vldmrvch.ru

Синдикат дурмана

Сложность экономической ситуации в Кении во многом связана с тем, что большинство думают исключительно о собственных корыстных интересах, а не о процветании государства. Так, великой фикцией оказываются солидные валютные поступления от туристского бума. Владельцы кенийских фирм предпочитают получать твердую валюту не в Найроби, а в европейских столицах и сразу вкладывать ее в респектабельные международные банки.

Нельзя не заметить, что подавляющее большинство белых туристов, приезжающих наслаждаться красотами Кении, в то время как ее население бедствует, вызывают и у Канджи, и у автора стойкую антипатию. Но это вовсе не отголоски так называемого черного расизма. Дучи далек от того, чтобы противопоставлять своих героев, исходя из цвета кожи. Так, умница гид Джо, сумевший благодаря способностям и упорству получить работу, на которую африканцев брали неохотно, готовится… стать браконьером. И он уже поражен вирусом частнособственнического синдрома: главное — заработать, а там хоть трава не расти.

Резко контрастен этому образу европеец Брайан Хеллер, долгие годы проживший в Африке и ставший истинным патриотом континента. Хеллер часовой саванны, защищающий животный мир Кении от хищнического истребления.

Молодое поколение африканских писателей более объективно подходит к роли европейцев в жизни независимых стран. Наряду с образами эксплуататоров и неоколонизаторов во многих произведениях появляются образы европейцев, нашедших свою вторую родину на африканской земле. Именно таков отставной полицейский Камерон в романе Синдикат дурмана. Настоящей дружбе белого и африканца, плечом к плечу борющихся с международной организацией браконьеров, посвящен роман Меджи Мванги Часовые саванны.

Фрэнк Саизи строит свою книгу Синдикат дурмана по законам криминального романа. Главный герой Поль Кибвалеи — старший инспектор управления уголовной полиции — получает новое ответственное задание. Ему поручается обнаружить и разгромить международный синдикат по производству и распространению наркотиков, действующий на территории Кении. Хотя Кибвалеи прекрасно понимает грозящую ему опасность, уговаривать его не приходится. Быть может, именно он — наиболее сознательный герой, видящий в своей, далеко не романтической работе смысл и пользу для государства. Саизи верно подчеркивает повседневную утомительную рутину уголовной полиции: квартирные кражи, угоны, ограбления, снятия отпечатков пальцев, допросы, постоянные конфликты с судьями и работниками прокуратуры.

Группа, возглавляемая Кибвалеи, сравнительно легко вступает в контакт с мелкими торговцами наркотиками, причем заметим, что никого не удивляет и не смущает тот факт, что будущие оптовые покупатели бханга служат в полиции. Очевидно, такая коррумпированность стражей закона и порядка дело привычное. Так в роман входит тема социальной критики, которая в Синдикате дурмана звучит, быть может, с особой силой. Кибвалеи приходит в ужас, побывав на молодежной вечеринке, где совсем юные мальчишки и девчонки курят бханг. Он задумывается о будущем, которое ждет нашу молодежь. Надо сказать, ни герой, ни автор особого оптимизма не испытывают — много, очень много ребят собираются в компании, балансирующие на грани закона: …среди них немало недоучек, вылетевших из школы. Работы у таких нет, денег на развлечения тоже. Бханг помогает им забыться, убить время.

Проблема молодежи остро стоит в независимых африканских государствах, особенно в тех, что выбрали капиталистический путь развития. Массовая безработица способствует превращению сотен и тысяч молодых людей в люмпенов, живущих случайными заработками и подачками. Обнажается глубокая враждебность капитализма общественной и духовной реализации личности.

Широко известны внушительные цифры, характеризующие количество безработных и бездомных в развитых капиталистических странах Запада. Много больше их в молодых африканских государствах.

Своего рода кульминацией социальной линии романа становится эпизод в доме местного богача Кирату. Образ этого циничного и безнравственного дельца наиболее отталкивающий в романе. Такие, как Кирату, действительные хозяева сегодняшней Кении, безжалостно эксплуатируют свой народ, грабят и разоряют страну. Кирату и ему подобные травят дурманом молодежь, лишь бы получить прибыль и купаться в роскоши.

Традиционный для детективного или криминального романа конфликт полицейский против преступника — переходит у Саизи в более общий и важный бедные против богатых. До посещения дома Кирату Кибвалеи и не подозревал, что есть африканцы, купающиеся в такой роскоши. И охватившие инспектора чувства точнее всего можно назвать классовой ненавистью. Кирату привык к тому, что за деньги в Кении можно купить все — поддержку чиновников, расположение полиции. Но честного патриота Кибвалеи не страшат угрозы миллионера: Вы так богаты, прямо-таки сорите деньгами. Вы привыкли всеми помыкать и командовать… Но я не робкого десятка, мистер Денежный Мешок! Я всегда был беден, и мне нечего терять… Я продолжу расследование, несмотря на все ваши угрозы. И вам, мистер Кирату, несдобровать…

Кирату правильно видит в личности Кибвалеи силу, способную сокрушить не только подпольный синдикат, но и всю систему подкупа и коррупции, пустившей в стране глубокие корни. Отсюда и его звериная злоба и садистское желание унизить, растоптать, уничтожить столь непохожего на него согражданина и противника… Но, к сожалению, таких, как Кибвалеи, в нынешней Кении не так уж много.

Когда Кибвалеи оказывается в лапах преступников, он не надеется на спасение, но все же до последнего противостоит Кирату, сохраняя чувство собственного достоинства. Мы же, читатели, осведомлены лучше — знаем, что помощь к нему уже спешит, — вещь в классическом детективе просто немыслимая.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе