Рональд Нокс

Рональд Нокс

Сегодня мы вспоминаем английского писателя Рональда Нокса, одного из великих исследователей и систематизаторов детектива, автора знаменитых 10 правил детективного романа.

Биография

Рональд Арбетнотт Нокс (Ronald Arbuthnott Knox) родился 17 февраля 1888 года в городе Кибуорт (Лестершир, Англия). Его отец был англиканским священником, а впоследствии стал епископом Манчестера. Мать Рональда скончалась когда ему исполнилось 4 года. А поскольку Рональд был младшим в семье, его отправили под присмотром более взрослого брата жить к дяде. Самостоятельный мальчик стал лучшим учеником школы, а в начале XX века поступил в Итон, где продолжил получать образование. Обучение Нокс смог получить благодаря целому ряду стипендий и грантов, которые талантливый и усердный юноша выиграл. Рональд пошел по стопам отца и был в 1912 году рукоположен в священники. Еще до принятия сана Нокс опубликовал свою первый сборник стихов, поэтому после он публиковать эссе на духовные темы.

Первая мировая война стала толчком для серьезных размышлений молодого священника, а результатом стал его переход в католицизм. Искренняя вера и блестящий интеллект помогли ему в 1926 году стать католическим капелланом в Оксфорде, на этом посту он оставался до 1939 года.

Буквально за год до этого будущий капеллан написал свой первый детектив Убийство на виадуке, в период до приезда в Оксфорд он написал еще три не-детективных романа и целый ряд эссе. Остальные 5 детективных романов Нокс написал уже в Оксфорде, и хотя церковное начальство не одобряло его увлечение светским жанром, а некоторые из друзей открыто выражали свое презрение к плебейскому жанру, Нокс сумел оставить след о себе в детективе, не столько как блестящий автор, сколько как отличный критик и систематизатор.

Начиная со второго романа и во всех последующих, включая несколько рассказов, главным героем детективов Нокса является Майлз Брэдон (Miles Bredon), энергичный детектив, служивший в прошлом в разведке и не привыкший в мирное время сидеть без дела. Нокс создает парадоксальное существо, поскольку Брэдон ленивый, вялый, немного потолстевший, а с другой стороны хороший бегун, пловец, способный догнать любого преступника. В последних романах сильное влияние на образ Брэдона оказали романы Конан Дойля и его Шерлок Холмс, чьему обаянию смогли сопротивляться только сильные писатели.

После начала своего служения в Оксфорде Нокс продолжил публиковать детективные романы и в частности написал свое самое популярное эссе, которое было прозвано Декалогом. Эссе представляло собой введение к очередному роману, а в нем он изложил десять правил о том как нужно строить детективный сюжет. И если его романы-загадки критики называли недостаточно интригующими, то десять правил Нокса прославили его как блестящего систематизатора.

Во время жизни в Оксфорде он сформировал вокруг себя круг из блестящих учеников, таких как Арнольд Беннетт, Хью Уолпол, Артур Конан Дойл, Э. Филипс Оппенгейм и Израэль Зангвилл, который впоследствии стали ведущими авторами детективного жанра. В кругу этих и других студентов, Нокс проводил симпозиумы в которых обсуждались теологические вопросы, но часто дискуссии переходили на более светские темы, в том числе на одну из самых обсуждаемых тем в Англии того периода, на детективные романы.

В 1939 году в жизни Рональда Нокса наступает коренной перелом, и английский священник посвящает себя переводу Вульгаты на английский язык. Ради этой задачи он отказался от написания любых светских книг, уехал из Оксфорда. Новый Завет в его переводе был опубликован в 1945 году, но ему предшествовали годы дотошных обсуждений и тщательных проверок.

В начале 50-х годов его здоровье резко ухудшилось, но уверенный в себе католический священник обратился к врачу только 1956 году по просьбе своего ученика, тогда уже премьер-министра Великобритании Гарольда Макмиллана. Но врач лишь смог констатировать, что в больного неоперабельный рак печени. Несмотря на рекомендации врачей, он продолжил читать лекции в Оксфорде, последнюю из них прочитал в июне 1957 года, а уже 24 августа того же года скончался в Меллсе.

Моисей для детектива

В 1929 Рональд Нокс выступил в качестве редактора сборника детективов, в предисловии к которому он дал свои десять заповедей детективной литературы. Эта часть эссе, известная как Декалог,  формулирует суть соглашения, заключаемого между писателем и читателем перед началом повествования.

Нокс не был первым читателем, описавшим признаки жанра, но он был первым, кто выделил как основу подобной литературы, честное соревнование между читателем и писателем, и вдобавок к этому высмеял явные слабости жанра. Список Нокса не стоит воспринимать буквально, но его следует воспринимать серьезно, как руководство для пишущих детективы.

Десять правил можно разделить на две группы. Правила № 1, 2, 6, 7 и 8 устанавливают принципы честной игры, которые должен соблюдать писатель. Остальные указывают на конкретные ошибки писателей, и таким образом представляют собой примеры литературных приемов и сюжетных ходов, которых следует избегать. В Правиле 1 Нокс утверждает, что Преступником должен быть кто-то, упомянутый в начале романа, но им не должен оказаться человек, за ходом чьих мыслей читателю было позволено следить. Он касается здесь двух принципов. Во-первых, что писатель, не сумевший разработать детали преступления и его разгадки, не имеет права разрешать вставшие перед ним проблемы, выдумывая нового героя в последнюю минуту и вводя его в действие под занавес. Читатель должен иметь те же возможности, что и детектив, наблюдая за поведением всех подозреваемых, а он не может предположить о том, кто является убийцей, если этот персонаж не появляется до конца книги. Во-вторых, это правило предполагает, что история будет развертываться по схеме, которую Нокс полагал корректной: представление в начале произведения как преступления, так и всех имеющих к нему отношение персонажей. Детектив, по мнению Нокса, описывает разгадку преступления, а не то, как дело дошло до его совершения.

Чтобы признать допустимым трюк, использованный  Агатой Кристи в Убийстве Роджера Акройда (1926), Нокс разъясняет вторую часть этого правила, говоря, что автор не должен допускать мистификации при изображении персонажа, который окажется преступником. Описание мыслей преступника позволительно до тех пор, пока автор скрупулезно правдив в изображении того, что он наблюдает и сообщает. Основываясь на этом, Нокс рукоплещет трюку Кристи.

В Правиле 2 Нокс исключает обращение за помощью к сверхъестественным или божественным силам как способ вывести автора из затруднений, связанных с распутыванием преступления. Это кажется очевидным, но Нокс считал введение божественных сил в рассказы Г.К. Честертона о патере Брауне дисгармоничным элементом, трансформирующим эти рассказы в нечто отличное от детектива. Несмотря на попытки многих авторов, это правило, по-видимому, невозможно обойти удовлетворительно.

В Правиле 6 Нокс запрещает счастливый случай или интуицию. На первых этапах развития жанра писатели затруднялись в описаниях мастерства расследования, что приводило к неизбежному финальному признанию преступника – другого способа доказательно изобличить его не находилось. По мнению Нокса, только детектив может найти разгадку преступлению и должен при этом полагаться лишь на свой ум. Детектив может обнаружить что-то, что не могут другие, но должен при этом использовать свое воображение, разум и логику, результат не должен быть обусловлен случайной удачей. Если при обыске дома подозреваемой детектив обнаруживает в ее картотеке конверт с записанными на нем инкриминирующими телефонными номерами, то это только благодаря его знанию о том, что подозреваемая небрежна (она использует старые конверты для заметок) и одновременно педантична (подшивает все свои бумаги в алфавитном порядке). Он достигает успехов в расследовании, используя свое воображение, чтобы мыслить подобно подозреваемому, поэтому все его находки кажутся читателю оправданными.

В Правиле 7 Нокс говорит, что детектив не должен сам оказаться преступником. Здесь Нокс имеет в виду те случаи, когда автор ясно указывает, что вводимый в действие детектив, действительно им является, а не представляет собой кого-то еще, маскирующегося под детектива. Игры с принципом, соответствующим данному правилу, пользуются особенной любовью среди детективных авторов. Хотя некоторые читатели вопят в таких случаях о нарушении правил, однако, по мнению Нокса, такие истории следует считать честной игрой, если автор на протяжении повествования  предоставляет читателям улики, позволяющие выявить истинную сущность фальшивого детектива.

В Правиле 8 Нокс настаивает, что детектив должен демонстрировать читателю все улики, которые он обнаруживает по ходу расследования. Это, вероятно, [conditio] sine qua non (необходимое условие – лат.) детективной литературы, отличающее ее от триллеров или других  жанровых подтипов. Понимаемый как игра между читателем и писателем, детектив представляет собой специфическое интеллектуальное развлечение. Если любая из улик оказывается недоступной читателю, то игра разваливается, и читатель обманным путем оказывается лишенным своих законных шансов найти решение и получить благодаря этому удовольствие от чтения.

Эти пять заповедей устанавливают правила игры и гарантируют, что ответ на вопрос, сформулированный в начале – кто убил Х? – может быть достигнут как проницательным читателем, так и великим детективом. Разбудив читательское любопытство описанием убийства, писатель должен придерживаться своих обязательств по договору.

Оставшиеся пять заповедей посвящены разным типам нелепостей и неуместностей, которых писатель должен избегать. В Правиле 3 Нокс кладет запрет на более чем одну потайную комнату или подземный ход, даже наличие такого сооружения в единственном числе кажется ему нежелательным, хотя писатель может его использовать, если оно окажется удобным приемом для построения сюжета. Нокс использовал тайный ход в одном из своих романов после того, как читатель был достаточно предупрежден рассказом об истории старого переходящего из поколения в поколение дома. В Правиле 4 Нокс запрещает неизвестные яды, так как ни один из читателей не сможет догадаться, как жертва была убита, и следовательно, кто мог бы это сделать, если использованное средство находится вне пределов общих знаний. Это правило преграждает путь излишне сложным научным изобретениям, которые требуют долгого объяснения в конце истории. Многие читатели находят утомительными детективы Р. Остина Фримена, которые он насыщал научными экспертизами, но с тех пор писатели перетряхнули весь мир науки в поисках захватывающих методов убийства и способов расследования. Правило 5 содержит хорошо известное ограничение на появление в детективе китайцев. Литература всегда служила плодородной почвой для произрастания литературных штампов и стереотипов, и Нокс справедливо выражал свое недовольство персонажами, чьи клишированные описания неизбежно уродуют повествование. Нокс указал на один из вопиющих литературных штампов своего времени, однако во все эпохи у авторов детективов встречались проявления различных форм расизма, в том числе и антисемитизма. Все эти формы расизма противоречат законам разума и непредвзятого мышления, на которых базируется детектив, и Нокс в своих Заповедях специально выбрал их в качестве одной из мишеней.

В Правиле 10 Нокс запрещает появление в детективе близнецов и прочих двойников, если читатель не был заранее подготовлен к возможности их появления. В варианте предисловия, опубликованном посмертно в Детективных историях (Detective stories, 1958), Нокс опустил это правило и заменил его запретом на любовно-романтические отношения, так как подобное вторжение жизненного черного хода 1 вносит элемент нечестной мистификации (p. 197-198).

Правило 9 касается персонажа, сегодня обычно называемого Уотсоном, в честь повествователя в рассказах о Шерлоке Холмсе. Наличие Уотсона не обязательно, но он представляет собой спарринг-партнера для читателя. По Ноксу, писатель не должен скрывать от читателя мысли Уотсона, но должен сделать его чуть менее сообразительным, чем средний читатель. Это всего лишь практический совет, но если ему не следовать, результат может быть плачевным. Если Уотсон окажется слишком умным, то читатель не получит удовольствия от распутывания сюжета и будет чувствовать себя обманутым. Глупый друг детектива, как его назвал Нокс, достаточно глуп, чтобы дать читателю возможность почувствовать себя в одной лиге с Великим Детективом. Мы восхищаемся Уотсоном, но предпочитаем думать, что мы ближе к Холмсу.

