Иен Флеминг

Иен Флеминг — английский писатель, автор серии шпионских романов о Джеймсе Бонде, ставших новым словом в истории популярной литературы

Биография

Флеминг Иен Ланкастер (Fleming Ian Lancaster), родился 28 мая 1908 года в Кентербери (графство Кент). Вырос в состоятельной семье. Отец погиб в 1917 в сражении на Сомме. Учился в Итонском колледже, в Королевской военной академии в Сандхерсте. Начинал с журналистики: в 30-е годы в качестве специального корреспондента агентства Рейтер и газеты Санди таймс работал в ряде стран, в том числе в СССР. В годы Второй мировой войны служил в разведке Королевских ВМС. Много путешествовал, в том числе с Жаком Кусто на судне Калипсо, подолгу жил на Ямайке, где у него был свой дом. Здесь Флеминг написал все свои книги по его словам, за шесть недель каждую.

Иен Флеминг получил широкую известность как создатель образа агента 007, Джеймса Бонда, героя его 11 романов. Сюжетная схема и характер центрального персонажа определились уже в первом и лучшем из них — Казино «Рояль» (Cazino Royal, 1953; русский перевод в 1992). Это типичный триллер с чередой побед и поражений, когда временная передышка лишь предвещает еще более драматичный поворот событий. Кульминация наступает в момент смертельной для героя опасности. Попав в плен к врагу, за которым сам охотился, он узнает о чудовищном заговоре. Теперь только от Бонда зависит судьба его страны и даже всего человечества, и он сам, проявляя чудеса изобретательности и храбрости, находит выход, казалось бы, из безвыходного положения. Динамичный темп повествования, безличный, сухой язык, не мешающий следить за развитием интриги, — главные правила, установленные автором, которых он неукоснительно придерживался и в последующих романах среди них (Мунрейкер — Moonraker, 1955; русский перевод в 1993; Бриллианты вечны — Diamonds Are Forever, 1956; русский перевод в 1992; Из России с любовью — From Russia with Love, 1957; русский перевод в 1992; Голдфингер — Goldfinger, 1959; русский перевод в 1992).

Фантастические сюжеты романов Иена Флеминга — идет ли речь о кладе знаменитого пирата Моргана (Живи, а умирают пусть другие — Live and Let Die, 1954; русский перевод в 1992), или о подземной лаборатории для изменения курса запускаемых ракет (Доктор Но — Doctor No, 1958; экранизирован в 1962 — первый фильм, снятый по роману Флеминга; русский перевод в 1992) — обрастают множеством достоверных деталей. Их действие переносится из Европы или Америки в Африку, Турцию, Японию, на Ямайку и Багамские острова — места, как правило хорошо знакомые писателю, что позволяет ему реалистично обрисовать обстановку, в которой происходят невероятные события.

Та же двойственность присутствует в типаже героя — супермена и обыкновенного человека, профессионала, зарабатывающего на жизнь постоянным риском. В характере Джеймса Бонда соседствуют разные качества, но, как бы уравновешивая друг друга, они не составляют органического целого. Патриотизм Бонда корректируется его происхождением шотландец по отцу, швейцарец по матери, как и сам Флеминг. Непобедимость соседствует с личной уязвимостью, что лишает романы традиционного хеппи энда: женщина, на которой он хочет жениться, оказывается русским агентом (Казино «Рояль», Из России с любовью); красавицу, на которой он только что женился, убивают (На секретной службе Ее Величества — On Her Majesty Secret Service, 1963; русский перевод в 1993). Его поведение не лишено благородства: секретный агент с лицензией на убийство, он, однако, избегает хладнокровного выстрела в спину и так далее.

Политическая проблематика, в отличие от романов Джона ле Карре и Лена Дейтона, у Флеминга весьма условна. Бонд борется с терроризмом, угрожающим миру: сначала это советская военная контрразведка, известная под аббревиатурой СМЕРШ; позже, когда отношения с Советским Союзом стали менее враждебными, он изобрел международную террористическую организацию СПЕКТР, противостоящую НАТО. То, что Иен Флеминг выдает за информацию о работе секретного агента, такой знаток в этой области, как Фредерик Форсайт, называет джеймс-бондовской фантазией. Не скрывает этого и сам автор, когда с самоиронией говорит по поводу книг некоего коллеги Бонда, взявшегося рассказать о его приключениях: Если бы качество этих романов и степень достоверности были на высоком уровне, их автора привлекли бы за нарушение закона о неразглашении государственной тайны.

Бонда называют самым знаменитым английским шпионом, как Холмса — самым знаменитым английским сыщиком; он стал архетипической фигурой и зажил собственной жизнью. Подобно Артуру Конан Дойлу, Иен Флеминг не смог обмануть ожидания читателей и после известий о смерти Бонда возродил его в последнем романе Человек с золотым пистолетом (The Man with the Golden Gun, 1965; русский перевод в 1993).

С появлением психологического шпионского романа примитивность произведений Иена Флеминга стала очевидной. В критике отмечалось, что его знание не только советской, но и американской жизни устарело; его примитивная сюжетная схема повторяется из книги в книгу: ни один секретный агент не мог бы вести себя столь некомпетентно, как Бонд, попадающий по собственной глупости в приготовленные для него ловушки. Но появилось и филологическое объяснение бондовского феномена. Произведения Флеминга приравнивались к мифопоэтическим структурам, к жанру ромэнс (этого не отрицал и сам писатель: мои сюжеты фантастичны), а Бонд — к культурному герою, вступившему в единоборство с силами зла (Г. Грелла). Причину успеха саги о Бонде увидели в ее повествовательной технике, исключающей психологическую мотивировку. Характеры и ситуации в ней переведены на уровень объективной структурной стратегии, привлекающей не информацией, а избыточностью повторений Умберто Эко.

Сам Иен Флеминг объяснял свой успех проще: он сделал своим героем человека действия, чуждого рефлексии, в то время как английскую литературу 50-х годов определял отнюдь не героический тип, сотканный из противоречий сердитых молодых людей. В противоположность писателям этого поколения, по словам Флеминга стыдящимся изобретать героев, которые белы, злодеев, которые черны, а героинь слегка розового оттенка, он выбрал именно эти краски как наиболее подходящие для популярной литературы.

Сага о Джеймсе Бонде не закончилась со смертью ее сочинителя. Ее продолжили другие авторы, среди которых был восхищавшийся Бондом зачинатель движения сердитых Кингсли Эмис, написавший под псевдонимом Р. Маркема роман Полковник Солнце 1968, в котором воспроизведение стиля Флеминга довел до пародии на него.

С 70-х годах индустрия Джеймса Бонда переместилась в кинематограф, который, регулярно выпуская к Рождеству новый фильм об агенте 007, все дальше отходил от романов Флеминга. В начале 90-х годов все романы Флеминга были переведены на русский язык.

А. Саруханян

Из статей

Из какого же страшного гнезда разврата вышел создатель, агента 007, антихристианского героя нашего времени? По законам парадокса Йен Флеминг происходил из рода суровых шотландских пуритан-кальвинистов, отличавшихся необыкновенной строгостью нравов и религиозной нетерпимостью. Идеалом пуританизма была деловая, скромная, строго размеренная жизнь в постоянном труде. Резко отрицательно относились пуритане к любого рода увеселениям, включая карточные игры. Само собой, не приветствовалось курение и потребление алкоголя. Своим образом жизни шотландские пуритане напоминали русских староверов, считавших жизненным долгом человека честный труд во славу Господа.

Упорным трудом дед будущего писателя, по происхождению человек вовсе не богатый, добился многого и стал известным в Сити банкиром. Йен Ланкастер Флеминг родился в 1908 году, а его отец, депутат парламента от Консервативной партии, погиб в 1917 году на фронте.

Мать, знаменитая светская львица, считавшаяся в свое время одной из самых богатых и красивых невест Англии, пережила мужа почти на пятьдесят лет и умерла всего на несколько недель раньше своего сына Йена в 1964 году. Среди многочисленных поклонников очаровательной вдовы и матери четырех сыновей был знаменитый художник Огастус Джон, написавший восемь ее портретов, с которыми она никогда не расставалась. В доме регулярно устраивались многочисленные приемы с цыганскими оркестрами, гадалками и ясновидящими, но сыновья старались на них не бывать.

Как и было положено мальчику из богатой и приличной семьи, Йена отдали в Итон. Особых академических талантов он там не проявил и находился в тени очевидно более способного старшего брата Питера, ставшего известным путешественником и писателем. Но зато Йен был первым в большинстве спортивных соревнований и два года подряд носил титул лучшего спортсмена.

Поскольку особых склонностей к занятиям наукой Йен в школе не проявил, матушка решила отправить его в знаменитый военный колледж Санд-Xepcт. Но и там дело не особенно заладилось. По свидетельству современников, подросток Иен тяготился суровой военной дисциплиной и выдающегося служебного рвения не проявлял.

По окончании военного колледжа между сыном и озабоченной его судьбой матерью состоялся прелестный диалог, который сам Флеминг вспоминал с удовольствием: Мне придется возиться с грузовиками и танками, и я буду всего-навсего перемазанным машинным маслом механиком. Перемазанным маслом механиком? — с ужасом переспросила матушка. Да-да, перемазанным маслом механиком! — печально повторил сын. В таком случае тебе лучше пойти работать в Министерство иностранных дел. Там наверняка будет не так грязно.

Любопытно, что Флеминг сначала посылает Бонда учиться в Итон, но вскоре переводит его в Феттис, старинную мужскую школу в Эдинбурге, славившуюся своим суровым кальвинистским духом и спартанскими условиями.

Судьбе было угодно, чтобы в 1981 году автор этих строк провел в Феттисе полдня, расспрашивая учеников об их житье-бытье и отвечая на многочисленные вопросы о Советском Союзе. Помню, меня тогда поразили убогие, откровенно казарменные условия, в которых жили и учились ребята. Сами они шутили: Чем дороже школа, тем хуже условия, добавляя, что, насколько им известно, в английских тюрьмах кормят получше.

Такова старая британская традиция — мальчишек из хороших семей с ранних лет приучали не бояться лишений и преодолевать трудности. Именно так воспитывалось не одно поколение строителей и защитников империи: не научишься подчиняться — не сумеешь командовать. Так что не зря, видно, Бонд пробыл в этом почтенном заведении. Все усвоил, кроме пуританской морали. И с этой точки зрения великий грешник — курит, пьет, в казино играет. О женщинах уже и не говорим…

Кстати, и сам Флеминг был заядлым курильщиком — его норма доходила до шестидесяти сигарет в день, не чурался он и выпивки. Не прочь был посетить и казино. Но вот про романы его до женитьбы история умалчивает — в этом он явно был настоящим джентльменом.

Готовясь к дипломатической карьере, Флеминг отправился в Женеву и Мюнхен учить иностранные языки. Он освоил немецкий, французский и русский. Но конкурсный экзамен в английский МИД не выдержал. На выручку опять пришла матушка, которая представила невезучего сынишку главе агентства Рейтер сэру Родрику Джонсу, Йен с удовольствием погрузился в переменчивый мир журналистики. Путешествовал по Европе, много писал. Он без особого труда освоил репортерский стиль — сочинял быстро, ясно, избегая стилистических изысков.

В 1933 году его, прилично владеющего русским языком, направляют в московское бюро агентства. И там вскоре его ждала сенсация: показательный процесс шести британских инженеров, обвиненных в шпионаже и саботаже. Англичан признали виновными и осудили, но через несколько недель благополучно выслали на родину. Флеминг, присутствовавший на всех заседаниях суда, постоянно информировал английскую публику о ходе процесса и, естественно, сделал себе имя. Как туманно пишут его английские биографы, молодого бойкого журналиста взяли на заметку в ведомствах, занимавшихся иностранными делами.

Словом, журналистская карьера складывалась на редкость удачно. Однако он уходит из агентства и становится брокером в Сити. Поступок труднообъяснимый, особенно если учесть мнение его близкого друга детства Ивара Брюса о том, что как раз к бизнесу у Йена никогда никаких склонностей не было.

Еще более странным выглядит возвращение на журналистскую стезю весной 1939 года. Крупнейшая и самая знаменитая английская газета Таймс попросила его в качестве корреспондента сопровождать в Москву английскую торговую делегацию.

Нет никаких свидетельств тому, что Флеминг выполнял некое разведывательное задание, но его биографы сходятся на том, что Флемингу было поручено выяснить настроение советских людей по поводу грядущего конфликта с Гитлером. Хотя у Флеминга в Москве было много знакомых, все же за несколько дней что-либо серьезно выяснить было вряд ли возможно.

Так или иначе, в том же 1939 году Флеминг был приглашен на работу в военно-морскую разведку, хотя и продолжал оставаться брокером в Сити. Ему было присвоено звание лейтенанта. В 1941 году он становится личным помощником адмирала Джона Годфри, руководителя военно-морской разведки.

Все писавшие о Йене Флеминге сходятся на том, что именно адмирал Джон Годфри, под началом которого служил будущий писатель и стал прототипом М. Вообще о прототипах персонажей романов о Бонде существует немало историй.

Летом 2000 года в возрасте 92 лет скончалась Вера Аткинс, бывшая прототипом секретарши М. мисс Манипенни. Эта почтенная дама в годы Второй мировой войны подобрала и подготовила без малого 500 агентов, которые были заброшены на территорию оккупированной нацистами Франции. Домоправительница Бонда, колоритная шотландка по имени Май Максвелл, и в реальной жизни была домоправительницей у его друга детства Ивара Бруса, который отмечал, что Май проявляла всегда особую заботу о Флеминге, поскольку он был шотландцем.

A вот по поводу прототипа самого Джеймса Бонда мнения знатоков расходятся. Так, авторитетный специалист по истории британской секретной службы Кристофер Эндрю считает, что прототипом знаменитого 007 был некий Марвин Миншелл, сослуживец и приятель Флеминга, который сам хвастался тем, что интенсивно пользовался своей лицензией на убийство, путешествуя на Восточном экспрессе, а по ходу разведывательной деятельности сталкивался с огромным количеством женщин, которые считали своим долгом добиться его расположения.

В то же время автор монографии о Флеминге Ричард Гант называет коммандера Уильяма Дандердейла, персонажа в военно-морской разведке легендарного, который действовал на Балканах и на Черном море в годы нашей Октябрьской революции. Дандердейл был человек светский, признанный эксперт по огнестрельному оружию и превосходный спортсмен. Регулярно посещая свой клуб, он периодически куда-то на месяцы исчезал, и никто не задавал никаких вопросов.

Во время войны Флеминг неоднократно сталкивался с членами подразделения британских коммандос, особых диверсионных групп морских пехотинцев. Ясно, что какие-нибудь черты этих крутых парней могли быть позаимствованы для образа будущего героя.

Так или иначе, материал сам шел в руки. Все писавшие о Флеминге сходятся на том, что большинство его персонажей имели реальных прототипов в жизни. Тому есть забавный пример – ставшее всемирно знаменитым имя своего героя Флеминг не придумал, а прочел на обложке книги, посвященной птицам. Надо сказать, что птицами будущий писатель действительно, всю жизнь интересовался. И невинной жертвой этого интереса стал скромный профессор-орнитолог из Филадельфии, которого звали Джеймс Бонд и которого после успеха истории о похождениях агента 007 стали донимать телефонными звонками и расспросами о СМЕРШе.

Словом, фантазии Флемингу хватало исключительно на злодеев. Нельзя не признать — получались они у него неплохо, к примеру, мистер Биг из романа Живи — пусть умирают другие сам по себе в высшей степени колоритен и зловещ. Только вот к чему его делать еще и агентом пресловутого СМЕРШа? Немногим по выразительности уступают ему доктор Hoy и Голдфингер. Но и эти безжалостные монстры теснейшим образом сотрудничают с русскими. Идеологическая задача писателя прозрачна — читатель всегда должен помнить, кто главный противник…

Хотя все военные годы Флеминг провел в военно-морской разведке и вышел в отставку только в 1946 году, непосредственно участия в военных действиях он не принимал. О нем в шутку говорили, что он — один из самых лучших сухопутных моряков Великобритании. Он был военный чиновник, работавший преимущественно с бумагами, и, как свидетельствовали его коллеги, очень даже усердный и умелый, а вот его будущий герой как раз терпеть не мог бумажную бюрократию, которая навевала на него тоску.

Во время войны произошло событие, сыгравшее серьезную роль в дальнейшей жизни будущего писателя Йена Флеминга: в 1942 году он попал на Ямайку, где встречался с коллегами из США, и влюбился в этот остров. Бесконечные пляжи с белым песком, тропическая природа, удивительной красоты подводный мир многочисленных лагун пленили его навсегда.

Ямайка. Флеминг

Уйдя из армии, он немедленно полетел туда, чтобы выбрать место для дома. Именно в этом ямайском доме шесть лет спустя и родится Джеймс Бонд. Поэтому нет ничего удивительного в том, что действие многих романов происходит именно на Ямайке. Флеминг серьезно увлекся подводной охотой — плоды этого увлечения видны во многих его романах.

Мирная жизнь сулила удачу — лорд Кемсли, владелец влиятельной Санди Таймс, предложил ему должность одного из руководителей международного отдела. Флеминг поставил жесткое условие — два зимних месяца в году он будет проводить на любимой Ямайке. Условие было принято, и он вновь с удовольствием погрузился в журналистику. Быть может, он так никогда бы и не сподобился попробовать себя в жанре триллера, если бы не собрался жениться.

Во всяком случае, он сам регулярно утверждал, что единственной причиной, приведшей его к сочинению романов о Бонде, был ужас перед надвигающейся женитьбой. Он жаждал отвлечься от мыслей о предстоящем мероприятии. На первый взгляд это может показаться странным, но, если задуматься, причины беспокойства у Флеминга имелись. Ему было уже за сорок, и он считался убежденным холостяком. Менять налаженный образ жизни было не так просто. Тем более избранницей его стала дама далеко не ординарная. Энн Ротермир была не только светской красавицей и умницей, славившейся в лондонском высшем обществе острым языком, но в момент их знакомства являлась женой газетного магната виконта Ротермира, владельца популярных газет Дейли Мейл и Ивнинг Ньюс.

Любой знакомый с азами психоанализа доктора Фрейда увидит в выборе Флеминга одну из разновидностей Эдипова комплекса — тип жены полностью совпадал с типом матери. Энн Ротермир-Флеминг была хозяйкой одного из самых элитарных и блестящих лондонских салонов, где собирались политические и литературные знаменитости. Частым гостем этого салона был известный сатирик Ивлин Во — Энн была кузиной его жены Лауры. В обществе гостей своей очаровательной супруги Флеминг всегда чувствовал себя не в своей тарелке и старался этих званых вечеров избегать, точно так же, как они с братьями чурались многочисленных сборищ, устраиваемых матушкой. Очевидны фрейдистские мотивы в отношениях Бонда и М. Как известно, Бонд остался сиротой в раннем детстве, и М., скорее всего, играет в его жизни роль, сходную с ролью отца. Бонд иногда своим боссом не доволен, нередко про себя посмеивается над ним, но в глубине души полон к нему уважения и всегда признает его авторитет.

Все биографы писателя отмечают, что брак Йена и Энн был очень счастливым, несмотря на то, что она терпеть не могла творчество своего супруга и отзывалась о его книгах исключительно как о жутких триллерах Йена. Думаю, в конце концов она смирилась — эти жуткие книжки приносили стабильный и солидный доход.

Огромный успех бондиады объясняется прежде всего удачными экранизациями. Продюсеры Гарри Зальцман и Альберт Брокколи опытными глазами разглядели потенциальные возможности агента 007. Любопытно, что на роль Бонда пробовались такие знаменитости, как Ричард Бартон, Питер Финч, Джеймс Мейсон. Но получил роль никому неизвестный Шон Коннери. Это было, как говорится, судьбоносное решение: ведь именно Коннери предложил внести в сценарий элементы юмора — всерьез эти сказки для взрослых смотрелись бы много хуже.

Причудливой судьбе было угодно еще раз столкнуть меня буквально лицом к лицу с мифом о Бонде. В конце 80-х годов я снимался в англо-американском фильме Русский дом, по роману Джона Ле Карре, где моим партнером был как раз Шон Коннери, игравший роль английского издателя. По сценарию мне пришлось с ним троекратно по-русски целоваться. В жизни знаменитый актер оказался милым и доброжелательным человеком.

После выхода в 1953 году романа Казино Руайаль жизнь Флеминга становится размеренной. Работа в газете, два зимних месяца на Ямайке, где он пишет очередные похождения Бонда, путешествия по разным странам, любимый гольф.

По свидетельству его близкого друга Ивара Брюca, Флеминг не слишком серьезно относился к созданному им персонажу и был потрясен выпавшим на его долю успехом.

Флеминг прекрасно понимал, что его произведения — для чтения в поезде, в самолете, на пляже. Он вполне самокритично признавался, что образ Бонда — это ночная фантазия автора, его горячечные мечты о том, каким бы он, автор, мог бы быть. Это продукт ума подростка, которым, так уж вышло, я обладаю.

Конечно, здорово, что писатель и в зрелые годы сохранил юношеское восприятие жизни, но, к счастью, не все юноши такие жестокие и кровожадные.

Можно, естественно, принять точку зрения, основывающуюся на теории сублимации. Иными словами, поклонники Флеминга, читая его произведения, реализуют свои фантазии, как на бумаге их реализовал сам автор. Но не думаю, что такой подход может полностью объяснить возникший вокруг Бонда миф.

Более близким к истине представляется мне иное объяснение. Романы о Бонде просты до откровенной примитивности. Ни о какой психологии там и речи быть не может. Такое четкое деление персонажей на положительных и злодеев не часто встречалось и в советской литературе сталинских лет.

Лично для меня секрет феноменального успеха бондиады кроется в удивительно низком уровне массового сознания в так называемых цивилизованных странах Запада. Я сам неоднократно встречал американцев и англичан, которые искренне верили в то, что им внушалось десятилетиями,— русские только и думают о том, чтобы на них напасть и все у них отнять. Быть может, в чуть более изысканной форме книги Флеминга эту мысль и внушали. Ну а внушаемость массовой аудитории на Западе — особая тема, досконально изученная многообразными специалистами по рекламе и политтехнологами.

Флеминг, прямо скажем, писатель не самый выдающийся. Но знать его надо, хотя бы потому, что он — безусловно классик жанра политического триллера.

В настоящий том наряду с наиболее известными произведениями Флеминга Живи — пусть умирают другие, Доктор Ноу и Операция Шаровая молния включена и сравнительно малоизвестная вещь Шпион, который любил меня, написанная от лица героини. Эта книга по многим параметрам выбивается из общего потока бондиады и свидетельствует о том, что Флеминг обладал существенно большим писательским потенциалом, нежели он использовал.

Правда, злобные критики утверждали, что написать эту вещь Флемингу помогла жена. Не нам об этом судить, но, может быть, проживи Флеминг подольше, а скончался он в августе 1964 года от сердечного приступа, создал бы он что-нибудь совсем в ином стиле.

Сегодня агент 007 Джеймс Бонд — достояние ушедшей эпохи печально знаменитой холодной войны. Он ее рыцарь и ее герой. Законное место его — в истории середины XX века.

Но не дай Бог, раскрутится новый виток холодной войны. Свободную Россию на Западе считают голодной, бандитской и агрессивной страной сотни тысяч потенциальных поклонников Бонда XXI века. Его возможным создателям есть у кого учиться…

История, к несчастью, имеет свойство повторяться…

Г. Анджапаридзе

О творчестве

Скромный по тем временам тираж (4500 экземпляров) первого романа Яна Флеминга Казино Рояль, вышел в апреле 1953 года и разошелся с невероятной скоростью, всего за месяц.

Благодаря чему романы писателя получили такую широкую известность и пользовались такой популярностью? По нашему мнению, ключевую роль, помимо множества других факторов, играло умение Флеминга смешивать факты и вымысел. В произведениях писателя воображаемый мир был естественным продолжением реальных исторических событий, которые были на слуху. Фантазии и события были настолько слиты воедино, что этому не мешал даже невысокий литературный и стилистический уровень романов.

Флеминг например упоминает о Британский центр безопасности (British Security Coordination), который находился этажом ниже японского консульства в Нью-Йорке, расположенном на 36 этаже Рокфеллер-центра на Пятой авеню. Британский центр находился здесь фактически во времена Второй мировой войны. Информация о нем была долгое время засекречена, первым об этом центре упомянул именно Флеминг. Публикации мемуаров некоторых высокопоставленных руководителей, в том числе канадских, только в 60-е годы позволили снять вопросы о воображаемой организации, которая долгое время оставалась под грифом Секретно.

Другие события и операции, о которых пишет Флеминг, также подтверждение о  реальной исторической основе, спустя многие годы после их проведения. Так попытки пресечь контрабанду на Бермудских островах и в целом в районе Карибского бассейна, были не секретом для Флеминга. И хотя писатель лично не принимал в них участия, информацию об этих операциях он получил от своего старого друга Ивара Брайса (Ivar Bryce).

Например, когда критики и исследователи пишут о неточностях в описании роли руководителя Секретной службы, объединяющей Адмиралтейство, военное и министерство авиации. Но эта неточность была допущена Флемингом, прекрасно понимающим, что разделение военных ведомств, бюрократическая волокита и пререкательство между ними лишь ослабляют оборону Англии. Флеминг описывает идеальное состояние, к которому руководство армии пришло  спустя годы.

В романе Казино Рояль читатели впервые познакомились с будущей мировой знаменитостью, что редко происходит с агентами-нелегалами — Джеймсом Бондом. В романе описан уже состоявшийся английский агент, получивший статус двойного ноля  благодаря многочисленным заданиям по устранению врагов или предателей, из которых писатель упоминает два: убийство японского эксперта по шифрованию в Нью-Йорке и норвежского двойного агента в Стокгольме.

Флеминг не вдается в подробности боевых операция агента 007, упоминая о них вскользь. Но даже упомянутые факты свидетельствуют о хорошем владении засекреченной информацией, позволявшей писать Флемингу свои романы не из головы, а на основе реальных событий.

В первой главе романа Казино Рояль Флеминг описывает штаб-квартиру британской секретной службы рядом с Риджентс-парк, а попутно описывает систему расположения кабинетов отдельных агентов. Это описание почти буквально списано с настоящего офиса, секретной службы, где был расположен отдел советских аналитиков, специалистов занимавшихся расшифровкой сообщений, перехваченных и собранных во время хорошо известной истории с пробитым подземным кабелем в Берлине. Кабель был взорван в апреле 1956 года.

Описание М. также обладает многими правдоподобными чертами, о чем свидетельствуют друзья Флеминга, профессиональные разведчики, но здесь и по сей день много тайн остается засекреченными.

А вот система элементарной конспирации, которую Бонд использует в своем номере, удивительно наивна. Приклеивание волоса и тальк на ручке платяного шкафа если и использовались агентами, больше напоминали примитивные приемы из романов Джона Бакена или Эрика Эмблера, которыми зачитывался Флеминг. Не менее наивными является меры по защите от электронной прослушки, когда Бонд просто включает звук на полную громкость.

Инцидент, когда Бонда почти устраняет, наемник у которого бомба взорвалась раньше намеченного срока, основан на реальном инциденте, упомянутом самим Флемингом. Покушение на жизнь немецкого посла в Турции Франца фон Папена (Franz von Papen) состоялось в феврале 1942 года, а советский диверсант сам подорвался раньше нужного срока. Упоминание этого факта ясно указывает на тот факт, что Флеминг сознательно строит свои романы на смешении фактов и вымысла, воображаемы и реальных событий.

В романе Казино Рояль Флеминг вводит своего героя, скрывая его биографию и прошлые операции под завесой секретности, которую он приоткрыл в позднейших романах. Здесь, секретный агент под собственным именем прибывает на континент, сфабрикована лишь его биография, Бонд выдает себя за богача с Ямайки. Биография и многие детали в романе скрыты, как и личность таинственного руководителя Секретной службы названного только одной буквой, что напоминает нам истории Сомерсета Моэма, где руководитель британского агента Эшендена, обозначен также одной буквой R.

Сюжет частично основан на реальной истории, когда Флеминг по заданию британской разведки отправился в Португалию, где за карточным столом сразился с местными гангстерами, после чего получил по голове, правда не так сильно как агент 007, которого в романе пытают.

Эмоционально финальный поворот сюжета, когда Веспер Линд в которую влюбляется Бонд, раскрывается перед ним как двойной агент советской разведки. Признание Веспер в ее посмертной записке, нарушает до этого момента стройную логику сюжета. Ведь в этом случае Бонд был скомпрометирован с самого начала, его номер прослушивался, а его помощник работал на русских. Непонятно в таком случае, зачем Смершевцам надо было похищать английского агента. Словом попытка выстроить стройную схему и понять логику сторон не выдерживает критики.

Но для начала 50-х годов невероятным событием кажется иное. Попытка Флеминга описать действия советской разведки. То, что сегодня стало неизменным шаблоном большинства шпионских романов в 50-е годы было настоящей революцией жанре, Флеминг стал первым автором, описывающим действия советских шпионов, хотя и у него роль СМЕРШа в первых романах остается малоубедительной и нечленораздельной.

Веспер Линд и атмосфера предательства

Тогда как биография Бонда остается под секретом, историю советского агента Веспер Линд можно проследить по множеству деталей и замечаний, упомянутых Флемингом. Веспер была личным помощником, руководителя С. Советская разведка завербовала Веспер спустя год после войны. На крючок советским спецслужбам она попалась благодаря влюбленности в пилота Польских ВВС. Напомню, что Польша тогда входила в блок стран Варшавского договора и находилась под контролем советской разведки. Она была арестована и подвергалась пыткам, у нее требовали рассекретить данные о ее миссии в Польше.

О задании Бонда во Франции советской разведке было известно еще за несколько дней до его прибытия на континент. Бонд по ходу романа регулярно задается вопросом о том, как Советам удалось так быстро взломать шифр и предугадывать все его шаги, но найти «крота» ему без подсказки не удается. Британская разведка также не может оценить размеры ущерба и каналы утечки, до момента, когда Бонд узнает обо всем из признательного письма Веспер.

На роман сильный отпечаток наложили громкие разоблачения в британской разведке. В мае 1951 года стало известно о работе на советскую разведку Гая Берджесса и Дональда Маклина, одновременно с этим подозрения пали на Кима Филби, который был уволен из Секретной службы в ноябре этого же года.

Но к моменту написания романа Флемингу был малоизвестно о деятельности Кембриджской пятерки. Зато расследования, больше похожие на чистики, и секретные комиссии опутывали деятельность британской разведслужбы и наводили на определенные мысли. Подлинная информация о свершившемся была известна только горстке посвященных. А из романов Ле Карре мы можем узнать о настроениях, царивших среди этой элиты, увлеченной внутренней борьбой и стремлением использовать промашку коллеги, чтобы продвинуться по службе.

Единственный доступный для Яна Флеминга случай реального разоблачения, произошел в сентябре 1943 года, когда был изобличен Рэй Милн (Ray Milne), член Коммунистической партии и секретарь Секретной службы. История его разоблачения засекречена до сегодняшнего времени, но несомненно к моменту написания романа Флеминг, как сотрудник разведки знал об этом случае и мог догадываться о размерах ущерба и объемах переданной Советскому Союзу информации.

Разоблачение Маклина и Берджесса повергли Британскую разведку в настоящий хаос. Неразбериха и недоверие со стороны правительства и разведслужб из других стран, продолжались несколько лет, до февраля 1956 году, когда оба разведчика дали интервью зарубежным СМИ в Москве. По признанию старших сотрудников английской разведки Филби и Берджесс были душой членов секретного клуба, а поэтому их таинственное исчезновение и последующая таинственность породила массу слухов и домыслов. Еще большую таинственность порождала ситуация вокруг Кима Филби, чьем имя долгое время не упоминалось даже публично.

Следует упомянуть, что накануне написания романа за шпионаж на Советский Союз был арестован немецкий физик, Клаус Фукс (Klaus Fuchs), которого обвинили в продаже ядерных секретов. Суд над ним получил значительную огласку в прессе, а разведслужбы Британии и ФРГ довольно быстро смогли оценить объем переданной информации.

Из рукописей

В конце января 1952 года Ян Флеминг как обычно отправился на Ямайку. Он не раз посещал этот остров и полюбил его всей душой. Здесь он отдыхал душой и телом, а возвращался всегда посвежевший и полный сил.

Но в этом году во время посещения Ямайки произошли два события, навсегда изменившие его жизнь. Ян Флеминг написал свой первый роман и женился на Энн Ротермер.

Год назад Энн и Эсмонд Ротермер пришли к согласию относительно развода. Поскольку процедура расторжения брака, проходившая согласно английскому законодательству в бесконечных судебных прениях, растянулась почти на год, документальное подтверждение они получили фактически уже после своего отъезда на Ямайку. К этому времени Энн была уже беременна.

У Яна была репутация покорителя женских сердец, но на сей раз, он решил поступить «правильно». Нет, нельзя сказать, что он был безумно влюблен или даже увлечен. Он относился к своему решению с иронией и твердой уверенностью. А потому в ответ на поздравления своего будущего шурина, он напишет: «Мы, совершенно не готовы…. Таким образом, это отчасти фарс, отчасти ярость и слезы. Но я думаю, что мы сможем пережить все это, потому что в нас нет яда, и мы оптимисты. Я же никогда не смогу причинить ей никакого вреда».

Трудно поверить, что это пишет человек, которому уже исполнилось 44 года, которые он жил в одиночестве.

Энн, интуитивно догадывалась о переживаниях Яна, она также догадывалась о том, какое будущее их ждет. В свою очередь в ответ брату она пишет: «С вторжением говорящего попугая, саксофона в его холостяцкое жилище … ближайшее будущее выглядит совершенно хаотичным».

7 февраля наконец пришло уведомление о том, что процедура развода завершена. Ян и Энн облегченно выдохнули и договорились провести свадьбу в конце марта.

В дневнике Энн, сразу после этого стоит следующая запись: «Сегодня утром Ян принялся набирать свою книгу. Это очень хорошо. Он говорит, что не может спокойно лежать, пока я кривляюсь, пытаясь нарисовать рыбу».

БОНД, ДЖЕЙМС БОНД

Первый тираж дебютного романа Яна Флеминга вышел 13 апреля 1953 года, скромным по тем временам тиражом чуть меньше 5 тысяч экземпляров (в Википедии приводят цифру 4,728). И разошелся почти за две недели, второй тираж — 8 тысяч экземпляров, допечатали не задумываясь. Менеджеры издательства подсуетились и подписали с автором контракт на следующие три романа, а через год сообщили, что продажи за первый год составили 41 тысячу экземпляров. С этого успеха начиналось шествие Джеймса Бонда, агента 007 по миру.

Сегодня публикуют немало исследований о причинах небывалого успеха одной из самых известных книжных серий и киношных франшиз. Пишут и о британском характере, о красивых героинях, о преклонении перед изысканными вещами и эстетике оружия.

Мне хочется обратить внимание на другое. На взаимосвязь героя и автора, Бонда и Флеминга. Проследить точки соприкосновения и несовпадения. Как мне кажется архетипичные черты агента 007, очень точно уловленные Флемингом, были свойственны этому стареющему журналисту, который взялся писать роман, желая отвлечься от мыслей о предстоящей женитьбе.

Каждое утро после утреннего купания, помогавшего смыть остатки ночного похмелья, в своем поместье «Золотой глаз» на Ямайке Ян Флеминг выстукивал по 2 тысячи слов на портативной пишущей машинке. Машинка была столь мала, что печатал он только шестью пальцами. Да и в жизни английский аристократ обнаружил, что ничего не осталось от былых притязаний, но при этом его тяготило ощущение неудовлетворенности от жизни. Если бы кому-нибудь из его лучших друзей в то время сказали, что Флеминг напишет бестселлер, в ответ можно было бы услышать только смешки. И в самом деле, как можно написать лучший шпионский роман XX века в перерыве между рассветом и первым коктейлем?

Но Флеминг стучал по клавишам с упорством и в невероятной спешке. Спустя месяц, он напечатал последнюю фразу, «Передайте срочно по всем каналам. 3030 была двойным агентом, работала на Совдеп. Да, черт побери, я сказал «была». Эта сука уже мертва».

ЛИЦЕНЗИЯ НА УБИЙСТВО

В своем романе «Казино Рояль» Ян Флеминг представляет русских шпионов исключительно в образе одного из сотрудников СМЕРШа, оставившего ножом метку на руке Джеймса Бонда.

До этого мало кто из рядовых читателей знал об этой организации. Но роман Флеминга стал лучшим рекламным проспектом для этой грозной организации. Как и в любой рекламе английского писателя, характерно преувеличение, но при этом она не лишена реалистического базиса.

Флеминг преувеличивает размах деятельности СМЕРШа, когда приписывает этой организации ликвидацию Льва Троцкого. В августе 1940 года такой организации еще не существовало. СМЕРШ был создан в апреле 1943 и расформирован в марте 1946. Но на момент создания романа не существовало практически никаких исследований о советской разведке. Первым опусом на эту тему является книга Дэвида Даллина, опубликована в Нью-Йорке в 1955. Поэтому все сведения, которые излагает Флеминг, были либо придуманы писателем, либо получены из секретной документации.

Например, Флеминг упоминает о пяти отделах. Названия и функции не совсем точно отражают реальное положение дел, но очень точно напоминают структуру СМЕРШа.

В дальнейшем Флеминг несколько раз признает свою ошибку, но затем вновь будет настаивать на том факте, что СМЕРШ существует.

Интересно, что Флеминг приводит подробный список британских агентов, которые были ликвидированы СМЕРШем. Примечательно, что подобных агентов по бумагам не существовало, но все имена имеют реальных прототипов из числа разведчиков или географических названий связанных со шпионской деятельностью.

Описание агентов Москвы имеющих “лицензию на убийство” по версии Флеминга неожиданно получили дополнительную рекламу в виде признания Николая Хохлова, откровенно поведавшего о том, что должен был убрать одного из лидеров НТС Георгия Околовича с помощью пистолета замаскированного под пачку сигарет и начиненного пулями с цианидом.

Очевидно, Флеминг знал больше, чем говорил. С советской контрразведкой ему пришлось познакомиться еще в 1933 году, когда он прибыл в Москву как корреспондент “Таймс” и даже попытался взять интервью у самого Иосифа Сталина.

СТИЛЬ И ДЕНЬГИ

С раннего детства Ян Флеминг подобно многим английским аристократам имел доступ к самым дорогим вещам и эксклюзивным предложениям. Он ездил кататься на лыжах в Альпы, обедал в Скотте, был членом самых престижных клубов и играл в гольф с самыми известными людьми своего времени. Но большую часть его жизни у него не было денег, ну разве на карманные расходы.

Этот «финансовый голод» хорошо ощущается в его романах. Флеминг может бесконечно описывать золото, бриллианты. Все это хорошо ощущают читатели, особенно те, кто мучим схожим чувством. Но при этом все его злодеи сказочно богаты. А Бонд вынужден констатировать, что «слишком много денег — самое худшее проклятие, которое вы можете навлечь на чью-то голову».

Его лучший друг Ивар Брайс никогда не задумывался о деньгах. Он родился в семье, которая сделала свои невероятные доходы в Перу. Ивар можно сказать женился на деньгах. Его женой стала Джо Хартфорд, наследница американского миллионера, чье состояние по тем временам оценивалось в 350 миллионов. У семьи Брайсов были собственные дома в Манхэттена, Вермонте, Лондоне и на Багамских островах, где был огромная территория с личным пляжем. Ивар обожал лошадей, путешествия — словом вел жизнь захватывающей экстравагантности. Но всю жизнь старался подражать своему другу Яну.

Недаром, ведь Флеминг слыл в кругу друзей иконой стиля. Он носил те же костюмы, что и Уинстон Черчилль. Его старый галстук из Итона, невообразимого цвета в силу давности, неизменно производил фурор. Его сигары с тремя кольцами на фильтре, безуспешно пытались раздобыть большинство лондонских сибаритов.

Любовь к изысканной и стильной жизни, которой наделен Джеймс Бонд, Флеминг, возможно, подсмотрел у другого английского писателя — Сомерсета Моэма. Они встретились в 1953, когда Моэм был уже стариком, но продолжал жизнь в роскошной вилле на Лазурном берегу, в окружении редких произведений искусства и огромной библиотеки. Прототипами Джеймса Бонда были не только мужественные разведчики и шпионы.

КАК ПОПАСТЬ В БОНДИАНУ

В мае 1956 года Ян Флеминг получил необычное письмо. Читатель жаловался, что у Джеймса Бонда очень «ущербное представление об огнестрельном оружии».

Автором письма был Джеффри Бутройд, коллекционер огнестрельного оружия из Глазго. У Джеффри была огромная частная коллекция и энциклопедические познания в этой области. Позднее, уже при личной встрече Бутройд довольно резко отчитал Флеминга. Сохранилась лишь фраза, касающаяся пистолета Беретта, использованного агентом 007 в романе «Казино Рояль» — «это дамский пистолетик, а совсем не очаровательная дама».

Флеминг в отличие от своего брата Питера не очень жаловал оружие. Ему казалось, что подробные описания пистолетов будут скучны и лишь утомляют читателей. А потому он сперва, чуть было не выбросил письмо, но раздумав, ответил вежливо, как и полагалось истинному англичанину. «Мне очень хочется, чтобы мой герой прожил как можно дольше, а потому буду рад любым техническим советам в этой области».

Бутройд убеждал писателя, что Бонду будет гораздо удобнее в дальнейшем управляться с помощью короткого Смит-энд-Вессона 38 калибра. Он даже одолжил свой экземпляр Флемингу, в результате чего пистолет попал на обложку романа «Из России с любовью». Настоящий спор вышел у них об использовании глушителей. Коллекционер решительно настаивал на отказе от этого аксессуара и утверждал, что все это беллетристика. Но Флеминг уверял, что в своих шпионских похождениях использовал только пистолет с глушителем.

Благодаря энтузиазму Бутройда, не только Бонд, но и его противники пользуются новейшими системами вооружения, иногда на шаг опережающим реально существующие аналоги. В обмен Флеминг дал обещание, что «оружие Бутройда будет прославлено на века». А потому в романах М. дает самую лестную характеристику единственному сотруднику разведки: «Вы должны знать 007, что майор Бутройд — величайший специалист по стрелковому оружию в мире».

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ

Мюриэль Райт было 26 лет, когда она встретила Яна Флеминга. Она была отличной наездницей, лыжницей и одним из лучших игроков в поло. Ее отец был воспитанником старой школы, учился в Итоне и был депутатом парламента. Зато Мюриэль была вызывающе нетрадиционна. За копну белокурых волос ее прозвали «Сладкоголовой», она была вызывающе красивой.

И хотя денег ей хватало на любые мыслимые развлечения, Мюриэль зарабатывала огромные гонорары, рекламируя вызывающие купальники в Монте-Карло. Она также разработала собственную марку спортивной одежды, которая также была очень популярна, особенно среди молодежи. Красотка любила лошадей, собак, вечеринки, веселье, но больше всего она любила Яна Флеминга, а он называл ее просто «Мю».

Красавица была без ума от Яна, потакала любым его слабостям и готова на любые безумства. Яну нравилось дразнить своих родных и друзей, представляя им гламурную красавицу как будущую жену. Несмотря на преданность в глазах Мю, Флеминг без конца изменял ей. Знакомые говорят, что эта блондинка не отличалась интеллектом. Но мы уже уяснили, что будущий писатель никогда не считал мозги привлекательным качеством для женщины.

Родные Мюриэль были крайне раздражены подобным развитием отношений. А между тем Мюриэль на протяжении девяти лет послушно, как собачонка, бегала за Флемингом. Девушка даже устроилась простым диспетчером в парк мотоциклов, при Адмиралтействе, чтобы быть поближе к Яну.

14 марта 1944 года Мю вернулась в свою квартиру, после того как отвезла Флемингу его сигареты и легла спать. Кусок штукатурки, во время бомбежки, пролетев через открытое окно, попал точно в висок.

Яна, как самого близкого человека, вызвали для опознания тела. Он был вызывающе спокоен и лишь теребил на маленький браслетик, подаренный ему когда-то Мю. Друзья заметили его траур, и один из них заметил, «нужно убить себя, чтобы он вас заметил».

Нет никаких свидетельств, но интуиция подсказывает, что последнюю фразу для своего романа “Казино Рояль” Флеминг придумал именно в эти дни.

ДЕВУШКИ БОНДА

За долгие годы шумных успехов Бондианы на экране мы привыкли, что «девушки Бонда» неотъемлемая часть имиджа агента 007. Исследователи отмечают, что именно сексуальная составляющая отличает истории Джеймса Бонда от литературных героев, занимавших внимание читателей до него. Но какую роль играл слабый пол в жизни самого Яна Флеминга?

Прежде чем ответить на этот вопрос, укажем на разницу между книжным наследием и киношным. Генри Канцлер подсчитал, что во всех книгах о Джеймсе Бонде упоминается только о четырех женщинах, с которыми спит британский агент, тогда как первые двадцать фильмов рассказывают о 58 завоеваниях Бонда.

Читатели романов Флеминга с удивлением отмечают эту разницу. Например, такой известный писатель как Энтони Берджесс не сдержался и отметил, что «в фильмах, девушки Бонда не более чем анимированные фигуры, тогда как в книгах они не только заставляю поверить, но  и привлекают внимание, словно какая-то гуманистическая ошибка». Впрочем, Флеминг заложил принцип сексуальной свободы, а семейство Брокколи лишь подхватило этот принцип и масштабировало в разы.

Как отмечают биографы, создатель Бонда был легким человеком в отношениях, с нелегким характером. За ним прочно закрепился миф о собирателе «сексуальных скальпов». Но в жизни все было как обычно более запутанно.

Обаяние, остроумие, аристократичная внешность, таинственный слух о рекордном числе сексуальных побед и легкий налет меланхолии, все это словно светящаяся лампа в ночи манило к Флемингу ночных бабочек. Хорошо известно о его многочисленных любовных связях, причем с женами близких друзей. По признанию этих самых друзей, «он смотрел на женщин как школьник. Она были для него далекими и таинственными существами». Все известные романы Флеминга были с женщинами, которые были старше его и эмоционально более устойчивыми.

Одна из его «жертв», писательница Розамонд Леманн остроумно подметила, «проблема Яна заключается в том, что он уходит от женщины, когда понимает, что не может с ней справится».

ЗАГАДКА ФЛЕМИНГА

Я дочитал «Казино Рояль», хотя медленное чтение, по одной главе в день, не могу назвать идеальным вариантом. Все время хотелось быстрее закончить. Постоянно приходилось читать другие книги, статьи и фрагменты. Словом ужас.

Поэтому к финалу я подрастерял свои впечатления, остались лишь вопросы.

Я уже задавался вопросом о том, почему Флеминг вдруг взялся за написание романа.

Почему в очередной приезд на Ямайку он садится и упорно изо дня в день печатает роман? Роман, который перевернет его жизнь.

Прямых ответов в самом романе нет. Хотя я думаю, что ошибаюсь, косвенные ответы есть, читать надо внимательнее.

Может быть, причина в желании завершить недоделанные дела перед свадьбой и грядущей семейной жизнью? Может Флеминг боялся стать мужем и отцом? А потому пытался свое литературное дитя, воображаемую книгу, закончить до того как на его плечи ляжет груз ответственности за семью? Этой версии придерживается большинство биографов, пишущих про Флеминга.

Еще одна версия. Накануне написания «Казино Рояль» британская разведка получила неопровержимые доказательства о том, что Дональд Маклин и Гай Берджесс работают на СССР. Самый известный представитель «Кембриджской пятерки», Ким Филби будет еще 12 лет хоть и под подозрением, но работать на разведку.

Этот провал британской разведки окончательно подтвердил, крушение Британской империи завершилось, англичанам осталось лишь тешить себя иллюзиями о тайном всемогуществе, пусть даже в лице агента 007.

Хочу предложить еще одну версию. В романе «Шаровая молния» Джеймса Бонда отправляют в санаторий подлечиться, с ужасным диагнозом – алкоголизм, привязанность к табаку, повышенное артериальное давление, постоянные головные боли. Все это автобиографические данные из жизни самого писателя. Ян Флеминг понимал, что умирает. Он как истинный джентльмен не мог отказать даме и женился на ней, но сам к этому времени был одной ногой в могиле. Времени оставалось слишком мало, приходилось спешить.

Ян Флеминг скончался 12 августа 1964 года, оставив незаконченным 12 роман о Джеймсе Бонде – «Человек с золотым пистолетом».

Избранная библиография

Серия о Джеймсе Бонде

Казино «Рояль» (Casino Royale, 1953), также издавался как (You Asked for It); Казино «Руаяль»; Королевское казино
Живи и дай умереть (Live and Let Die, 1954), также издавался как Живи — пусть умирают другие
Мунрейкер (Moonraker, 1955), также издавался как (Too Hot to Handle); Проект «Мунрэкер»
Бриллианты навсегда (Diamonds Are Forever, 1956), также издавался как Бриллианты вечны
Из России с любовью (From Russia, with Love, 1957)
Доктор Но (Doctor No, 1958), также издавался как Д-р Ноу; Доктор Ноу; Доктор «No»; Джеймс Бонд — агент № 007
Голдфингер (Goldfinger, 1959), также издавался как Золотой палец
Только для твоих глаз (For Your Eyes Only: Five Secret Occasions in the Life of James Bond, 1960), также издавался как Только для личного ознакомления; Только для ваших глаз

  • Вид на убийство (From a View to a Kill), также издавался как С прицелом на убийство; Убийство с заранее обдуманным намерением
  • Только для твоих глаз (For Your Eyes Only), также издавался как Разглашению не подлежит; Только для вашего сведения; Только для личного ознакомления; Только для ваших глаз
  • Квант утешения (Quantum Of Solace), также издавался как Квант спокойствия; Вотум доверия
  • Риск (Risico), также издавался как Гиск; «Рисик»; «Risico»
  • Раритет Гильдебранда (The Hildebrand Rarity), также издавался как «Уникум Хильдебранда»; «Гильдебранская редкая»; Гильдебранская редкая; Антикварная вещь Гильдебранда

Шаровая молния (Thunderball, 1961), также издавался как Операция «Гром»; Операция «Удар грома»; Операция «Шаровая молния»
Шпион, который меня любил (The Spy Who Loved Me, 1962)
На секретной службе Её Величества (On Her Majesty’s Secret Service, 1963), также издавался как На тайной службе её величества
Живешь только дважды (You Only Live Twice, 1964), также издавался как Живешь лишь дважды; Вы живёте только дважды
Человек с золотым пистолетом (The Man with the Golden Gun, 1965)
Осьминожка (Octopussy, and The Living Daylights, 1966)

  • Осьминожка (Octopussy)
  • Погасший свет (The Living Daylights), также издавался как До потемнения в глазах; Через снайперский прицел; Свет жизни,
  • Искры из глаз; Грязная работа
  • Собственность леди (The Property of a Lady), также издавался как Собственность дамы; Достояние леди; Цена изумрудного шара

Романы

The Diamond Smugglers, 1957

Сценарии

Thunderball, 1965 (совместно с другими)

Детские произведения

Chitty-Chitty-Bang-Bang, 1964-1965

Документальные произведения

Thrilling Cities, 1963
Ian Fleming Introduces Jamaica, 1965

Литература для дальнейшего исследования

Amis К. The James Bond Dossier. L.,1965
Pearson J. The Life of Ian Fleming. L., 1966
Eco U. The Narrative Structure in Flaming // Popular Culture. L.,1982.

Добавьте комментарий