. Но это, вероятно, окажется невозможным, так как другие агенты, в том числе полковник Паредес, руководитель группы наружного наблюдения, сообщают о мобилизации парашютистов.

5 апреля 1962 года, Кито. Связь с агентом Хосе Варгаса, находящимся в партизанском отряде, поддерживать невозможно, а в министерство обороны сколько-нибудь важных сведений из района операций поступает мало. Я направил подполковника Паредеса в Санто-Доминго, чтобы получить какую-либо информацию на месте, но тот не смог пробраться в район операций. Самую лучшую информацию мы получаем из министерства обороны от майора Эда Бреслина, американского советника по разведке в армии Эквадора. Он в Кито находится с недавнего времени, но уже сумел наладить сотрудничество с работниками местной военной разведки куда более успешно, чем его предшественник. Как Ноулэнд, так и я работаем с ним в тесном контакте в целях выявления и вербовки кандидатов в военной разведке, и у нас установились с ним отличные взаимоотношения; в свое время он обучал танковые экипажи, которые высадились в прошлом году в заливе Кочинос на Кубе. Бреслин сообщает, что партизаны не оказывают сопротивления и уже произведены аресты.

Вчера вечером в аэропорту Гуаякиль произошло два события, связанных с Кубой, которые дадут нам хороший материал для пропаганды. Первым событием явился арест одного эквадорца, возвращающегося с Кубы после трехмесячного обучения партизанским действиям. Это Гильермо Лайедра, один из руководителей конфедерации трудящихся в Риобамбе. Оперативная группа в Гуаякиле была предупреждена о его возвращении нашим резидентом в Мехико, который ведет тщательное наблюдение за всеми путешественниками на Кубу и с Кубы через Мексику, пользуясь для этого услугами иммиграционной службы Мексики. Сведения о приезде Лайедры были переданы подполковнику Педро Велесу Морану, одному из агентов оперативной группы в Гуаякиле по совместным операциям. Для пропагандистских целей большой интерес представят книги, памфлеты, фонографические записи и особенно фотография самого Лайедры в форме кубинской милиции. Через Велеса наша группа в Гуаякиле надеется получить копии допроса Лайедры и передать их в нашу штаб-квартиру.

Другое событие — также результат работы подполковника Велеса — произошло во время заправки кубинского авиалайнера, следовавшего из Чили в Гавану. На борту авиалайнера находилось около семидесяти пассажиров, в основном перуанских студентов, летевших на Кубу для занятий по «стипендиям» — скорее всего, это была группа новобранцев на партизанские курсы. Наш резидент в Гуаякиле попросил Велеса раздобыть копию списка пассажиров — необычное требование на промежуточных остановках лайнеров, — которую он намерен препроводить нашему резиденту в Лиме. Кроме того, во время стоянки было замечено, что пилот лайнера передал конверт третьему секретарю кубинского посольства в Кито (кубинцы еще не выехали), и инспектор таможни потребовал предъявить конверт. Кубинский дипломат вынул пистолет и стал угрожать им инспектору, за что и был арестован военной охраной аэропорта. Сегодня, около десяти часов утра, его выпустили, однако письмо у него не изъяли.

6 апреля 1962 года, Кито. Утром в газетах появились первые сообщения о партизанских действиях в районе Санто-Доминго — сенсационные подробности о трехстах с небольшим партизанах под командованием Араухо. Позднее министерство обороны сообщило об аресте тридцати партизан и захвате значительного количества оружия, боеприпасов и других предметов военного снаряжения. Из первых допросов выясняется, что партизанская группа насчитывает менее ста человек и что среди них нет Араухо, но боевые операции продолжаются.

Из первых допросов выясняется также, что военный мятеж в Куэнке ускорил начало партизанских действий, которые спланированы очень плохо, но мы попытаемся представить в пропаганде действия партизан как серьезную и опасную акцию. Большинство арестованных партизан — молодые члены революционного союза молодежи, последователи Хорхе Риваденейры, которого вполне могут исключить из компартии Эквадора, если, что также вполне вероятно, исполнительный комитет КПЭ под руководством Саада не имеет никакого отношения к этим партизанам. Судя по сообщениям агентов в КПЭ, Риваденейра действует самостоятельно, не подчиняясь решениям исполкома партии.

10 апреля 1962 года, Кито. Партизанская затея в районе Санто-Доминго ликвидирована. Сорок шесть партизан взяты в плен после короткой перестрелки. Потери — только один раненный в ногу партизан. Всех их доставили в Кито, и мы через майора Бреслина получаем копии допросов. Чтобы помочь Пасифико де лос Рейесу, новому начальнику разведывательной службы в государственной полиции, произвести хорошее впечатление о себе у своих шефов, я передаю ему многие сведения об арестованных, а он выдает их как собственные, передавая эти данные в группу допроса арестованных.

Пропагандистские усилия вокруг этих событий только частично достигают своих целей. Министр обороны сообщил, что захваченное у партизан оружие отличается от принятого на вооружение в эквадорской армии и, должно быть, поступило из-за границы, хотя в действительности это самые обычные дробовики, охотничьи ружья и винтовки, украденные в армии. В протоколах допросов, переданных в прессу, утверждается, что партизанские действия якобы были тщательно запланированы и одобрены на состоявшемся недавно съезде компартии Эквадора.

Однако в комментариях прессы заметна тенденция романтизировать партизанские действия. Например, участие в них четырех или пяти девушек приписывается сентиментальным мотивам. Те из арестованных, которых передали полиции и которые получили разрешение встретиться с адвокатами, заявляют, что они направлялись в Санто-Доминго, чтобы потренироваться на тот случай, если придется защищать правительство Аросемены от попыток гарнизона Куэнки свергнуть его. Федерация университетских студентов создала комиссию адвокатов для защиты партизан, и, к сожалению, первоначальная тревога общественности превращается в забаву и даже в объект насмешек.

Из всего этого вытекают два важных обстоятельства. Во-первых, легкость, с которой была создана партизанская группа, дала эквадорскому военному руководству возможность обосновывать свои опасения и может подтолкнуть его на требования правительственного подавления крайне левых в будущем. Во-вторых, эта история с партизанами приведет к усилению увеличивающегося раскола среди крайне левых как внутри КПЭ, так и вне ее, между сторонниками скорейшего начала вооруженной борьбы и теми, кто настаивает на длительной работе в массах. То и другое обстоятельство говорит о том, что эта жалкая авантюра оказалась для нас весьма полезной.

23 апреля 1962 года, Кито. Поляк, чехи и кубинцы покинули Эквадор, так что у нас теперь нет хлопот из-за враждебных дипломатических миссий. Подслушивание телефонных разговоров в кубинском посольстве оказалось весьма нерезультативным, так как те соблюдали осторожность, но теперь я буду скоро контролировать телефонные разговоры Араухо и, возможно, еще один телефон, если сумею договориться насчет установки устройства для записи. Технические проблемы, связанные с преобразованием звуковой энергии, пока что так и не решены, поэтому мы прибегаем к использованию старых электромагнитных устройств.

Хотя мы и стремились удержать историю, с партизанами в районе Санто-Доминго в центре внимания общественности, дело это оказалось не легким. Резидент ЦРУ в Рио-де-Жанейро помог нам, подготовив статью о коммунистическом прошлом одной из девушек, участвовавших в действиях партизан, некоей Абигаил Перейре из Бразилии. Статья была предана гласности через рио-де-жанейрекого корреспондента межамериканского агентства Ахенсиа Орбе Латиноамерикано, контролируемого нашей резидентурой в Сантьяго, Чили. В этой статье говорится, что ее отец является депутатом бразильского парламента и личным врачом Луиса Карлоса Престеса, давнего руководителя компартии Бразилии, а ее мать работает учительницей португальского языка в советской торговой миссии в Рио-де-Жанейро. И отец и мать — видные активисты китайско-бразильского общества культуры; мать в начале этого года ездила на Кубу, чтобы повидаться с Абигаил, которая проходила партизанские курсы. Все это может помочь держать ее в тюрьме некоторое время, однако общественное мнение склоняется в пользу ее скорейшего освобождения.

Гил Саудейд создал несколько дней назад новую организацию для ведения пропаганды под названием «Комитет за свободу народов». Гил будет публиковать через эту группу документы Европейской ассамблеи порабощенных государств и других контролируемых ЦРУ организаций, ведущих кампанию за гражданские свободы и права человека в коммунистических странах.

1 мая 1962 года, Кито. Конфедерация свободных профсоюзов Эквадора создана. В ее руководство попали несколько наших агентов. На учредительную конференцию были приглашены делегации от профсоюзных конфедераций других латиноамериканских стран, контролируемых резидентами ЦРУ, таких, например, как Конфедерация уругвайских профсоюзов.

Основным вопросом первых заседаний было получение статуса филиала Международной федерации свободных профсоюзов и Межамериканской региональной организации профсоюзов, которая только что открыла важный центр подготовки работников профсоюзов в Мехико. Вскоре вновь созданная эквадорская конфедерация начнет направлять на учебу в этот центр своих работников; работу центра контролирует резидент ЦРУ в Мехико через Морриса Паладино, помощника генерального секретаря Межамериканской региональной организации трудящихся, с помощью которого отдел международных организаций ЦРУ контролирует деятельность этой организации, поскольку новый генеральный секретарь Артуро Хауреги формально нами еще не завербован.

Гил Саудейд теперь должен тщательно координировать свои действия с оперативной группой в Гуаякиле, с тем чтобы его агенты Уллоа и Васкес работали согласованно с агентом Контрерасом. Считается, что ни один из них не знает о связях двух других с нами.

12 мая 1962 года, Кито. Некоторые из наших агентов уверенно ведут свои предвыборные кампании, другие вышли из игры из-за отсутствия должной поддержки. Хосе Бакэро де ла Калье, бывший министр труда в правительстве Веласко, выступающий теперь как независимый веласкист, и Хуан Иепес дель Посо-старший, генеральный секретарь эквадорского филиала Международной комиссии юристов, выступающий как кандидат от Народной революционной либеральной партии, выдвинули свои кандидатуры на пост мэра столицы. Когда кандидатура Бакэро была отвергнута консервативной партией, он снял свою кандидатуру; не получив доста-точной поддержки со стороны веласкистов, Иепес тоже снял свою кандидатуру. Освальдо Чирибога, наш старейший агент в движении веласкистов, тоже выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Кито, но уже выходит из игры. Всем этим кандидатам резидентура оказывала только номинальную поддержку, так как их шансы на успех были явно ограниченными.

С другой стороны, кандидатуры Ренато Переса в муниципальный совет, Аурелио Давилы в палату депутатов и Карлоса Арисаги Веги в конгресс — на очень хорошем счету. Альфредо Перес Герреро, президент эквадорского филиала Международной комиссии юристов, и ректор центрального университета, сторонник всевозможных реформ, числятся первыми в списках Национального демократического фронта (либералы, социалисты и независимые) и одержат победу без нашей помощи. Другие кандидатуры от социал-христиан и консерваторов пользуются нашей финансовой поддержкой из фондов, передаваемых Пересу и Давиле.

13 мая 1962 года, Кито. Так как Аросемена продолжает сопротивляться увольнению из своего правительственного аппарата крайне левых, а их просачивание туда фактически усиливается, Ноулэнд предложил, а штаб-квартира одобрила расширение политических операций. Давление будет продолжено и усилено не только через старых агентов в Кито, Куэнке, Риобамбе, Амбато и Тулкане, но и при помощи двух недавно завербованных новых агентов из числа руководителей социал-христиан в Кито. Руководство этими двумя новыми агентами возложили на меня.

Одним из новых агентов является отставной армейский капитан Карлос Роггиеро, представитель социал-христиан в Национальном фронте обороны. Он является руководителем группы воинствующих социал-христиан, в том числе секретной группы, занимающейся подбрасыванием бомб; я начал обучать его использованию различных зажигательных средств и применению химических веществ для рассеивания толпы; эти средства по моей просьбе нам выслали сюда из отдела оперативной техники ЦРУ. Через Роггиеро нам, возможно, удастся создать десять групп по пять — десять человек для срыва собраний и небольших демонстраций, для обеспечения своего господства на улицах и запугиваний коммунистической молодежи, членов революционного союза и прочих левых групп.

Другим новым агентом является Хосе Мариа Эгас. молодой адвокат и один из ведущих представителей социал-христиан в Национальном фронте обороны. Это быстро поднимающаяся политическая фигура и блестящий оратор. При его помощи я намечаю создать пять групп по четыре-пять человек в каждой для уточнений и выявления недостающих сведений на лиц, числящихся в нашем списке подрывных элементов. Группа наружного наблюдения под руководством Паредеса просто не имеет времени выполнять всю работу, к тому же она необходима для выполнения других заданий.

