Шерлок Холмс против Дракулы

Тему противостояния Великого детектива и Великого вампира подхватывает в своем романе Шерлок Холмс против Дракулы (Sherlock Holmes vs. Dracula, or the Adventures of the Sanguinary Count, 1978) Лорен Эстелман (Loren D. Estleman). В отличие от истории Николаса Мейера, Холмсу предстоит иметь дело уже не с рукописью Брэма Стокера, а с самим ДракулойСкрестив таким образом два популярных сюжета прошлого века, Эстелман ищет свой вариант шерлокианы и создает некий литературный гибрид, в котором сталкиваются рационализм и мистика, трезвый расчет аналитического ума и сверхъестественные, потусторонние силы. Эстелману, как и Мейеру, лучше других удалось раскрыть во всех деталях знаменитый дедуктивный метод Холмса, ибо автор добросовестно следует за Конан Дойлом. Однако до поры до времени.

Хотя Холмс и на этот раз выходит победителем, он — и это характерно — надеется не столько на силу своего ума, сколько на высшую силу. Его последним оружием становятся крест с распятием и лучи восходящего солнца, которых боится вампир. Железная логика Холмса, не допускающая ничего необъяснимого и сверхъестественного, не только уживается в романе Эстелмана со всякой дьявольщиной и чертовщиной, но и отступает перед ними. И это симптоматично: на волне интереса в западной литературе последних лет к иррациональному, к демонологии (чему в определенной степени отдают дань и крупные писатели, как, например, английский прозаик Десмонд Стюарт в романе Вампир из Монса, 1976) такой поворот в развитии шерлокианы вполне закономерен. Привычный конан-дойловский Холмс хотя и сохраняет свое очарование у Эстелмана, но явно меркнет, отходит на второй план в сравнении с Дракулой и его демоническими силами, бороться с которыми он уже не может лишь логикой своей мысли и интуицией опытного детектива.

Определенная второстепенность образа Шерлока Холмса в сюжетах современных произведений о нем характерна и для других вышеупомянутых авторов.

Добавить комментарий