Даже, несмотря на то, что все правила нарушались неоднократно – все они нарушались Агатой Кристи – ни один другой критик не ухватил, столь же хорошо как Нокс, существо детектива времен его Золотого века. Нокс указал ту особенность, которая отличает детектив от других типов литературы – мыслительное удовольствие, получаемое от рационального решения вопроса на материале, предоставленном писателем – и при этом он отчетливо сформулировал то фундаментальное соглашение между читателем и писателем, игнорировать которое писатели могут лишь на собственный страх и риск. Детективная история должна быть честной и хорошо написанной – в этом проявляется уважение  к читателю.

В Десяти заповедях Нокса чувствуется привкус пародии, шуточный элемент, который не остался без внимания со стороны его сотоварищей по Детективному клубу, обществу писателей-детективщиков, которое было основано Энтони Беркли в 1928 году и в число первых членов которого входили Честертон, Дороти Л. Сейерс и Кристи. С глубоким пиететом по отношению к заповедям, направленным против интуиции, вмешательства Провидения и тому подобных вещей, Детективный клуб шутливо адаптировал предписания Нокса в своей присяге: Обещаете ли вы соблюдать уместную сдержанность в использовании банд, тайных обществ, лучей смерти, призраков, гипноза, дверей-ловушек, китайцев, суперпреступников и маньяков, а также навсегда отказаться от использования ядов, неизвестных науке? Трудно представить себе группу столь же успешных писателей, играющих в подобную игру сегодня, что, вероятно, свидетельствует, насколько сильно изменилась с тех пор литературная среда в сфере данного жанра. Но Нокс совершенно точно ухватил позицию, господствующую среди писателей Золотого века, которые посвящали свои недюжинные интеллектуальные способности и долгие часы работы тщательному построению сюжета, а не изучению душевной жизни своих героев. Хотя истории, написанные в соответствии с Декалогом, кажутся сегодня устаревшими, но стандарты честной игры и хорошего письма по-прежнему вызывают уважение.

Сюзан Олексив

Священник и писатель

Рональд Нокс полагал, что мир — это «место изгнания, головоломок и испытаний». Это девиз был выстрадан жизнью, а потому, несмотря на свое легковесное поведение и безрассудные поступки, этот человек оставил значительный след в английской истории XX века, не говоря уже о литературе.

Его детство было непростым. Рональд был младшим из шести детей. Его мать умерла, когда мальчику было 4 с половиной года. Отец, занятый церковной карьерой, отдал двух младших сыновей на воспитание брату. Очевидно, не по годам взрослые мальчишки были в тягость, а потому едва они достигли нужного для поступления в школу возраста, как их отправили получать образование.

Рональд, лишенный родительской ласки и внимания, его отец к этому времени стал епископом, не потерял интерес к жизни и погрузился в учебу. В школе он был круглым отличником, а потому с легкостью выиграл стипендию для оплаты обучения в Итоне.

Студенческая жизнь бурлила академическими страстями. А Нокс приобрел репутацию непримиримого спорщика и писателя.

Отец пристроил сына капелланом в знаменитый Тринити-колледж, едва он стал священником. Но бунтарский дух вынудил Рональда пойти на открытый конфликт с некоторыми из церковных чиновников. Не в силах противостоять бюрократической машине Церкви, Рональд отвечал своим оппонентам, публикуя острые сатирические миниатюры. Разочаровавшись в Англиканской церкви, он принял католичество. Историю своих религиозных исканий он отразил в «Духовной Энеиде».

В биографии Нокса, составленной Ивлином Во, мы не находим пикантных историй соблазнения «симпатичного католического священника». Нокс в 17 лет принял обет безбрачия и не нарушил его до самой смерти. В доказательство Во приводит свидетельство Дафны леди Актон, «высокой, элегантной и необычайно красивой леди, с оригинальным интеллектом», которая признавалась в любви к католическому капеллану. Но Рональд был, по-видимому, неприступен, а потому леди Актон вышла замуж за другого. С Ноксом она сохранила дружеские отношения и даже спонсировала его перевод Библии с латинского, длившийся с 1939 по 1947 годы. По ее просьбе Нокс был назначен капелланом в родовом поместье ее мужа в Шропшире.

Католическая церковь не оплачивала содержание своих священников, а потому Нокс был вынужден зарабатывать себе на жизнь преподаванием. Именно необходимость пополнять свой скудный бюджет вынудила его написать шесть детективных романов.

Декалог и Шерлок Холмс

Но нам Нокс больше известен как основоположник литературных исследований детективного жанра. Он был одним из первых исследователей рассказов Конан Дойла о Шерлоке Холмсе. Английский священник был искренним верующим, а потому его возмущали попытки немецких литературоведов доказать, что отдельные книги Библии дописывались многими авторами на протяжении многих поколений. Он подошел к проблеме с английским юмором, проанализировал рассказы о Шерлоке Холмсе с помощью методов немецкой школы. В итоге у него получилось, что существовало два Ватсона. Первый написал «Знак четырех», «Собаку Баскервилей» и сборник «Приключения Шерлока Холмса». Второй Ватсон все остальные сборники рассказов. Примечательно, что Нокс в своем анализе только отталкивается от факта смерти Холмса, описанного в рассказе «Последнее дело», но доказательную базу строит на проницательном анализе методов расследования Великого детектива. В доказательство своей теории двух Ватсонов приводит факты из биографии Холмса, расхождения в его философских принципах и различия в психологических характеристиках.

В финале он приходит к весьма странному выводу, что Первый Ватсон описал реального героя, тогда как второй придумал истории о возвращении детектива. В 1912 году, когда было опубликовано эссе, большинство англичан дружно смеялись над этой шуткой, а сегодня ее приводит в пример одного из первых исследований Шерлока Холмса.

А также Рональд Нокс сформулировал знаменитый Декалог — «Десять заповедей детектива». Но прежде чем перейти к Декалогу следует сообщить, что Рональд Нокс был не единственным одаренным ребенком в семье. Старший брат стал редактором легендарного сатирического журнала «Панч», а его дочь Пенелопа Фицджеральд выиграла Букеровскую премию и вошла в список 50 лучших английских писателей. Другой брат увлекался математикой и криптографией. Он бился над немецкими шифрами в Первой и во Второй мировой войнах. А сестра, леди Уинифред Пек была известной романисткой.

Теперь о заповедях. В 1928 Нокса попросили написать предисловие к сборнику «Лучшие детективы года». Вместо предисловия вышла «Summa detectivica». Заповеди можно разделить на две группы. В первой (1, 2 и 6-8) Нокс предлагает ряд запретов обрисовывающих контуры классического детектива, или как говорили члены Детективного клуба честной игры с читателем. Преступник должен быть упомянут в начале романа. Нельзя пользоваться помощью божественных и сверхъестественных сил, как и полагаться только на интуицию и другие.

Оставшиеся заповеди были написаны в юмористическом тоне и касались типичных ошибок или сознательных уловок. Остроумие никогда не изменяло Ноксу, а потому во вторую группу вошли «образчики жанра», в которых легко угадывались популярные авторы того времени.

Например, запрет на неизвестные яды напрямую отсылал к детективам Р. Остина Фримена, где убийство совершалось с помощью экзотических растений или неизвестных науке приспособлений и лишь в финале романа автор объяснял как это действует. Запрет на китайца-детектива, высмеивал поднимавшуюся в Англии волну против людей с востока. Ярким представителем этого направления был Сакс Ромер, сочинитель криминальных романов о Фу Манчу.

Нокс написал эти правила в шутливом тоне, а потому сам нередко их нарушал. Когда Дороти Сэйерс составляла обряд вступления в клуб, сильно напоминающий католическую литургию, она вспомнила о Заповедях Нокса. Коллеги по клубу единодушно поддержали, косо посматривая друг на друга и посмеиваясь про себя. Нокс в равной мере прошелся по всем.

А для того, чтобы вы лучше понимали характер этого английского писателя, следует рассказать один случай из его карьеры, после которого Рональду Ноксу на десятки лет закрыли доступ на радио, зато большинство англичан услышали впервые о радио «Би-би-си», а также позволили другим членам Детективного клуба стать завсегдатаями на радио.

Случай на радио

«Рассказывая» биографию Рональда Нокса, я упомянул, что это был необыкновенный человек. Вы наверняка восприняли эту фразу как фигуру речи, заезженный оборот большинства биографий. Но это не так.

В середине 20-х годов радиовещание было новым делом. Стараясь привлечь аудиторию, менеджеры BBC предложили включить в график вещания выступление «талантливого сатирика». Выбор пал на Нокса. Моноспектакль был запланирован на 15 января 1926 года под названием «Вещание с баррикад». Нокс планировал высмеять недавние страхи о всеобщей забастовке. Английскую столицу бередили слухи о возможном выступлении рабочих, которые были готовы пойти по пути своих русских революционных товарищей.

Сценарий Нокса показался редакторам безобидным. По сюжету «выпуски новостей» с Трафальгарской площади в исполнении Нокса должны были чередоваться с новостями из мира музыки.

Выступление начиналось с интервью с предводителем протестующих, который сообщил о готовности перейти к активным действиям. Его выступление было, возможно впервые, дополнено звуковыми эффектами. Рядом с микрофоном разбили стекло, и ведущий сообщил о взрыве в отеле «Савой». Масла в огонь подлило интервью у сэра Теофила Гуча. Видный чиновник вдруг заговорил о необходимости предоставить всем бедным жилье и увеличить пенсии. В финале слушателям сообщили, что Биг-Бен рухнул, министр дорожного движения был повешен на трамвайной остановке, а студия BBC была взята штурмом.

Завершив выступление, Нокс спокойно отправился в ближайший ресторан пообедать. Тем временем в Лондоне стали собираться группы встревоженных лондонцев, принявших сообщение по радио всерьез. Ряд жителей английской столицы отправились в Адмиралтейство и потребовали ввести королевский флот в Темзу, чтобы усмирить протестующих и защитить правительство. По всей Англии более десяти миллионов человек откликнулись на это сообщение. Это была сенсация.

Нокс сам того не зная открыл новую эпоху в истории радио. Возможно, именно эта передача вдохновила Орсона Уэллса, сообщившего американским слушателям о начале войны с инопланетянами, двенадцать лет спустя.

О творчестве

Мертвее мертвого

Роман Мертвее мертвого (Still Dead, 1934) — не продолжение в серии Питера Джеймса о Рое Грейсе, коллекционирующего все названия со словом Dead, как вы догадываетесь по дате выхода роман был написан гораздо ранее, в эпоху Золотого века. Все еще мертв — один из лучших детективных романов английского писателя и критика Рональда Нокса, известного как составитель Детективного декалога. Этот роман многие критики считают лучим, поскольку в нем писатель очень наглядно воплощает свои идеи и методы.

Детектив начинается с описания семьи Риваров (Reiver), владеющих поместьем в шотландской низменности. Хозяином и главой семьи является Дональд Ривар, который успешно управлялся с делами, но после смерти любимой жены, решает отойти от дел. Его сын Колин, бездельник и пьяница, плохо подходящий на роль успешного управляющего. Беспокоясь о будущем, Дональд страхует жизнь Колина от различных случайностей. Нокс сатирическим описывает, как человек не сумевший воспитать сына, превращает его в финансовую возможность получить дополнительную прибыть.

