vldmrvch.ru

Этика и психология Агаты Кристи

Агата Кристи не претендовала на славу выдающегося мастера психологической прозы. Но созданные ею образы соотечественников — священников, докторов, адвокатов, провинциальных кумушек, небогатых землевладельцев и рантье, девиц с большими амбициями, но со скромными средствами и особенно отставных военных с колониальным прошлым — можно сказать, совершенны до хрестоматийности. Они именно таковы, какими мы их себе представляем. Не должно удивлять большое количество отставных военных в ее книгах: эту среду она знала превосходно в силу причин чисто личного свойства, в колониальных войсках служил братец, Монти Миллер, военным был и первый муж писательницы, Арчибальд Кристи.

Социальный критицизм Агаты Кристи не ограничивался высмеиванием нелепых и комичных черт многих персонажей. Она последовательно обличала провербиальные пороки капиталистического общества, с которым боролась и, так сказать, большая литература. Скупость, корыстолюбие, алчность, стремление завладеть богатством любой ценой — все эти качества, типичные для общества, где о человеке судят исходя из размеров его состояния, находят в книгах писательницы решительное и однозначное суждение.

Быть может, даже помимо своей воли писательница порой развеивает мифы о доброй старой Англии, культивируемые и принятые на веру самими англичанами. Кто не слышал о том, что дом англичанина — его крепость? Или о том, что частая жизнь англичанина — дело святое и в нее никому не позволено вмешиваться?

Но разве не типична английская деревушка Кингз-Эббот, увлечения и развлечения жителей которой можно охарактеризовать одним словом — сплетни? (Убийство Роджера Экройда). Все о всех знают и жители аналогичной деревушки Ситтафорд, а если чего-то вдруг не знают, то немедленно стараются выяснить…

Уже в Убийстве Роджера Экройда нравоописательное начало столь же сильно, как и детективное. Все беды происходят из-за денег или их отсутствия, — афористически формулирует немногословный майор Блент. И, как всегда у Кристи, не только по логике сюжетной головоломки, но и по логике характеров подозрение падает на многих персонажей. Решивший идти методом исключения, Пуаро отмечает, кто обогатился бы со смертью Экройда: Миссис Экройд, мисс Флора, мистер Реймонд, экономка — словом, все, кроме майора Блента. Читатель вместе с Пуаро перебирает подбрасываемые автором ключи, и только один — упоминание о диктофоне — оказывается способным открыть истину. Пуаро, как обычно не сомневается, что обнаружит настоящего убийцу, но дело в том, что немногих персонажей романа от убийства удерживали соображения морали.

Написав Убийство Роджера Экройда, Агата Кристи нарушила одно из правил, до тех пор неукоснительно выполнявшихся авторами канонического детектива, — рассказчик не мог быть преступником. Есть свидетельства, что Агату на такое смелое решение подвигли муж сестры, Джеймс Уоттс, и родственник королевской фамилии лорд Маунтбэттэн. Всяком случае, их советы Кристи исполнила с блеском. Вместе с тем, рисуя портреты своих персонажей, она чаще всего не ищет свежего, неожиданного сравнения или метафоры, а идет проторенным путем. Вот как доктор Шеппард характеризует внешность Экройда: Экройд всегда интересовал меня как законченный с виду экземпляр деревенского сквайра. Он похож на одного из тех румяных, спортивного склада джентльменов, которые непременно появляются на фоне зеленого лужка в первом действии старомодных музыкальных комедий и поют песенку о том, что собираются поехать в Лондон. Теперь на смену музыкальным комедиям пришли ревю. И деревенские сквайры вышли из моды. Впрочем, Экройд, разумеется, вовсе не деревенский сквайр, а весьма преуспевающий фабрикант вагонных колес. Ему пятьдесят лет, он краснолиц и добродушен.

В этом описании содержится указание и на время (ревю сменили музыкальные комедии), и на противоречие добродушной внешности Экройда и его скаредной натуры. Но прежде это оно дает узнаваемый образ-тип. Читатель без всякой подготовки осваивает его и немедленно погружается в основное развитие действия и обозрение нравов.

Столь же непритязательно описание, открывающее Загадку Ситтафорда: Картина, представшая перед ним (майором Барнэби), была типичным английским пейзажем, как его изображают на рождественских открытках или в старомодных мелодрамах. Опять мгновенная узнаваемость, опять своего рода этикетка. Какие цели преследует писательница? Максимально приближает к читателю место действия — ведь если он не видел мелодраму, то наверняка видел открытку… Очевидно и любопытно, что ее писательская манера, сложившаяся в 20—30-е годы, не претерпела, по существу, никаких принципиальных изменений.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе