Череп под кожей

Романы Филлис Дороти Джеймс 80-х годов представляют собой возврат к формуле и жанру детектива, в котором имя английской писательницы к этому времени стало настоящим брендом. Романы этого периода — свидетельство постепенного развития в творчестве английской писательницы, поскольку книги стали значительно длиннее, сюжеты сложнее, а персонажи еще более многослойными.

The-Skull-Beneath-the-Skin

Роман Череп под кожей (The Skull Beneath the Skin, 1982), в котором десятилетие спустя возвращается частный детектив Корделия Грей, по структуре напоминает головоломку, схожую с романами Агаты Кристи или первыми работами самой Джеймс. Многое в романе указывает на продолжающееся увлечение писательницы готическими ужасами. По сюжету убийства, описанные в романе связаны с недавним прошлым — событиями Второй мировой войны, но большинство смертей напоминают романтическую готику, вышедшую из рассказов Эгара По. Остров, на котором происходит действие романа, ранее использовался для пыток и убийств немецких военнопленных от рук своих товарищей. Жуткие экспонаты, собранные в традиционно закрытой обстановке, а также смерть от утопления во время прилива и другие элементы нагнетают ощущение клаустрофобии и напоминают нам ужасные рассказы американского классика, от влияния которого был избавлен предыдущий роман с Корделией Грей — Неподходящая работа для женщины.

Корделию нанята для охраны Клариссы Лиль (Clarissa Lisle) — красивой, но увядающей актрисы, воплощения архетипических театральных эффектов в виде любви к драматическим жестам или переполненной страстями и эмоциями личной драмы. Грустные типажи, составляющие основное амплуа актрисы, мудрые и эмоционально уравновешенные, действующие с материнской заботой, являются полной противоположностью ее настоящему характеру, человека неспособного заботиться о других, оставшегося капризным ребенком даже в своем возрасте. Ее встречи и диалоги с Корделией вскрывают эту наигранность, способность менять маски, собранные из женского репертуара театральных спектаклей XIX и XX веков. Кларисса остается актрисой и в жизни, беззастенчиво пользуясь своей женственностью, чтобы манипулировать другими и получать то, что она хочет. С Корделией же она напротив вежлива и сдержана.

Море, отделяющее остров от материка не только выполняет формальную функцию выделения закрытого пространства, но и символизирует, чтоmark-harrison-the-skull-beneath-the-skin сообщество на острове находится на расстоянии от принятых в человеческом обществе норм и правил. Пересекая пролив, персонажи преображаются, вместе с этим рушатся связи матери и сына, мужа и жены. Морские и прибрежные пейзажи, встречающиеся в романе напоминают о любви Ф. Д. Джеймс к природе Северной Англии, морскому побережью, с их необъятностью и яростной силой посреди которого находится остров-крепость напоминающий монументальные поздне-викторианские описания.

Корделия Грей на этот раз живет и проводит расследование на фоне великолепного антуража, напоминающем своим блеском викторианскую эпоху, совсем непохожий на ее жалкую лачугу из первого романа. Но в этом романе Корделия отнюдь не похожа на напористого частного детектива из романов Реймонда Чандлера, какой она предстала в Неподходящей работе для женщины. Здесь она жертва обстоятельств, отступающая не только перед ужасающим убийством, невероятной по жестокости попыткой утопления, но и перед мощной группой окружающей Клариссу. Сравнение с прожженными театралами выдает молодость и неопытность Корделии, ее неспособность скрыть актерской игрой свое истинную эмоциональную реакцию, приспособиться для защиты от принятых в театральном мире поддевок и колких замечаний. На этом фоне молодая сыщица выглядит беззащитной и почти неспособной для активных действий.

В своем вступлении к сборнику детективов, объединивших романы этого десятилетия, Ф. Д. Джеймс признается, что Корделия вдохновляет ее своей юношеской свежестью и заставляет писательницу с удвоенной энергией взяться за поиск новых способов борьбы с жанровыми шаблонами. Корделия в романе поневоле сталкивается с различными эксцентричными персонажами, которые заставляют ее обнаружить собственную честность, храбрость, жесткость, высокий интеллект, открытость и сексуальность. Джеймс также признается, что Адам Дэлглиш представляет собой ту воображаемую видимость ее характера как опытного администратора, которая остается внешней и далекой, когда Корделия воплощает более личные черты, идеализированный портрет самой писательницы. Ведь ошибки, которые допускает Корделия, основаны на ее неопытности, и никогда не случаются из-за недостатков в ее характере.

Роман кажется фантастической пародией на театральное общество или мир искусства в целом, постоянно колеблясь между готическим преувеличением и сатирической комедией нравов. Подобно первому роману о Корделии повествование начинается с серии остроумно описанных, веселых сцен свидетельствующих о комическом таланте английской писательницы. Также в этом романе у нее появляются довольно закрученные по уровню интертекстуальные отсылки. Например, Джеймс использует цитаты из одного литературного текста, чтобы на самом деле отослать читателя к другому литературному сочинению.

Рассказ о театральном сообществе, напоминает один из первых романов об Адаме Дэлглише — Неестественные причины. В романе Череп под кожей Джеймс словно пытается повторить опыт ее ранней игры-разоблачения с культурным объектом, но уже не по отношению к литературе, а применительно к театральному сообществу. Она высмеивает театральные работы и авторов, заработавших имя благодаря своим родственным связям, остающихся профанами искусства. Правда собственный статус, благодаря иной повествовательной функции, указывает как вымышленный, отделяя себя от высмеиваемой массы, она заставляет читателей отнестись к своей критике серьезно.

Корделия Грей как и в предыдущем романе выясняет кто убийца, но этот результат остается неудовлетворительным, поскольку основная цель правосудия не выполнена.

Добавить комментарий