Колин во время поездки на своем спортивном автомобиле, находясь в нетрезвом виде, насмерть сбивает сына садовника. Его оправдывают в суде, Но терзаемый угрызениями совести он сообщает, что намерен покинуть Англию. Выполнить свое намерение он не успевает, поскольку его находят мертвым — дважды. В первый раз, в понедельник, когда его мертвое тело видят на обочине дороги, однако оно пропадает, чтобы появиться на том же месте два дня спустя. Манипуляции с трупом связаны с просроченным платежом в страховую компанию, что могло послужить причиной для отказа в выплате страховой премии.

Расследование поручено Майлзу Брэдону (Miles Bredon), главному герою большинства детективов Рональда Нокса. Брэдон — следователь по особо важным делам страховой компании, имеет богатый опыт, во время Первой мировой войны он служил разведке, и блестящий послужной список. Нокс описывает его как огромного, добродушного человека, с вялым характером, оценивающего окружающих людей гораздо лучше, чем себя самого. И хотя Брэдон работает на страховую компанию только в крайних случаях, в его способностях никто не сомневается, а потому в сложных случаях компания привлекает именно его.

Первое, что бросается в глаза Брэдону — это множество противоречивых показаний. Одни из них указывают на несчастный случай, другие на темную загадку. Следователю удается выяснить, что Колин, выпив для храбрости, отправился в имение, чтобы извиниться перед садовником за смерть сына, в которой он был повинен. Колин выпил чересчур много, отчего свалился перед дверью дома, а садовник оставил его замерзать на холодной улице.

После того как выясняется правда, Нокс переходит к дискуссии о действиях садовника. Разные персонажи высказывают разные точки зрения на эту ситуацию. Один видит в этом поступке убийство, поскольку садовник не перенес пьяного в дом. Другой, высказывает мнение, что формально, никакого преступления не было и садовник невиновен. Некоторые даже придерживаются точки зрения, что восторжествовала справедливость (Колин убил сына садовника по небрежности, а теперь садовник убил Колина пренебрежением).

Нокс показывает, насколько грубым инструментом может быть закон в конкретном случае. Закон, нацеленный на физическое действие, не может дать удовлетворения в случае морального ответственности. Колин совершил убийство ненамеренно, а садовник убил намеренно, хотя по закону он не является виновным. В итоге, Нокс предлагает положиться на совесть как инструмент для решения подобных, непростых ситуаций.

Брэдон также стоит перед моральной дилеммой: указать на убийцу или оставить всех в неведении. Он принимает решение скрыть истину, поскольку обнародование может повлечь продолжение ненависти и возможно еще одно убийство.

Критики указывают, что хотя Рональд Нокс принадлежит к классической школе детектива идущей от Конан Дойла и Честертона, проблемы права и морали, поднимаемые им в романах ближе к авторам крутой школы. Никогда произведения этого английского автора не классифицировались как крутые детективы, но его описание человеческих проблем и способов решения ближе к романам Чандлера или Росса Макдональда, чем к логическим загадкам Найо Марш или Дороти Л. Сэйерс.

Для себя, Нокс выбрал уход из мира, став священником, а для читателей он предлагает решение, основанное на морали и нравственности.

Избранная библиография

Среди трудов Рональда Нокса огромное количество эссе и статей посвящено вопросам перевода Библии и другим религиозным темам. Мы приведем только его сочинения относящиеся к детективному жанру.

Романы

Убийство на виадуке (The Viaduct Murder, 1925)
Три вентиля (The Three Taps, 1927)
Следы на мосту (The Footsteps at the Lock, 1928)
Тело в силосной башне (The Body in the Silo, 1933)
Мертвее мертвого (Still Dead, 1934)
Направление двойной крест (Double Cross Purposes, 1937)

Рассказы

Проверка решила задачу (Solved by Inspection, 1931)
Мотив (The Motive, 1937)
Приключение в вагоне первого класса (The Adventure of the First Class Carriage, 1947)

Совместные работы с другими членами Детективного клуба

За экраном (Behind the Screen, 1930)
Плавающий адмирал (The Floating Admiral, 1931)
Шестеро против Скотланд-Ярда (Six Against the Yard, 1936)

  1. отвлекающей внимание параллельной интриги – Прим. перев.
54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий