Осужденные на успех

Осужденные на успех

Ганс Гельмут Крист (Hans Hellmut Kirst), популярный западногерманский писатель, автор многочисленных романов, среди которых выделяется трилогия 08/15 (1963). Именно это произведение создало Кирсту писательское имя, ибо в нем наиболее ярко определены творческое и писательское кредо писателя, не его примере видна эволюция умонастроений, привязанностей и антипатий художника под воздействием послевоенной западногерманской действительности. 08/15 — в особенности первая книга этого романа (08/15 в казарме: авантюристический бунт ефрейтора Аша) — бесспорно, сильное антимилитаристское произведение. С убийственным сарказмом живописует автор быт гитлеровской казармы, где все построено на бездумном, тупом подчинении младших старшим и на издевательстве, глумлении над человеческим достоинством, обильно сдобренным нацистским краснобайством и демагогией. Разоблачение гитлеровской военщины стало одной из главных тем творчества Кирста.

Но вот перед нами новый роман Криста (Осужденные на успех — Verdammt zum Erfolg, 1971), не похожий на все предыдущие: действие его происходит в наши дни в Мюнхене, в преддверии Олимпийских игр 1972 года. Можно сказать, не опасаясь впасть в преувеличение, что в данном случае свет увидела незаурядная книга, написанная на злободневную тему, — место творческой личности в мире бизнеса и чистогана. Гарольд Фейн — способный архитектор, но слабовольный человек, несколько не от мира сего, — служит не крупной строительно-подрядной фирме, принадлежащей его тестю. Семья его: жена — весьма расчетливая великосветская особа, осуждающая непрактичность своего супруга; сын — студент, участвующий в неких р-р-еволюционных движениях, и дочь — единственно преданное и любящее своего несовременного отца существо (если не считать Антона — собаки архитектора).

Фейн тяготится своим существованием, окружением, но по инертности не находит в себе сил порвать со всем этим и начать новую жизнь. Единственный его искренний друг работает в магистрате Мюнхена, где руководит строительным планированием. Однажды он в приватной беседе с Фейном сообщает о некоторых планах отцов города в отношении строительства олимпийских сооружений. Гарольд Фейн, совершенно не подозревая о возможных последствиях, рассказывает Платтнеру (своему тестю) о проектах магистрата, и тот быстро скупает наиболее выгодные участки земли, предвидя многомиллионные прибыли от олимпийского гешефта. Назревает грандиозный скандал.

И тут в действие вступает детективный элемент. Жертвой неизвестного убийцы становится весьма популярная в городе дама полусвета, возле дома которой нередко по вечерам сидел в своей машине Гарольд Фейн, не спешивший после службы к опостылевшим ему родственникам. Фейн попадает в число подозреваемых и даже становится одним из основным из них, а ведущий следствие чиновник криминальной полиции хватается за эту версию, как за наиболее правдоподобную, да к тому же распаляется при этому своей неприязнью к толстосумам, к числу которых он относит и Фейна.

События развиваются в ускоряющемся темпе. Жена Фейна, порывает с ним, а ее отец выгоняет его из своей фирмы. С тенденциозных позиций проводящееся расследование все больше затягивает героя книги в юридическую паутину и грозит ему судебной расправой. Фейн остается без средств к существованию. Его одолевают ставленники Платтнера, полагающие, что архитектор похитил из сейфа фирмы важные для нее документы. На него совершается нападение, а на его квартиру — налет. В отчаянии от сознания своей неспособности спасти отца бросается в омут дочь Фейна — Хельга.

Кажется, все возможные напасти обрушились на бедолагу. На его защиту встают лишь уходящий на пенсию комиссар криминальной полиции  Келлер, адвокат Мессер и невольно-преданный Фейном руководитель строительно-планировочного ведомства Абендрот. В ходе следствия устанавливается невиновность Фейна; рассказывать подробно сюжетную линию детектива, видимо, не имеет смысла. Да и не в этом основное достоинство книги. Оно – в беспощадном разоблачении нравов и порядков в буржуазном обществе. Значит, все это подонки? — спрашивает один криминалист другого, рассматривая список причастных к делу об убийстве на улице Фауштрассе. — Все они продукт этого разложившегося общества, — отвечает другой. — Вместо заработка у них страсть к наживе. Честный, самоотверженный человек становится комической фигурой. Этот мир — клоака! А почти отчаявшийся в своих попытках восстановить справедливость адвокат Мессер в разговоре с Келлером восклицает: Что же, выходит, вокруг меня сплошные сумасшедшие? — Видимо, так, — отвечает ему Келлер. — Так полагают многие, кто в этом прогнившем мире считают себя более или менее нормальными людьми… Мы живем в такое время, когда каждый постоянно обманывает каждого, и не в последнюю очередь самого себя, чтобы делать деньги! Ныне — час гиен — час тех, кто проклят на успех.

Морально раздавленный (хотя и юридически оправданный), Гарольд Фейн уезжает на отдых. Справедливость, так сказать, восстановлена. Но ничего не изменилось в этом обществе, где на честного человека смотрят как на шута. К таким выводам приходит читатель, перевернув последнюю страницу романа Ганса Гельмута Кирста.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий