Английский писатель и критик Генри Китинг известен благодаря своей серии об индийском полисмене Генеше Готе, а еще больше своими проницательными исследованиями о детективном жанре.

Биография

Генри Реймонд Фитцвальтер Китинг (Henry Reymond Fitzwalter «Harry» Keating) родился 31 октября 1926 в Сент-Леонарде (Сассекс). Его отец Джон Харви Китинг был простым учителем. Генри окончил школу Тэйлора в Лондоне и Тринити колледж (Trinity College) в Дублине, Ирландия. Поскольку школьное образование закончилось в 1944 году, молодого человека незамедлительно призвали в армию, откуда он вернулся в 1948 году в чине ефрейтора.

В 1952 году Китинг женился на актрисе Шейле Мэри Митчел, которая родила ему трех сыновей — Саймона, Пирса и Хьюго и одну дочь — Бриону.

Первым местом работы будущего писателя стала газета Уилтшир. В 1956 году перебрался в Лондон, устроившись журналистом в газету Дэйли Телеграф, а в 1958 году ему предложили место в Таймс, где он работал на протяжении 15 лет рецензентом детективной и криминальной литературы. В 1970-71 годах был избран председателем ассоциации криминальных писателей. Уже в XXI веке был избран членом Королевского литературного общества.

Генри Китинг рассказывал, что увлечение детективной литературой привила ему мать, которая читала ему лучшие работы, когда ему было одиннадцать-двенадцать лет.

К написанию детективов Китинг обратился в результате настойчивых уговоров жены. Уже первые романы печатает одно из самых известных английских издательств — Голланц, специализировавшееся на издании высокохудожественных произведений. Но пятый роман он отдает для публикации в Клуб преступности Коллинза, с которым писатель продолжал сотрудничество на протяжении последующих 25 лет. Наибольшей популярностью пользовались романы из объемной серии об инспекторе бомбейской полиции Генеше Готе и значительного числа внесерийных детективов, часть из которых опубликовано под псевдонимом Эвелин Харви (Evelyn Hervey). Первый же роман об инспекторе Готе — Идеальное убийство (The Perfect Murder, 1964) получил широкое признание и две самые престижные премии — Золотой кинжал и премию Эдгар.

С началом XXI века, Китинг начинает новую серию о главном инспекторе Харриет Мартенс (Harriet Martens), романом Жесткий детектив (The Hard Detective), о котором он продолжил ежегодно публиковать романы.

Он автор интересных исследований и биографий: Агата Кристи: Первая леди детективного жанра, Шерлок Холмс: человек и его мир (1979), Великие преступления (1982), Создание детективных произведений (1986) и наиболее известного 100 лучших детективов (1987). Генри Китинг был избран председателем Ассоциации детективных писателей Великобритании, председателем Британского общества писателей, президентом Детективного клуба. Входит в совет Королевского литературного общества. Был награжден премией Джорджа Дава (США), двумя Золотыми кинжалами и Алмазным кинжалом Картье.

Генри Китинг умер 27 марта 2011 года.

О творчестве

Романы Генри Китинга об инспекторе Готе оказали сильное влияние на развитие детектива. Истории Китинга завораживают, чему в немалой мере способствует экзотический фон, действие большинства романов разворачивается в Бомбее и других частях Индии, а писатель живо рассказывает о непривычной повседневной жизни индийцев, социальных проблемах и психологических вопросах, которые регулярно терзают инспектора. Читатель невольно сочувствует главному герою, который пытается применять свои таланты, чтобы справиться с проблемами, которые перед ним регулярно выстраивают его начальники.

Китингу удается показать, как инспектор борется за свою целостность и стремится сохранить собственное достоинство, перед лицом возмутительных требований, выдвигаемых коррумпированными и наглыми начальниками и чиновниками разных мастей. Китингу удается вовлечь читателей, заставить их сопереживать герою, торжествовать после победы или страдать в зависимости от ситуации.

Благодаря своему уникальному таланту критика, Китинг каждый раз удивляет читателей, и каждый раз предлагает своим поклонникам новый, великолепно выстроенный роман.

Но еще больше влияния Китинг оказал на критику детектива. Знатоки и ценители называли его одним из лучших специалистов детектива, а его критические работы и рецензии до сих пор являются примерами хорошего вкуса.

