vldmrvch.ru

Марш Найо

Марш (Эдит) Найо (Marsh (Edith) Ngaio), родилась 23 апреля 1895, в Крайстчерч, Новая Зеландия – 18 февраля 1982. Награждена орденом Британской империи (1948). Родилась в семье переселенцев из Великобритании. Имя получила от названия цветущего кустарника на языке маори. Родители Марш были актерами-любителями, и ее детские впечатления связаны с театром. Начала писать еще в школе, после окончания которой училась живописи. Первые рассказы и стихотворения Марш печатались в 1919 году в газете Сан (Крайстчерч). В 1919-1920 в качестве актрисы участвовала в турне Шекспировской труппы, гастролировавшей в Новой Зеландии. С этого времени увлеклась театральной деятельностью, которую не оставляла до конца жизни, сохраняя верность шекспировскому репертуару, что сказалось на ее детективных романах. Известность в Новой Зеландии Марш заслужила главным образом своей многолетней режиссерской работой (с 1941 года) в студенческом театре Кентерберийского университета.

Хотя местом постоянного жительства Найо Марш оставался родительский дом в окрестностях Крайстчерча и впервые в Великобританию она приехала в возрасте 33 лет, именно здесь она написала первый детективный роман, а каждую поездку сюда, всегда долгим морским путем, переживала как возвращение домой. В Лондоне Марш посещала заседания авторов Клуба детективов и в свой последний приезд в 1975 стала его членом (одновременно с Джоном Ле Карре).

Найо Марш разрабатывала классический тип английского детектива, роман-загадку, изобретательностью сюжетов приближаясь к Aгате Кристи. Отличительная черта детективов новозеландской писательницы – их подчеркнутая театральность, что определило не только сюжетные ходы, но и перенос акцента с самого невероятного убийцы на самый невероятный способ убийства, с комедии нравов на драматизм действия. В детективной интриге и характерологии романов Марш проявилась ее изобретательность театрального постановщика, чувствующего драматургическую пружину конфликта. Она любит предпосылать повествованию список действующих лиц, нередко в порядке их появления действие начинать не с убийства (оно может произойти в середине и даже к концу романа), а с его ожидания и представления всех участников разыгрывающейся драмы, что, по ее словам, должно было показать, кто из них способен на преступление, какое и при каких обстоятельствах. Принцип театрального действа определился в первом же романе Найо Марш Человек был мертв (А Маn Lay Dead, 1934: в русский перевод Игра в убийство, 1996), где она воспользовалась типичным для романа-загадки сюжетным ходом: гости, собравшиеся в усадебном доме, развлекаются модной игрой в убийство, под прикрытием которой совершается убийство реальное.

Прославленный сыщик Родерик Аллейн

Сквозной персонаж всех 33 романов Найо Марш, Родерик Аллейн (Roderick Alleyn), — прославленный сыщик из Скотленд-Ярда, весьма напоминающий. Однако, своим аристократизмом и Оксфордским образованием лорда Уимзи, героя Дороти Сейерс, — ведет свою родословную от Шерлока Холмса. Он с большим уважением относится к герою Конан Дойла и с юмором демонстрирует собственную способность определять характер и занятия человека по самым, казалось бы, незначительным приметам. Роль Ватсона при нем нередко исполняет его друг – журналист. Как и Сейерс, Найо Марш нашла место в детективной интриге и для любовного интереса. Знаменитая художница Агата Трои (Agatha Troy), с которой Аллейн знакомится в романе Преступление в мире художников (Artists in Crime, 1938; экранизирован в 1990) как с одной из подозреваемых, а согласие стать его женой получает в следующем Смерть в белом галстуке (Death in а White Tie, 1938), нередко оказывается свидетельницей преступления, ее интуиция и зopкий глаз художника помогают следствию. Исполняет она и роль читателя, с которым сыщик ведет честную игру — в беседах и письмах к ней Аллейн излагает всю известную ему информацию, предоставляя ей с мой делать выводы. Об истории создания своих героев Найо Марш рассказала в эссе Рождение сыщика (Birth of а Sleuth, 1977) и Портрет Трой (Portrait of Troy, 1979).

Театрализация детектива

Режиссерская практика Найо Марш с наибольшим эффектом использована в ее театральных детективах. Хорошо зная закулисье, Марш строит интригу романов, посвященных миру театра, на борьбе актерских честолюбий, экзальтированности и профессиональном лицедействе (Фальшивые духи — False Scent, 1960; русский перевод Маньяк, 1993, и Мнимая беспечность, 1996). Но и там, где действие разворачивается не в актерской  среде, а в таком типичном для классического детектива месте, как, например, корабль, оно театрализуется: передается ощущение маскарада, происходящее сравнивается с пьесой, приближающейся к кульминации (Пение во Мраке — Singning in the Shrouds, 1958; русский перевод Цветочный убийца, 1977; На каждом шагу констебли — А Clutch of Constables, 1968; русский перевод в 1975). Театром может оказаться и Большой дом в Дорсете с дворецким и множеством слуг. Хозяин дома, собравший конфликтующих между собой гостей, воображает себя режиссером. Его вдохновляет «эстетическая идея всеобщего примирения, тогда как его персонажи разыгрывают трагедию (Смерть и танцующий лакей — Death and the Dancing Footman, 1941; русский перевод в 1993). Драматическое напряжение романов Найо Марш усиливается за счет финалов – спектаклей, реконструирующих преступление. Расследователь, их постановщик, бывает это шоковой терапией, вырывающей у преступника признание.

Театрализация повествования нередко придает гротескность изображению типичного для детектива места действия. В Увертюре к убийству (Overture to Death, 1939; русский перевод в 1998) это известная по детективам Кристи английская деревня, живущая сплетнями (едва подумают в одном доме, как тотчас об этом узнают в другом), дом сквайра. Соответствует месту стандартный набор персонажей: сквайр и его сын, пастор и его дочка, местный доктор и пришлая дама, старые девы, имеющие виды на слабохарактерного пастора. Они представлены по отдельности со своими характерными особенностями, введены в действие с указанием помыслов каждого (Вот что думал пастор…, Вот что думал сквайр… и так далее). И все вместе – за одним столом под ярким светом люстры в первой мизансцене и под светом прожекторов на сцене приходского клуба, где они ставили любительский спектакль, в последней. Гротескность ситуации подчеркивается хитроумным способом убийства (пистолет, выстреливающий из пианино).

Тот же принцип выдерживается и в других детективах Найо Марш, в частности в романе Занавес опускается (Final Curtain, 1947; русский перевод в 1990). Типичный усадебный дом баронета, обычные семейные распри вокруг завещания, и на этот раз чисто английское убийство путем отравления представлено в Мрачных декорациях Макбета, на фоне которых Агата Трои пишет портрет хозяина, известного в прошлом актера, в костюме шекспировского героя.

Сама смерть у Найо Марш не выносится за рамки повествования, она показана во всей своей неприглядности (утопленники, отсеченные головы и так далее). Там, где у Кристи отстраненно говорится об убийстве, у Марш присутствует смерть (подчеркнуто и названиями ее романов), что вызвано, однако, не состраданием к жертве, как правило несимпатичной, а театральным жестом вынесения смерти на сцену. Этот прием нередко оказывается кульминацией в ее театральных детективах. В первом из них, Убийца, ваш выход! (Enter а Murder, 1935; русский перевод в 1990), актер, как положено по роли, стреляет в своего соперника и под видом несчастного случая убивает того, кто был его соперником в жизни. A в зрительном зале старший инспектор Скотленд-Ярда впервые с комфортом наблюдал за убийством, сидя в первом ряду партера по билету, любезно присланному самим преступником.

Ситуация повторена в последнем, опубликованном посмертно, романе Найо Марш Свет меркнет (Light Thickens, 1982). Зрителем безупречной, по оценке рецензентов, постановки Макбета снова оказывается Аллейн. На его глазах на сцену выносят меч с головой главного героя трагедии, с которой капает настоящая кровь, а за кулисами он вскоре обнаруживает бутафорскую голову на обезглавленном теле актера. Драматизм повествования поддержан напряженным ритмом подготовки нового спектакля, что было уже опробовано в Премьере (Opening Night, 1951; экранизирован в 1978; русский перевод Премьера убийства, 1996) и Смерть в театре «Дельфин» (Death at the Dolphin, 1966; русский перевод в 2000). Тревожное ожидание связывается с самой пьесой, по актерским поверьям приносящей несчастье (этот мотив использован и в других романах Найо Марш), с жестокими проделками одного из актеров, а также с режиссерским прочтением трагедии (сама Марш ставила ее дважды) как современной черной комедии.

Театрализацией отмечены и четыре романа Найо Марш, действие которых происходит в Новой Зеландии: Необычное убийство (Vintage Murder, 1937; русский перевод Смерть в день рождения, 1994), Цветная схема (Colour Scheme, 1948; русский перевод в 1993), Убитая в овечьей шерсти (Died in the Wool, 1945; экранизирован в 1978; русский перевод в 1993), Последний снимок (Photo Finish, 1980). Их экзотическая обстановка создает впечатление декораций для ирреального, зазеркального мира.

Соч.: Black Beech and Honeydew: An Autobiography. Boston, 1965; The Collected Short friction of Ngaio Marsh. N.Y., 1989.
Лит.: Lewis M. Ngaio Marsh: A Life. L., 1992.

А. Саруханян

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе