Смерть в экстазе

Смерть в экстазе (Death in Ecstasy) — детективный роман новозеландской писательницы Найо Марш, впервые опубликованный в 1936 году, четвертый в серии о Родерике Аллейне.

Первые романы Найо Марш представляют читателям персонажей и фон для убийства в театрализованной манере. Убийства происходят в присутствии зрителей (театр, храм). Среди свидетелей и подозреваемых, обычно несколько артистов или очень артистичных натур, а также обычно иностранцы, выдающие себя эксцентричными манерами, иногда появляется фанатик, и одна или две влюбленные пары. Набор героев неизменен для первых шести романов, представляющих довоенный блок детективов.

Роман Смерть в экстазе был написан в Новой Зеландии, куда писательница приехала в 1932 году, чтобы ухаживать за больной матерью. История завязывается вокруг вездесущего Найджела Батгейта, который по его словам чувствует зуд и в поисках приключений заглядывает на службу в новоявленную церковь Священного Пламени, где как и полагается в детективе, становится свидетелем убийства, совершенного во время религиозного ритуала. Головоломка в том, что большинство участников ритуала пили из священной чаши, но только Кара Куэйн была отравлена цианидом.

Родерик Аллейн — еще не женатый, а потому предстает высокомерным английским снобом, снисходительно подсказывающим коллегам правильное решение. Найджел Батгейт также несколько раздражительный персонаж, постоянно сующий свой нос в любую дыру, хотя как друг и поставщик информации для данного романа он незаменим.

Найо Марш демонстрирует свой театральный талант, великолепно выстраивая сцены с нарастающим напряжением и соответствующим резким спадом. Она также блестяще выстраивает логическую цепочку доказательств, давая возможность читателю включиться в игру и найти убийцу раньше, чем это сделает детектив. Роман написан очень ровно и спокойно, без внезапных открытий к финалу, поэтому читатель может попытаться самостоятельно собрать пазл, внимательно расставляя улики и детали дела по своим местам.

На каждом шагу констебли

В романе Найо Марш — На каждом шагу констебли замкнутая обстановка с ограниченным числом действующих лиц, напоминает традиционные детективы закрытого типа. Надо отметить, что писательница не любит излишне нагнетать страсти; так и в этом романе длинная экспозиция солнечного летнего дня, ожидание и начало путешествия на речном пароходике по историческим местам английской провинции создают вполне определенную атмосферу отдыха, и даже хлюпающая носом экзальтированная старая дева Рикерби-Каррик не может испортить настроения знаменитой художнице Трой Аллейн — жене инспектора Родерика Аллейна, путешествующий в одиночку. Но триединство классической драмы автор нарушает, причем весьма увлекательно для читателя. Путешествие Трой на пароходике Зодиак — это одновременно и тема лекции инспектора Аллейна для молодых полицейских. Как внимательный преподаватель, он иногда прерывает себя, спрашивая, все ли ясно слушателям в этой истории. Получив утвердительный ответ (читатель, впрочем, его не слышит…), он рассказывает дальше — и дальше идет действие на пароходике, медленно плывущем в пейзажах, напоминающих работы английского художника XIX века Д. Констебля…

Тема театрального действия в костюмах и декорациях интенсивно звучит в этом романе, причем Трой — артистическая натура и, к тому же, жена полицейского — все явственнее ощущает, что она невольная участница какого-то маскарада, где каждый пассажир Зодиака движется в заранее определенном направлении, и она вместе со всеми, но куда?… Движутся они, понятное дело, к преступлению, и уже несколько их будет на счету неуловимого Артиста, прежде чем произойдет то, из-за которого Зодиак пристанет к берегу, на его борт взойдет полиция и инспектор Аллейн с приятелем Фоксом (братец Лис — зовет его Трой) приступят к допросу. Что любопытно отметить — инспектор позволяет себе до последнего мгновения играть с настоящим преступником, поддаваясь на его нехитрые и весьма неприглядные уловки, словно показывая читателю, до какой низости может дойти человек с расистским сознанием.

В отличие от динамичных американских детективов в роман Найо Марш попадаешь как в тихую пристань. Автор разворачивает подробную и обстоятельную экспозицию, в которой читателя знакомят с участниками предстоящей трагедии: восемью пассажирами и тремя членами экипажа туристского теплоходика Зодиак. Тщательно выписанные портреты, скупо и точно отобранные штрихи, жесты, реплики. Персонажи Марш на глазах обрастают плотью, наделяются лица необщим выражением.

В свое время английский драматург Бен Джонсон, младший современник Шекспира, обосновал теорию юморов, согласно которой каждый литературный персонаж должен воплощать свой юмор — неповторимую ведущую черту характера. Эта черта подчеркивает индивидуальность персонажа и одновременно дает представление о его социальной принадлежности. Найо Марш — известный литературовед; она сама выступала на сцене, была режиссером-постановщиком  шекспировских пьес и читала университетский курс по англоязычной драме. Трудно сказать, объясняется ли это теорией Бена Джонсона, но в лучших ее романах у каждого персонажа — свой юмор или весьма умелая имитация такового. Сказанное относится и к этому роману: чего стоит хотя бы одна «приходская старая дева» мисс Рикерби-Каррик с ее суетливостью, наперсником-дневником и лютой тоской по человеческому участию. Из ныне здравствующих мастеров детективного жанра Марш, пожалуй, ближе всех подходит к созданию психологически убедительных характеров.

Экспозиция завершается, и начинается столь же неторопливое действие, теплоходик продвигается вверх по Темзе, задерживается у многочисленных шлюзов, простаивает у причала, пока пассажиры осматривают местные достопримечательности. Вокруг расстилается милый английский пейзаж. Зелень. Мох и слизь на стенах шлюзов. Тихие, уютные провинциальные городки, небольшие холмы, острые церковные шпили, туман над рекой. Одним словом, то, что запечатлел на своих каротинах знаменитый британский пейзажист XIX века Джон Констебль. Окружающий туристов ландшафт словно сошел с его полотен. На каждом шагу — Констебли,— роняет рассказчица Трой Аллейн, молодая, но довольно известная художница. Остальные пассажиры согласны с ней: действительно, очень живописно. Живопись вообще играет в этом романе большую, зловещую и отнюдь не предназначенную ей роль.

Первой минуты в туристической идиллии что-то не клеится. Все как будто в порядке, а вместе с тем возникает неприятная атмосфера. Исподволь и неуклонно Найо Марш нагнетает напряжение. Туристы обмениваются непонятными взглядами. В пустой светской беседе вдруг возникает необъяснимая пауза. Рассказчице приходят в голову неуместные сравнения: Трой изумилась, увидев на нем черные перчатки, как у диккенсовского гробовщика. Наконец, многозначительная игра слов (Констебль — художник и констебль с маленькой буквы — английский полицейский) кому-то из присутствующих явно не по вкусу. Что-то должно произойти, происходит — и мы вступаем знакомый, можно сказать, обжитой мир классического английского детектива.

Найо Марш родилась в Новой Зеландии, провела там большую часть и сейчас, в свои 75 лет, живет в новозеландском Кристчерче, свидетельствует биографический справочник Who’s who. Действие ее романов происходит в разных местах земного шара, но литературная школа автора остается неизменно английской. Книги Марш написаны в традициях английского детектива и относятся к разновидности жанра, представленной творчеством Агаты Кристи, Дороти Сэйерс, Марджери Аллингэм, — к интеллектуальному детективу, этой задаче со многими неизвестными. Роман На каждом шагу Констебли — из оригинальных вариантов такой задачи.

Здесь все исчерпывающе ограничено: время действия (несколько дней туристического круиза), место действия (Зодиак и прибрежная зона), круг действующих лиц. Условия задачи напоминают книги Агаты Кристи Загадка «Эндхауза», Вилла «Белый Конь», Десять негритят. С романом Чарльза Перси Сноу Смерть под парусом возникает уже прямая параллель: там события тоже происходят на судне, а действующих лиц трагедии и того меньше, всего семь. Замкнутый, изолированный мирок всегда соблазнителен для авторов детективных произведений, и корабли, самолеты, экспрессы, виллы, отели и одинокие особняки притягивают их с гипнотическим постоянством.

Найо Марш видит эту условность и сознательно стремится разрушить впечатление камерности. Она строит повествование в двух планах: о событиях на Зодиаке рассказывает их участница и очевидица художница Трой Аллейн, а в роли комментатора выступает ее муж Родерик, старший инспектор Скотленд-Ярда, взявший этот случай как наглядный пример для лекции, которую он читает на курсах повышения квалификации полицейских. Такой прием сообщает всей истории временную перспективу и восполняет заторможенность действия в первой половине романа тем, что постоянно стимулирует у читателя интерес. Сумеете ли вы разобраться в этой мешанине фактов и отделить зерна от плевел? На что, с вашей точки зрения, следовало обратить внимание нам с Фоксом, когда мы наконец прибыли на место действия? — не устает провоцировать читателя автор устами инспектора Аллейна.

Рамки повествования раздвигаются в романе еще и за счет особой, удвоенной, конфликтности сюжета. Решение задачи осложняется тем, что один предрассудки есть и там, хотя выказывают их в соответствии с британской традицией менее откровенно и с большим лицемерием. Традицией менее откровенно и с большим лицемерием.

Наблюдательная рассказчица отмечает, что почти все участники поездки относятся к доктору Натушу с неприязнью, если не со страхом. На прямо поставленный ею вопрос Скажите, вам очень мешает то, что вы черный?  тот отвечает просто: Да. Конечно. Не будем гадать до какой степени симпатии Найо Марш к коренным обитателям Новой Зеландии, туземцам маори, сказались на трактовке расовой проблемы в этом романе. Скажем только, что расовый конфликт сразу же накладывается здесь на обязательный для детектива конфликт между преступником и обществом, и оба конфликта переплетаются и взаимодействуют на протяжении всей книги самым неожиданным образом.

Мертвая вода

В романе Мертвая вода, Найо Марш активно использует элемент мистицизма, а криминальные события разворачиваются после того, как владелица маленького островка у побережья Англии решает прекратить балаган, который, по ее мнению, жители устроили в связи с чудесным исцелением мальчика, страдающего бородавками. У родника он увидел Зеленую Даму, опустил, по ее совету, руки в воду — и все прошло. С тех пор на остров развернулось паломничество, к вящей выгоде владельца гостиницы, хозяйки магазина и других жителей.

Мистика и тайны продолжают концентрироваться, и тут приезжает старший инспектор Аллейн, который берет дело в свои руки … Но убийство ему все-таки предотвратить не удается, хотя жертва и, главное, причины его оказываются совершенно неожиданными для читателя.

Автор, не скупясь на индивидуальные характеристики действующих лиц, пейзажные зарисовки, умело манипулирует и темпом повествования, подстраивая его то под старушку Эмили Уинтерботтом (владелицу острова), не лишенную задатков детектива, то — под энергичного Аллейна. В кругу подозреваемых — классический набор кристиевского толка — отставной майор, местный священник, доктор, пара молодых влюбленных, пожилые любовники…

Добавить комментарий