Чтобы увеличить сбор информации о крайне левых, я договорился с Рафаэлем Бучели и Родригесом об установке подслушивающего устройства На домашний телефон Антонио Флореса Бенитеса, отставного армейского капитана, находящегося в загадочных взаимоотношениях с руководителем компартии в Кито Рафаэлем Эчеверрией Флоресом. Уже несколько раз наши агенты в компартии Карденас и Варгас сообщали, что Флорес является ключевой фигурой в какой-то пока не выясненной организации, созданной Эчеверрией вне компартии. Не исключено, что Эчеверрия создает группу, которая может стать ядром при развертывании в будущем партизанских действий, но нам пока не удается напасть на след этой организации при помощи наших агентов. Будем некоторое время подслушивать телефон Флореса и, может быть, узнаем что-нибудь интересное; расшифровкой записей телефонных разговоров займется Эдгар Камачо, так как Френсин Хакоме едва успевает расшифровывать записи телефонных разговоров Араухо. Пост подслушивания остается в доме Бучели под видом радиомастерской.

21 мая 1962 года, Кито. Аросемена нанес ответный удар по военному руководству за то унижение, которое они причинили ему, вынудив порвать с Кубой. На прошлой неделе он уволил министра обороны, командующего сухопутными войсками направил военным атташе во Францию, а командующего военно-воздушными силами послал в той же роли в Буэнос-Айрес. Социал-христиане, консерваторы и другие сразу же заявили протесты по поводу отстранения этих стойких антикоммунистов с новыми обвинениями Аросемены в том, что он содействует проникновению коммунистов в правительственный аппарат.

4 июня 1962 года, Кито. В последние дни перед выборами, которые состоялись вчера, в нескольких городах вспыхнули традиционные беспорядки. Правые, центристы и веласкисты раскололись, потому что выдвинули огромное количество кандидатов по всей стране; крайне левые в выборах не участвовали.

Консервативная партия одержала победу на выборах в палату депутатов (хотя и не обеспечила себе необходимое большинство) и во многих случаях победила на муниципальных и провинциальных выборах. Аурелио Давила, руководивший избирательной кампанией консерваторов в Кито, был избран депутатом от провинции Пичинча, Ренато Перес — муниципальным советником по списку социал-христиан. Карлос Арисага Вега прошел в депутаты от консервативной партии провинции Асуай.

Веласкисты потерпели катастрофическое поражение — в палату депутатов прошло только шесть кандидатов, а на выборах мэров они одержали победу только в двух городах, в том числе в Амбато.

15 июня 1962 года, Кито. В этом месяце началось осуществление двух программ как части проводимых под руководством США усилий стран Организации американских государств создать преграды коммунистическому повстанческому движению. Одна из них — программа гражданских действий эквадорских вооруженных сил и американской военной миссии по оказанию помощи, фактически осуществляемая уже в течение двух лет, но теперь расширяемая и конкретизируемая. Цель программы гражданских действий — оказать воинскими частями практическую помощь населению и тем самым подтвердить, что военные находятся на стороне эквадорского народа. Считается, что это побудит бедные слои населения отказаться от идей коммунистической пропаганды и уменьшит возможности пополнения рядов коммунистов. Программа рассчитана на создание связующего звена между народом, особенно в сельских районах, и правительством посредством военных, которые вносят видимый и конкретный вклад в благосостояние народа.

Вторая новая программа более тесно связана с обычными операциями резидентуры и является ответом Вашингтона на ограниченные возможности нынешней работы через профсоюзы, осуществляемой через Агентство международного развития, Межамериканскую региональную организацию трудящихся и резидентуры на местах. Эта программа рассчитана главным образом на то, чтобы ускорить развертывание профсоюзных организаций в странах Латинской Америки и тем самым предотвратить вступление рабочих в те профсоюзы, где господствуют крайне левые, а также в те, в которые проникли коммунисты или приверженцы Кастро. Эта программа явилась результатом многолетних исследований и планирования и будет осуществляться в основном через американский институт развития свободных профсоюзов, созданный в прошлом году в Вашингтоне для подготовки работников сферы профсоюзной деятельности.

Институт возглавляет Серафино Ромуальди, давнишний агент отдела международных организаций оперативного управления ЦРУ, который до этого был представителем Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов в Межамериканской региональной организации трудящихся. Повседневный контроль за деятельностью института со стороны ЦРУ будет осуществляться через Ромуальди и Уильяма Догерти, который возглавляет теперь программу деятельности института в социальной области.

Главной задачей института будет организация антикоммунистических профсоюзов в Латинской Америке. Однако в качестве прикрытия основными его задачами будут просвещение и социальные программы, такие, как улучшение жилищных условий, создание кредитных союзов и кооперативов. Первоочередное значение придается созданию во всех латиноамериканских странах центров обучения, которые возьмут на себя подготовку квалифицированных профсоюзных кадров, уже проводимую во многих странах Агентством международного развития. Хотя эти центры номинально будут находиться под административным контролем вновь созданного института в Вашингтоне, в конечном счете, как это подразумевается, подавляющая часть руководителей центров будет платными агентами ЦРУ, находящимися под оперативным контролем местных резидентур. Как надеются, это будут американские граждане с некоторым опытом деятельности в профсоюзах, хотя в некоторых случаях могут быть использованы и иностранцы.

В дополнение к обучению непосредственно в странах Латинской Америки институт в этом месяце начинает курс ускоренного обучения в Вашингтоне. Выявление и оценка потенциальных агентов для работы в профсоюзах будет постоянной задачей преподавательского персонала курсов, связанного с ЦРУ, как в Вашингтоне, так и в учебных центрах в Латинской Америке. Агенты, Уже работающие в профсоюзах, могут быть направлены на эти курсы в целях расширения их профессиональных знаний и повышения престижа.

21 июля 1962 года, Кито. Крупный успех в операциях среди студенчества в Гуаякиле. Антикоммунистические силы, возглавляемые Альберто Аларконом, только что добились победы на выборах местного руководства федерации студентов. Члены Революционного союза молодежи, возглавлявшие студенческую федерацию, теперь уступают руководство людям Аларкона. Около двух недель назад Аларкон был в Кито на состязаниях в гольф, организованных нашим послом Бернбаумом; Аларкон и Ноулэнд провели заключительные приготовления к выборам.

Гил Саудейд начал новую операцию — сколачивание организации бизнесменов и специалистов, которая будет содействовать экономическим и социальным реформам. Гражданские организации такого рода в свое время были созданы нашими резидентами в других странах и оказались довольно эффективными с точки зрения пропаганды и финансирования выборов и проведения политических акций. Наша группа будет называться центром исследований по экономическим и социальным реформам; возглавят группу два наших агента. Наш резидент в Боготе оказал нам помощь, направив сюда делегацию от аналогичной реформистской группы под названием «Центр исследований и социальных действий».

2 августа 1962 года, Кито. Аросемена вернулся после государственного визита в Вашингтон. Во время своей деловой встречи с Кеннеди он не встретился с трудностями и доказал, что может назвать в последовательном порядке всех президентов США, начиная с Вашингтона. Вместе с тем он утверждал, что не может вспомнить всех эквадорских президентов, потому что их было слишком много за последние пятьдесят лет. Это, очевидно, развеселило Кеннеди, однако сообщения государственного департамента по поводу визита Аросемены довольно мрачные.

Благодаря Аросемене арестованные партизаны Санто-Доминго выпущены на свободу. За последние месяцы без особого шума их понемногу освободили всех, а пока Давиле и другим представится возможность поднять этот вопрос на сессии конгресса, открывающейся через неделю, все их дела безнадежно затонут в бюрократическом болоте. Кое-кто из выпущенных на свободу уже уехал на Кубу.

В настоящее время в результате подслушивания телефонных разговоров Антонио Флореса Бенитеса мы получаем более ценную информацию, чем все, что давали нам агенты в КПЭ. У Флореса имеется человек десять — пятнадцать, которые звонят ему, но говорят очень мало, используя только отдельные фразы с условными названиями, очевидно для организации встреч. При помощи группы наружного наблюдения под руководством подполковника Паредеса я пытаюсь опознать лиц, с кем встречается Флорес, но дело идет очень медленно, главным образом в силу трудностей организации наблюдения за ним, частично из-за недостаточного количества и слабой подготовки агентов, но в основном благодаря предосторожностям самого Флореса, который умело избавляется от «хвостов».

Тем не менее мне удалось установить, что он тайно встречается с Рафаэлем Эчеверрией, главным руководителем КПЭ в Кито, с одним унтер-офицером из отдела связи министерства обороны, с начальником архива президентской канцелярии и заместителем начальника личной охраны Аросемены. Анализ записанных разговоров оказался исключительно полезным, так как, хотя сам Флорес весьма осторожен, его жена очень болтлива, и благодаря ее неосторожности опознано несколько важных контактов.

