Бертольт Брехт и поучительные пьесы

Брехт и поучительные пьесы

Бертольт Брехт никогда не был членом какой-либо партии, но все укрепляющаяся связь писателя с марксизмом, а это был длительный процесс, привела его раз и навсегда в гарнизон коммунистов. Штудирование теоретических работ в одиночку уже не удовлетворяло Брехта; он стал посещать рабочую марксистскую школу в Нойкёльне (промышленный район Берлина), участвовать в политических дискуссиях и в избирательных кампаниях. Так соединялись доктрина и практика.

1 мая 1929 года Брехт своими глазами увидел расстрел демонстрации безоружных рабочих. Позорная, бесчеловечная расправа вершилась по приказу социал-демократа, занявшего пост полицей-президента Берлина. Потрясение, пережитое в тот день Брехтом, было неизгладимым, незабываемым. Тем теснее он сближается с коммунистами, пишет в содружестве с Гансом Эйслером и Эрнстом Бушем зажигательные пролетарские песни, обращается к жанру поучительных пьес, к роману Максима Горького Мать.

Суховатая заданная конструкция поучительных пьес скорее отталкивала, чем привлекала, своей схематичностью и чрезмерной рассудочностью. Суровая мораль граничила в них с сектантством, догматизмом, полной нетерпимостью к инакомыслящим и придавала большинству пьес строгую направленность, роднящую их с аскетичностью и жертвенностью серых колонн. В известной мере они отражали искреннее увлечение Брехта идеей поглощения личности коллективом во имя железной дисциплины и безукоризненной целеустремленности.

Инсценировка романа Максима Горького Мать (1931) во многом преодолела схематичные структуры поучительных пьес и представляет в этом отношении существенный шаг вперед. Хотя элемент поучительности и даже навязчивой дидактичности в пьесе еще очень заметен, но все же тут, как указал сам Брехт, действуют живые фигуры с индивидуальными чертами характера. Они сами вырабатывают линию своего поведения, определяют свой образ действия, а не руководствуются строго догматичными предписаниями. Брехт весьма вольно обошелся с романом Максима Горького, он создал, по существу, оригинальное произведение с использованием идей и мотивов романа. Так, например, судьбу Пелагеи Власовой Брехт довел до 1917 года, показав зрителю типичную мать немецкого рабочего. Живая, противоречивая героиня вырастала от пассивного протеста к сознательному участию в переустройстве мира, и именно ее, духовный рост определял пафос спектакля. Оптимистичность этого пафоса придавала Матери широкое революционное звучание, очень важное в условиях все усиливающейся угрозы фашизации страны. Высокую революционную ноту спектакля поддерживала боевая музыка Ганса Эйслера. Максим Горький, прослушав многие хоры и зонги к Матери, одобрительно отозвался о работе Эйслера.

Берлинскую премьеру приурочили к 13-й годовщине зверского убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Полиция всячески препятствовала показу опасной пьесы, пропагандировавшей легальные и нелегальные формы выступлений пролетариата. Премьера все же состоялась в январе 1932 года; она имела успех и стала очередным триумфом Елены Вайгель, исполнившей столь непростую заглавную роль. Конфликт матери и сына, перенесенный к тому же в общественно-социальный аспект, впервые всерьез приковал внимание Брехта. Два любящих существа, самой природой предназначенных друг для друга, попадают в противоречивые, подчас трагические ситуации, то в силу коллизии между долгом и чувством, то в силу гнетущего зла и неизбежной необходимости, то в силу иных антигуманистических факторов. Брехт еще не раз покажет нам матерей в конфликтных ситуациях и в Винтовках Тересы Каррар, и в Матушке Кураж, и в Кавказском меловом круге (первые две роли также выпадут на долю Е. Вайгель) и одержит радостные художнические победы.

После поджога рейхстага вскоре запылали и костры на площадях немецких городов: мракобесы сжигали книги. Инквизиторы XX века вымещали на них свою злобу, ведь большинство авторов было уже вне пределов досягаемости. Фигура писателя-эмигранта — явление, увы, знакомое в многострадальной истории немецкой литературы. У истоков его стоит такой колоритный талант, как Ульрих фон Гуттен. Его дерзкое — Я отважился! — прогремело по всей Европе XVI века. Печальная кончина в чужих краях стала уделом Гуттена. Четверть века провел в эмиграции Генрих Гейне; ему тоже не было суждено вернуться в Германию. Между Гейне и Гуттеном десятки славных имен, не пожелавших согнуться перед немецким убожеством.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. andrew

    Бертольт Брехт родился 10 февраля 1898 года в Аугсбурге. Родители его — по происхождению из коренных шварцвальдских крестьян — принадлежали к довольно состоятельным гражданам этого, в то время небольшого, баварского города. Отец будущего писателя, начав карьеру торговым служащим. в 1914 году стал директором крупной бумажной фабрики. Своим детям он создал материальные предпосылки для солидного буржуазного будущего. Но старший сын еще в юные годы порвал с семейными традициями, стал изгоем и бунтарем против мещанского уклада жизни.

  2. 4APK

    ; кантата, поставлена как музыкальное представление Эгоном Монком в Немецком театре 5 августа 1951 года

  3. akkaynt-magaz.ru

    Столь же отчетливо после первых постановок брехтовских пьес в Баварии и переезда в 1924 г. в Берлин выявился и основной пафос творчества Брехта — активное неприятие реакционных стереотипов буржуазного общества.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика