Документы по делу

Роман Документы по делу (The Documents in the Case, 1930), написан Дороти Сэйерс (Dorothy Sayers) в сотрудничестве с Робертом Юстасом (Robert Eustace), который помогал научными консультациями во время написания романа. Это великий классический детектив, один из лучших образов в истории этого жанра, и не только. Эта книга — это также роман-размышление на ключевые философские вопросы, не меньше и не больше.

Документы по делу

В романе рассказана история убийства инженера-электрика Джорджа Харрисона и последующего за ним расследования. Роман подробно излагает обстоятельства смерти, а затем поиски убийцы. Рассказ ведется столь искусно, что читателям на протяжении всего романа никогда не предлагается больше одного подозреваемого, хотя ощущение таинственности присутствует постоянно, а тень подозрения перетекает с одного героя на другого.

Книга представляет собой как бы собрание писем и документов, связанных с этим делом. Первыми идут воспоминания мисс Агаты Милсом, экономки мистера Харрисона. Суетливая и многословная старая дева сравнивает двух врачей, старого и нового. Казалось бы, безобидное начало, но Сэйерс играет с читателем в интеллектуальную игру и читатель понимает, что новый врач — это человек только к восьмой строке, поскольку его имя схоже с названием растения, а рассказ экономки столь туманен и запутан. Писательница словно предупреждает своего читателя, вещи не всегда такие, какими они нам кажутся!

Здесь встает первый философский вопрос. Какова природа человеческого познания? Можем ли мы доверять своим чувствам, ведь вся информация в наш мозг поступает именно через них? А как известно чувствам свойственно ошибаться. Чему мы можем верить в рассказах других людей?

Вместе с сообщениями второго свидетеля, писателя Джона Мантинга, который живет этажом выше убитого Харрисона и занимается написанием биографий. Читая его письма, читатели невольно задаются вопросом: Что есть человек?, что писатель-биограф добавляет или утаивает в истории жизни, во время описания житейских событий, чтобы биография соответствовала культурным нормам своего времени?

В кульминации романа Мантинг идет на ужин к местному священнику, который приглашает на этот ужин старых друзей по университету: физика, биолога и химика. Единственная тема, которая интересует всех троих и перерастает в дискуссию — в момент происхождения жизни, как из неорганической материи появляется органическая. Дискуссия бурная и чересчур многословная, но Мантинга внезапно озаряет, что раскрыть убийство Харрисона можно отделив искусственное от естественного, сложив химическую формулу. Он спешит вместе с химиком, чтобы сделать тесты для съеденного убитым, указывающие искусственный ли был яд или природный. Результат тестов — словно луч света в темном царстве, так сияет доказательство.

Сюжет книги — это подлинная головоломка и одновременно символическая структура, где персонажи выполняют роль символов. А бесчисленные случайные детали определяют этот роман как классический детектив, эпохи Золотого века.

Книга представляет собой блестящий пример формальной детективной истории, служит прекрасным средством выражения убеждений автора. Но увлеченный размышлением над философскими вопросами читатель задает очередной. Неужели этот роман только развлечение? Разве символический ряд данного произведения не лежит на более глубоком уровне понимания? Неужели автор не хотел сказать что-то больше?

Добавить комментарий