Шерлок Холмс. Человек и его мир

Знаменитый детектив Шерлок Холмс, создание талантливого пера Конан Дойла, до сих пор остается в своем роде непревзойденным образцом, привлекающим внимание и широкой читательской аудитории, и специалистов — от литературоведов до криминалистов, психологов и врачей. Постичь его тайну стремятся и писатели, благодаря чему в конце 70-х годов шерлокиана достигла даже своеобразного апогея, когда Холмс вдруг начал оживать и на страницах романов. Причины и корни явления, заключавшегося в феерическом возрождении Холмса в литературе, намечены в книге Г. P. Ф. Китинга Шерлок Холмс. Человек и его мир (Keating, Н. R. F. Sherlock Holmes. The Man and His World), вышедшей в момент взлета интереса к герою Конан Дойла; о ней нельзя не вспомнить, осмысливая судьбу наследия писателя в наше время. Эти книги — своего рода вехи, определяющие пути своеобразного холмсовского бума.

…Шерлок Холмс. Его имя известно в самых отдаленных уголках земли о его подвигах можно прочесть на Басуто, о них читают по-эскимосски. И все же мы крайне мало знаем о личности величайшего в мире детектива. Так начинает свою книгу Китинг, и с ним трудно не согласиться. Правда многочисленные биографы и исследователи жизни и творчества Конан Дойла поведали о его герое немало: восстановили биографию, изучили наклонности и вкусы, даже указали на профессиональные ошибки. Однако книга Китинга, наверное, одна из немногих о Холмсе, в которой из фактов, дат, цифр, имен и бытовых реалий складывается портрет эпохи, породившей этого героя и отразившейся в нем как зеркале. Холмс был сыном своего времени, а оно может рассказать о человеке больше, чем скудные факты биографии.

Англия прошлого века, его второй половины, Англия королевы Виктории встает со страниц рассказов Конан Дойла. Читатель, увлеченный интригой, может этого не заметить. Но уберите викторианский фон хоть одного рассказа – исчезнет Бейкер-стрит и Черинг-Кросс, исчезнет телеграф, которым так часто пользовался Холмс, исчезнут уличные мальчишки – его личная гвардия, исчезнет Скотланд-Ярд и весь Лондон того времени. Что же останется? Конечно, железная логика мысли детектива, но она была и у его предшественников в литературе, о которых еще пойдет речь. Книга Китинга помогает лучше понять, в чем очарование рассказов Конан Дойла. В них художественно воссоздана живая картина времени, а отнюдь не каталог сенсационных преступлений — некое подобие Иллюстрированных полицейских новостей (газета тех дней, откуда Холмс мог узнавать много интересного для себя). Например, в известном рассказе Этюд в багровых тонах из-за оплошности полицейского убийца ускользает, но Холмс за определенную мзду узнает от констебля данные о внешности преступника. Почему за мзду? Китинг и в такой мелочи видит отражение духа эпохи: полицейский, типичнейшая фигура Лондона, нес свою нелегкую службу за нищенскую плату, вследствие чего мог быть не столь уж добросовестным. Холмс знал и это. Китинг старается доказать, и не без успеха, что Холмс воплощал лучшие черты английского джентльмена своей эпохи (вплоть до бытовых мелочей). Но и зло, признает автор, которому он противостоял, имело своих реальных носителей, порожденных той же эпохой, а не выдуманных Дойлом.

Великий сыщик Дойла боролся со столь же великими злодеями. В образе одного из них — Мориарти, Наполеона преступного мира — Китинг видит знамение времени, того времени, когда на закате XIX века властно заявил о себе XX – проповедью сильной личности, сверхчеловека, культом вождя. Недаром в биографии Мориарти, блестящего ученого, в двадцать один год получившего университетскую кафедру, а затем вставшего на путь преступлений, Китинг усмотрел определенное сходство с биографией Фридриха Ницше, университетского профессора, ставшего пророком человеконенавистнической морали господ. Впрочем, черты сильной личности Китинг справедливо находит и в образе самого Холмса, в его пристрастии ко всему необычному, ко всему, что выходит за пределы привычного и банального течения жизни. Эта мысль автора представляется интересной: возможно, Конан Дойл противопоставил ницшеанскому супермену гения Добра, который лишь в борьбе с равным ему по силам гением Зла способен полностью раскрыть себя (мой ум ржавеет в бездействии, — говаривал Холмс).

Китинг заканчивает свою книгу несколько пессимистически. Со смертью королевы Виктории ушла в прошлое и милая сердцу Холмса Англия, а в новые времена он чувствовал себя не у дел, казался старомодным. В мире, стремительно шедшем к первой мировой войне, утверждался дух насилия, в борьбе с которым Холмс не выиграл, хотя и не склонил головы. Эта итоговая мысль книги дает ключ к пониманию того, почему сегодня, спустя много лет после смерти Дойла, в Англии и Америке появляются романы где вновь фигурирует Шерлок Холмс.

Добавить комментарий