У меня складывается впечатление, что Флорес, не являясь членом компартии, возглавляет какую-то разведывательную службу в организации, которую Эчеверрия продолжает формировать вне рамок компартии Эквадора. Если он так же успешно действует и в партизанской группе, то нам придется срочно принимать меры по ликвидации этой организации еще до того, как она начнет боевые операции.

Два наших агента в полиции получили новые назначения. Пасифико де лос Рейес, начальник разведки полиции, вчера выехал в США на курсы ФБР в Куэтико, штат Вирджиния. Мы получили это место на курсах для него через службу общественной безопасности Агентства международного развития, так что его здесь не будет до конца года. Перед отъездом он спросил меня, хочу ли я поддерживать контакт с разведывательным подразделением полиции во время его отсутствия. Для этого он выбрал Луиса Сандовала, главного технического специалиста в этом подразделении, с которым я регулярно встречаюсь с конца прошлого года без ведома Рейеса. Три дня назад он представил мне Сандовала, и мы едва не рассмеялись при этом «знакомстве». Перед выездом Рейеса произвели в майоры. Я договорился с учебным отделом штаб-квартиры, чтобы после курсов ФБР Рейесу дали специальную подготовку по разведке.

Полковник Освальдо Луго, наш старейший и наиболее важный агент в государственной полиции, переведен из Куэнки на должность начальника IV округа со штабом в Гуаякиле. В этой новой должности ему будут подчинены все полицейские силы на побережье, что явится весьма важным фактором в деятельности нашей оперативной группы. На днях я поеду в Гуаякиль, чтобы представить Луго начальнику оперативной группы.

10 августа 1962 года, Кито. Сегодня конгресс начал новую сессию с объявления, что аграрная реформа является одним из первых деловых вопросов повестки дня.

Вареа продолжает оставаться председателем сената, а Карлос Арисага Вега, наш политический агент из Куэнки, был избран вице-председателем палаты депутатов. Он быстро заменил Давилу на посту лидера правого блока, поскольку тот сосредоточивает свои усилия на организационной работе и не был в числе кандидатов в палату депутатов.

3 сентября 1962 года, Кито. Можно только удивляться, как эквадорскому рабочему классу удается оставаться в живых, да еще и организовываться в профсоюзы. Две недели назад председатель совета по государственному планированию в своем общем экономическом обзоре, с которым он выступил в палате депутатов, сообщил, что в 1961 году месячный доход рабочего в среднем составлял только 162 сукре — около семи долларов.

10 сентября 1962 года, Кито. Ноулэнд передал мне руководство еще одной политической операцией; теперь я буду направлять работу Хорхе Гортаире в Амбато.

Две недели назад я ездил вместе с Ноулэндом в Амбато, чтобы встретиться с Гортаире и обсудить план операции по подслушиванию, которая, по нашему мнению, может дать кое-какую информацию относительно поддержки Араухо китайцами, если ему таковую обещали. Ранее администратор отеля «Вилья Хилда» в Амбато, чешский эмигрант, сообщил Гортаире, что Араухо забронировал один из коттеджей. Это будет первый визит Араухо к своим сторонникам в Амбато после возвращения из коммунистического Китая, и Гортаире предложил установить подслушивающее устройство в коттедже, которое он включит, когда в конце месяца там появится Араухо.

В конце прошлой недели я снова приехал в Амбато с необходимой техникой и два дня провел с Гортаире. Он привел меня в коттедж, который будет занимать Араухо, и мы установили микрофон, передатчик и энергопитание за деревянной отделкой стенного шкафа. Аппаратура работает прекрасно, и Гортаире может легко включать ее из своего дома всего в двух кварталах от коттеджа. Плохо только, что Гортаире забыл запереть дверь, и в результате, когда я, взобравшись на стол, монтировал устройство, нас увидели две неожиданно вошедшие служанки гостиницы. Девушки были явно озадачены моим странным занятием, но Гортаире считает, что они просто не догадаются об истинном предназначении того, что я делал. Он будет заходить к администратору гостиницы, чтобы выяснить, не скажут ли девушки что-нибудь относительно того, что видели меня на столе.

3 октября 1962 года, Кито. Аросемена опять удержался на своем посту благодаря тому, что консерваторы разошлись во мнениях, а Вареа не пользуется почти никаким доверием.

В ходе работы с Пабло Мальдонадо, директором иммиграционной службы, по прекращению или сокращению поездок эквадорцев на Кубу и тщательной проверке их багажа при возвращении я познакомился с заместителем государственного министра Мануэлем Кордовой Галарсой, непосредственным начальником Мальдонадо.

Кордова выразил готовность сотрудничать в усилиях по прекращению поездок на Кубу и сообщил, что государственный министр Хаиме дель Иерро тоже за то, чтобы установить действенный контроль в этом деле. Он добавил, что я могу в любое время зайти к нему или министру, если у меня появятся какие-либо предложения по этому вопросу.

Ноулэнд не сторонник вовлечения в это дело Кордовы или дель Иерро. так как, по его мнению, Аросемена не позволит им установить действительно эффективный контроль. Он говорит, что они, вероятно, просто пытаются создать видимость сотрудничества, поскольку работа в качестве государственного министра и заместителя министра по вопросам общественной безопасности в нынешнем правительстве — дело безнадежное. По его мнению, они ничем не отличаются от других либералов, служащих Аросемене: такие же бессовестные оппортунисты. Пока я буду продолжать работать с Мальдонадо и уклоняться от контактов с Кордовой и дель Иерро.

Аросемена компенсировал отставку Мануэля На-ранхо тем, что назначил его постоянным представителем Эквадора в ООН. Наранхо выехал в Нью-Йорк, а Ноулэнд попросил, чтобы с ним установили контакт сотрудники нью-йоркского филиала ЦРУ, которые будут использовать его в операциях в Организации Объединенных Наций.

7 октября 1962 года, Кито. Сегодня в Бразилии происходят выборы, являющиеся кульминацией самой крупной политической операции из всех проведенных отделом Западного полушария. В течение года наша резидентура в Рио-де-Жанейро и ее многочисленные оперативные группы в консульствах по всей стране израсходовали много миллионов долларов на финансирование избирательной кампании антикоммунистических кандидатов в федеральные органы, в органы штатов и в муниципалитеты. Есть надежда, что эти кандидаты составят после выборов противовес левым тенденциям правительства Гуларта, в которое во все большем количестве просачиваются коммунисты и крайне левые.

Получено официальное распоряжение о переводе Ноулэнда в Вашингтон, чего он ожидал многие месяцы. После пяти лет работы здесь в декабре его заменит Уоррен Л. Дин, являющийся в настоящее время заместителем резидента в Мехико. В резидентуре никто ничего не знает о новом начальнике, за исключением того, что в прошлом он был кадровым работником ФБР и просил Ноулэнда подготовить место для своих собак, которые прибудут вместе с ним на самолете из Мехико.

15 октября 1962 года, Кито. Партизанская авантюра в районе Санто-Доминго, связанная с деятельностью компартии Эквадора, завершилась. На только что закончившемся пленуме ЦК КПЭ Хорхе Риваденейра был исключен из партии за его «раскольническую» деятельность в Революционном союзе молодежи и за вовлечение членов компартии и коммунистического союза молодежи в партизанские действия. Это исключение соответствовало резолюции комитета провинции Пичинча, который провел соответствующее расследование в августе. Наши агенты в КПЭ сообщают, что борьба теперь переместится в Революционный союз эквадорской молодежи, где сторонники Риваденейры ведут борьбу против сторонников Педро Саада. Можно только догадываться, как бы воспринял центральный комитет сведения о параллельной деятельности Эчеверрии вне рамок КПЭ по подготовке им групп к вооруженным действиям и терроризму, о чем мы узнаем, продолжая подслушивать телефон Антонио Флореса.

Я продолжаю работу с двумя руководителями социал-христиан в Кито Карлосом Роггиеро и Хосе Мариа Эгасом в соответствии с их сферой деятельности по контролю за подрывными элементами. Эгаса длительное время усиленно обрабатывал начальник политического отдела посольства (мой официальный начальник по прикрытию), который не знает, что Эгас является моим агентом. Эгас только что выехал в США по приглашению государственного департамента, чтобы познакомиться с избирательной кампанией в США. Основную часть времени он проведет в Калифорнии, но после выборов вернется в Вашингтон, где штаб-квартира ЦРУ организует ему в течение месяца обучение методам тайных операций, главным образом приемам наблюдения и слежки.

Веласко начинает вновь выходить на политическую сцену Эквадора, а его призрак уже маячит на горизонте в связи с приближающимися в 1964 году президентскими выборами. Через латиноамериканское информационное агентство Орбе Латиноамерикано мы недавно организовали в Буэнос-Айресе интервью с Веласко, в ходе которого он подтвердил, что собирается вернуться в Эквадор в январе 1964 года, чтобы начать предвыборную кампанию. Опубликование интервью с Веласко вызвало здесь волнение, и через своих агентов мы начнем плести сети, чтобы не допустить его возвращения или выдвижения его кандидатуры.

Гил Саудейд пытается спасти свою Народную революционную либеральную партию, хотя несколько его агентов теперь уже прочно окапались в Конфедерации свободных профсоюзов Эквадора. После падения Веласко в этой партии возобновилась борьба между нашими агентами и группой крайне левых, которые были близки к Араухо, перешедшая в решающую стадию на прошлой неделе, когда были исключены из партии друзья Араухо. Теперь Гил пытается активизировать работу своих агентов в этой партии с целью привлечь на свою сторону левых веласкистов, для того чтобы партия приобрела некоторое влияние, если Веласко вернется для участия в выборах 1964 года.

20 декабря 1962 года, Кито. Новый кризис, еще худший, начался сегодня. Во второй половине дня в Гуаякиль на обратном пути из США, где он встречался с Кеннеди, прибыл президент Чили Аллесандри. В аэропорту Аросемена был настолько пьян, что помощникам пришлось поддерживать его с двух сторон; позднее на банкете Аросемена в таком состоянии обращался к гостю, чтобы произнести приветственный тост. Подробности этого позора моментально распространились по всей стране, и Арисага Вега начал собирать подписи, чтобы созвать специальную сессию конгресса для смещения Аросемены с поста президента. На этот раз Аросемене, вероятно, придется уйти в отставку.

Прибыл новый резидент с супругой и собаками, а на следующей неделе уедет Ноулэнд. Сегодня муниципальный совет Кито вручил Джиму медаль в знак признания его заслуг в работе с молодежными и спортивными группами в Кито. На церемонии вручения председательствовал Ренато Перес, исполняющий обязанности председателя муниципалитета. Завтра в гольф-клубе Ноулэнда будут чествовать многочисленный состав любителей этой игры, а на послезавтра я и Жанет пригласили около ста друзей в наш дом на прощальный вечер в честь отъезжающих Ноулэнда и его супруги.

28 декабря 1962 года, Кито. Ноулэнды уехали, а новый резидент Уоррен Дин незамедлительно дал нам понять, как он работает. Позавчера, когда Ноулэнд был еще здесь, Рей Лэдд и я ушли во второй половине дня в бар сомнительной репутации под названием «Мирадор», где обычно собирались наши приятели, главным образом дельцы из сферы туризма. На следующий день во время служебного совещания мы с Лэддом получили нагоняй, Дин дал нам понять, что ему должно быть известно, где мы находимся в любой момент. После этого Ноулэнд дружески предупредил меня о том, что мои привычки действовать без ведома начальства могут не совпадать с требованиями Дина, так что лучше мне проявлять осторожность.

Новый шеф хочет, чтобы я активизировал работу с майором Пасифико де лос Рейесом, бывшим начальником полицейской разведки, который вернулся после учебы на курсах ФБР в штате Вирджиния и нескольких недель обучения на курсах ЦРУ по организации тайных разведывательных операций. Его только что назначили начальником следственного отдела по уголовным делам в провинции Пичинча, по он и впредь будет контролировать службу разведки полиции.

Хосе Мариа Эгас, молодой руководитель социал-христиан, также вернулся из США, куда он ездил по приглашению государственного департамента, а также для прохождения небольшого специального курса по линии ЦРУ. Дин хочет, чтобы я активнее использовал и этого агента, так как штаб-квартира начинает беспокоиться в связи с возможностью серьезного повстанческого движения. Вследствие этого усилилось внимание к спискам лиц, которые должны быть немедленно изолированы в случае чрезвычайных обстоятельств, при этом группы Эгаса играют основную роль в содержании этих списков в полном соответствии с действительным местонахождением числящихся в них лиц. Теперь я буду ежемесячно платить ему сумму, эквивалентную двумстам долларам, которая по эквадорским стандартам очень велика, но такова установка Дина.

Добавить комментарий