Русский след в детективах Найо Марш

Русский след в детективах Найо Марш

Читателя наверняка удивит русский след в романе Найо Марш Игра в убийство. Тому есть особые романтические причины. Когда Найо была еще совсем юной девицей и жила с родителями, в нее был страстно влюблен русский, адвокат по профессии, вынужденный покинуть царскую Россию, поскольку защищал крестьян, восставших против жестокого помещика. Его мать была из аристократической семьи, а отец — крупный купец. Родители материально поддерживали Сашу — так она называет своего поклонника, который был в Новой Зеландии великовозрастным студентом. Но во время революции его семья погибла, и он, оставшись без средств к существованию, был вынужден наняться работником на ферму, где пытался проповедовать идеи Толстого, вести беседы о литературе и философии, что почему-то не находило отклика у новозеландских крестьян и приводило к постоянным стычкам и дракам. Судя по рассказу Найо Марш, Саша был типичным русским бунтарем, лишним человеком, притом необычайной привлекательности. Конечно, его брак с девушкой из приличной семьи был невозможен, и он это прекрасно понимал. Свое отношение к Саше Найо выразила восхитительной фразой в чисто викторианском стиле: она не была безразлична к его привлекательности.

russian-mark-into-nayo-marsh

Саша загадочно погиб, но жгучий интерес к России остался на всю жизнь. Ей виделась огромная заснеженная страна, где происходят таинственные приключения. Она мечтала когда-нибудь проехать по Транссибирской магистрали. Конечно же, интересовали ее русская литература и театр — неслучайно в разных ее книгах мелькают имена Станиславского, Чехова, Толстого, Достоевского. Увы, побывать в России Найо Марш так и не довелось, хотя шанс был.

В 1956 году она плыла из Новой Зеландии в Европу на торговом судне с грузом шерсти, который следовал в Одессу. Пришли они туда первого мая. С палубы была слышна музыка, видны были толпы празднующих людей, но сойти на берег пограничники ей не позволили…

Найо Марш счастливо миновала ученический период в литературе. Игра в убийство написана на должном высоком профессиональном уровне. Почти во всех своих книгах она твердо придерживается канона: ограниченное число действующих лиц, единство действия и его места. Но в рамках канона позволяет себе многое: яркие картины первозданной новозеландской природы, подробности процесса овечьей стрижки, секретное оружие и подозрения в шпионаже (Убитая в овечьей шерсти), современную повествовательную технику и злую сатиру на английских старых дев (Увертюра к смерти), иронический и полный глубинного знания взгляд на сложнейшие отношения в театральной среде, которую один остроумец справедливо обозвал террариумом единомышленников (Смерть в театре Дельфин).

Одним словом, можно с полным основанием сказать, что Найо Марш, будучи убежденной традиционалистской, постоянно развивала и обогащала любимый читателями жанр.

Нам, лишенным возможности увидеть ее постановки пьес Шекспира, искренне жаль, что Найо Марш написала на десять романов меньше, чем могла…

Г. Анджапаридзе

 

54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий