Форсайт Фредерик

Форсайт Фредерик

Форсайт Фредерик (Forsyth Frederick), родился 25 августа 1938 года в Эшфорде (графство Кент). После окончания школы в Кенте служил в Королевских ВВС (1956-1958). Работал журналистом-репортером сначала в ежедневной газете Норфолка, затем в международном агентстве новостей Рейтер в Париже и Восточном Берлине. Год провел в Нигерии, освещая гражданскую войну в качестве радио- и тележурналиста Би-би-си. Собранный материал стал основой его первой книги История Биафры (The Biafra Story, 1969; русский перевод в 1997), в которой он выражал сочувствие борьбе африканцев за независимость.

Frederick-Forsyth

Журналистский опыт дал материал и определил стиль романов Фредерика Форсайта: их четкую, политически нейтральную информацию с эффектом присутствия. Форсайт пишет о том, что знает лично или специально изучал, включая технические подробности в этом отношении его сравнивают с профессионализмом американского писателя Артура Хейли. Видимости документального повествования он достигает сочетанием исторического факта с вымыслом, оставляя читателю, по его собственным словам, догадываться, что происходило в действительности, а что нет. Для создания иллюзии достоверности Форсайт, как и Лен Дейтон, вводит необязательные для рассказываемой истории примечания, отмечает фактические неточности в газетах и литературных произведениях, касающиеся работы разведывательных служб. Многие страницы его романов кажутся руководством по политическому убийству или военному перевороту, инструкциями для изготовления оружия или сборки атомной бомбы.

День Шакала

Лучшим остается первый роман Фредерика Форсайта День Шакала (The Day of the Jackal, 1971; премия Эдгара По; экранизирован в 1973; русский перевод в 1990) о покушении на французского президента в Париже он освещал кампанию ОАС против де Голля. Напряженное развитие действия сочетается в нем с подробным описанием технической стороны дела, что подчеркивается названиями частей романа: Технология заговора, Технология облавы, Технология убийства. Наемный убийца, по кличке Шакал, и идущий по его следу французский полицейский изображены как достойные друг друга профессионалы, выполняющие свою работу: одному нужно убить президента, другому — предотвратить убийство; один рискует жизнью, другой — карьерой. В романе отсутствует психологический анализ личности как убийцы, так и его преследователя. Но большая часть происходящего увидена глазами Шакала, что вынуждает читателя идентифицировать себя с ним, затрудняя тем самым его моральное осуждение. Регистрируются лишь его действия, история же Шакала, работа его сознания остаются за рамками повествования. Глаза без выражения, неизменные темные очки, не позволяющие проникнуть в его мысли, – повторяющаяся в романе деталь. Шакал убит, но как бы не побежден: его личность не установлена, хотя службы Франции и Великобритании сумели проследить все его действия и передвижения искали неизвестного убийцу, которого так и не нашли.

Художественные искания Фредерика Форсайта

Органичности протокольного стиля повествования в первом романе, где Шакал так и остается анонимным персонажем, Фредерику Форсайту больше не удалось достичь. В Досье «Одесса» (The Odessa File, 1972; экранизирован в 1974; русский перевод в 1992) он воспользовался распространенным приемом журналистского расследования по розыску нацистского преступника. Опыт журналистской работы в Африке сказался и в романе Псы войны (The Dogs of War, 1974; русский перевод в 1992), где изображены наемники-идеалисты, которые хотя и успешно совершают государственный переворот в одной из африканских стран, но, как выясняется в конце романа, не в пользу своих заказчиков.

С конца 1970-х годов писатель переносит действие романов (Дьявольская альтернатива — The Devil’s Alternative, 1979; русский перевод в 1993; Четвертый протокол — The Fourth Protocol, 1984; русский перевод в 1993; Посредник — The Negotiator, 1989; русский перевод в 1993) в недалекое будущее на три года относительно времени их написания, тем самым предлагая кратковременный политический прогноз. Ситуацию конфронтации России и Запада и ее преодоление он выстраивает по общей схеме в соотнесении с тем, что уже происходило в действительности во время Карибского кризиса. По обе стороны железного занавеса, как это изображается в романах Форсайта, есть свои ястребы, военные промышленники и фантазеры-политики, готовые начать войну. В роли спасителей мира выступают сотрудники секретных служб не без тайной помощи глав государств, которые делают все, чтобы избежать конфликта, вплоть до утечки информации.

Роман Обманщик (The Deceiver, 1991; русский перевод в 1996), написанный после 40 лет холодной войны, посвящен памяти тех, кто провел жизнь на ее фронтах. Это единственный роман Фредерика Форсайта, в котором внешнее действие сопровождается внутренними переживаниями секретного агента, охваченного чувством одиночества в связи с закрытием его отдела по дезинформации. О проведенных им операциях ходят легенды. Но он был нужен, пока шла тайная война, оружием в которой служила деморализация в лагере противника. Роман прочитывается как ностальгическое прощание со шпионским романом, основанным на политической конфронтации между Востоком и Западом. Но, как подчеркивает писатель в романе Кулак Бога (The Fist of God, 1994), работа шпиона по сбору секретной информации в тылу противника сохраняет свое первостепенное значение в борьбе с международным терроризмом, поскольку никакая военная техника, никакие биллионы долларов не заменят человеческого фактора.

Шпионская история развивается на фоне Войны в Заливе и подготовки Бури в пустыне. В качестве заглавия романа взято кодовое название оружия массового уничтожения, якобы глубоко под землей запрятанного иракскими властями, и название операции по его уничтожению. На борьбу с агрессией Ирака, на уничтожение его тайного арсенала брошена вся военная мощь США и Великобритании. Но только информация, добытая агентом в тылу противника, обеспечила ее успех. Роман завершается необычным для Форсайта Последним замечанием. Автор призывает страны мира, располагающие самым совершенным оружием, не продавать его агрессивным режимам ради сиюминутной выгоды: борьба с последствиями обходится во много раз дороже. И помнить, что самые высокотехнические средства шпионажа не заменят старейшего инструмента для сбора информации — человеческого глаза.

Фредерик Форсайт еще раз вернулся к русской теме в романе Икона (Icon, 1996), представив подготовку выборов нового президента в условиях инфляции 1999. Он изображает ситуацию возможной победы кандидата, который обещает возврат к традиционным ценностям, на деле же готовится к установлению террора. Английские спецслужбы тактично помогают предупредить готовящийся переворот, так чтобы это не выглядело вмешательством извне. Этот восьмой, написанный по старой схеме и наиболее фрагментарный, роман Форсайта, как он объявил, будет его последней шпионской историей, после которой он, возможно, обратится к жанру биографии.

Однако в поисках темы Фредерик Форсайт написал Призрака Манхэттена (The Phantom of Manhattan, 1999) в популярном в 90-е годах жанре романа-продолжения. Отталкиваясь от Призрака в здании оперного театра 1911 французского писателя Гастона Леруа, возрожденного в многочисленных экранизациях и мюзикле А. Л. Уэббера, Форсайт придал достоверность дальнейшей истории красавицы и чудовища, написав ее в форме свидетельских признаний, воспоминаний, газетных заметок и так далее. Интерес представляет предисловие к роману, в котором писатель критически разбирает произведение Леруа и формулирует золотое правило соотнесения правды и вымысла: Сначала исторический факт, а затем факт, который нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Если повезет, читатель поверит тому и другому.

Соч.: В русском переводе: Сочинения: В 4 т. М., 1993.

Лит.: Jones D. Professionalism and Popular Fiction: The Novels of Arthur Hailey and Frederick Forsyth // Spy Thrillers: From Buchan to le Carre. L, 1990.

А. Саруханян

Добавить комментарий