vldmrvch.ru

Ганс Гельмут Кирст

Сегодня мы отмечаем день рождения немецкого автора Ганса Гельмута Кирста, создателя серии об Ганнере Аше (Gunner Asch), немецкого офицера, вынужденного проводить расследования в нацистской Германии, а заодно стремящегося сохранить свою идентичность и человеческое достоинство среди преступлений и коррупции нацистского Рейха.

Ганс Кирст — автор 46 романов, многие из которых были переведены на английский, а за свой роман Ночь генералов (Die Nacht der Generale, 1963) был номинирован на премию Эдгара. Среди его книг роман о Рихарде Зорге, о покушении на Адольфа Гитлера. Ему также принадлежит серия детективов о Мюнхене 60-х годов. Книги Кирста были переведены на 28 языков и изданы общим тиражом 12 миллионов экземпляров.

Многие романы написаны в жанре документального детектива.

Предлагаем для чтения

Предисловие к книге Покушение (Aufstand der Soldaten)

Неиссякаем интерес советского читателя к событиям, разворачивавшимся на фронтах Великой Отечественной войны, но ему небезразлично и то, что происходило в стане агрессора — в самой фашистской Германии. Этот интерес тем более закономерен, что многие страницы истории того периода основательно фальсифицированы буржуазной историей и литературой. Одной из таких страниц являются события 20 июля 1944 года — неудавшееся покушение на Гитлера.

В западной литературе, особенно в литературе ФРГ, ему посвящено множество книг, кинофильмов, исторических исследований. Подавляющее большинство их односторонне освещают события той поры, представляя участников заговора против Гитлера чуть ли не классическим выражением немецкого Сопротивления против фашизма, а нередко искажают их до неузнаваемости. В то же время есть отдельные произведения западных авторов, в которых они с позиций буржуазного объективизма более или менее верно сделали историческую фотографию заговора, правда, не сумев в полной мере вскрыть его социально-политические истоки и цели, а также причины провала. Именно такой книгой является и роман западногерманского писателя Ганса Гельмута Кирста (Hans Hellmut Kirst) Восстание военных, который предлагается советскому читателю под названием Покушение.

Кирст — автор многих романов, посвященных главным образом событиям второй мировой войны. Почти все они написаны с позиции буржуазного неприятия фашизма как идеологии, политической системы образа мышления и действий. Одна из его книг — Фабрика офицеров издавалась ранее в СССР. Покушение — второй роман писателя, переведенный на русский язык. Над ним Кирст работал в течение многих лет, собрав и обработав большой фактический материал. Автору удалось весьма подробно, документально достоверно показать ход событий, предшествовавших покушению на Гитлера, само покушение и его последствия. Наряду с вымышленными персонажами в романе широко представлены реальные лица гитлеровского рейха, подвизавшиеся в то время на германской политической сцене, что также помогает автору нарисовать правдивую картину кризиса фашистской системы.

В советской историографии тема 20 июля 1944 года освещена достаточно подробно в целом ряде научных работ, но художественное произведение, посвященное этим событиям, издается в нашей стране, пожалуй, впервые. И для того чтобы читатель смог правильнее осмыслить и оценить события, удаленные от нас по времени на несколько десятилетий, напомним кратко военно-политическую обстановку той поры, на фоне которой и развертывается действие романа.

К середине 1944 года Советская Армия добилась выдающихся успехов. В ходе операций, проведенных зимой и весной этого года, она разгромила более 170 дивизий противника и продвинулась на отдельных направлениях на расстояние до 450 километров. Гитлеровский вермахт был отброшен в Прибалтику, в западные районы Белоруссии и Украины, за реку Прут. Война неумолимо приближалась к границам фашистской Германии.

Под влиянием сокрушительных ударов Советской Армии нарастала освободительная борьба народов оккупированных стран. Благодаря нашим успехам Соединенные Штаты и Англия получили возможность активизировать свои действия в Италии, на Тихом океане. Реальнее становились перспективы высадка американо-английских войск во Франции. Миллионам людей крушение гитлеровской военной машины казалось уже неминуемым. Историческая неизбежность подобного финала постепенно начала утверждаться и в общественном сознании фашистской Германии.

Несмотря на ухищрения геббельсовской пропаганды, беспрецедентную в истории националистическую и расовую демагогию, все большее число граждан рейха убеждались в близости его краха. Чувствовали приближение рокового конца и те, кто занимал высшие ступени фашистской иерархической лестницы. Гитлеровское руководство предпринимало отчаянные попытки по спасению рейха, изысканию дополнительных ресурсов для продолжения преступной войны. В соответствии с указом Гитлера летом 1944 года была объявлена новая тотальная мобилизация, означавшая по существу комплексную программу полной милитаризации государства. Призывной возраст был снижен до 16 лет. Самой бесчеловечной эксплуатации подвергались 7,5 миллиона иностранных рабочих, депортированных в Германию, узников концлагерей, принуждаемых трудиться в сфере военного производства. Активизировались работы по созданию атомной бомбы под руководством профессора В. Герлаха. Гитлеровцы форсировали совершенствование самолетов-снарядов Фау-1, Фау-2 и других образцов чудо-оружия.

Особые усилия фашистские преступники, боясь неотвратимого возмездия, прилагали в области идеологической обработки населения и личного состава вермахта. Чтобы поднять дух немецкого народа и подогреть его ненависть к СССР, пропаганда непрерывно муссировала тезисы о намерении большевиков уничтожить арийскую расу, ликвидировать Германию как государство, о нашествии гуннов с Востока. Выдавая поражения на Восточном фронте за плановые отходы и стратегические перегруппировки войск, фашистские пропагандисты пытались таким образом внушить миллионам немцев уверенность в благополучном исходе военной авантюры. Ведомство Геббельса без конца приводило исторические аналогии. Например, в радиопропаганде на немецкий народ в 1944 году часто использовался исторический довод, что-де в 1241 году в сражении под Легницей хотя все войско силезского герцога пало, но и моголы были настолько обескровлены, что были вынуждены повернуть назад, на Восток. В этих и им подобных аналогиях пропагандисты гитлеровского рейха усматривали иллюзорные аргументы возможного спасения. Кстати, автор романа Ганс Гельмут Кирст в годы войны работал в ведомстве пропаганды в качестве офицера по национал-социалистскому воспитанию и с его деятельностью знаком превосходно.

Однако все усилия фашистской верхушки хотя бы стабилизировать положение на фронтах и внутри страны не давали желаемого для нее результата. Гитлеровская военная машина под ударами Советской Армии неумолимо катилась к поражению, и это бесспорно вызвало углубление кризиса всего фашистского режима. Некоторая часть военной верхушки, крупной буржуазии и юнкерства стала искать выход из критического положения. Нет, подавляющее большинство представителей этих кругов не хотели даже самим себе признаться в исторической ответственности германского империализма за развязывание мировой войны. Их помыслы были направлены на то, как уйти от поражения и сохранить господствующее положение немецких монополий в послевоенном развитии. И наконец вы ход из критического положения был найден: физически устранить Гитлера, заключить сепаратный договор с западными державами и повременно перенести все военные усилия на Восточный фронт. Именно таков исторический лейтмотив антигитлеровского заговора созревшего к лету 1944 года. Такова и социально-политическая подоплека событий, нашедших отражение в романе Покушение.

Перед читателем проходит калейдоскоп реальных лиц, фигурировавших на политических подмостках фашистской Германии того времени. Романист с нескрываемой ненавистью говорит о Гитлере, именуя его тираном, бешеной собакой, преступником. Жизненное кредо этого ставленника германских монополий, пишет Кирст, выражалось в формуле: Тот, кто хочет утвердить себя, должен быть способен безжалостно устранить своих врагов. И он безжалостно устранял их. В книге упоминается о том, что Гитлер шел к власти по трупам своих бывших единомышленников — Рема, Фричю, Бломберга и многих других. Насилие страсть к уничтожению стали не только сутью взглядов этого человеконенавистника, но и сутью всей его идеологической и политической доктрины.

В романе представлено и ближайшее окружение Гитлера, олицетворявшее самое реакционное ядро германского империализма. Писателю нет нужды выискивать особенно мрачные краски для изображения этих преступников, их омерзительные деяния, запечатленные в многочисленных исторических свидетельствах того времени говорят сами за себя. Политические пигмеи, вознесенные на вершины власти не капризом истории, а волей монополистического капитала Германии, правили свой кровавый пир. Таковы сумерки буржуазной цивилизации, когда на капитанском мостике того или иного капиталистического государства может, как это имеет место и  сегодня, оказаться команда политических лидеров, чья деятельность угрожает самому существованию человечества. В созданных Кирстом политических портретах кровавых вождей рейха ярко проявились его антифашистские позиции.

Многочисленна галерея участников заговора. Это и генерал-полковник Людвиг Бек — давний, но не явный противник Гитлера, и Карл Гёрделер — бывший обер-бургомистр Лейпцига, планировавшийся заговорщиками на пост рейхсканцлера, и начальник управления резервных войск генерал Фридрих Ольбрихт, и генерал-фельдмаршал Вицлебен, и генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель, и начальник штаба армии резерва полковник Штауффенберг — непосредственный исполнитель акции, и многие другие. Среди этих реально существовавших лиц одно из центральных мест занимает в романе лицо вымышленное — капитан фон Бракведе. Как признает сам автор, создавая образ Фрица Бракведе, он имел в виду графа Шуленбурга, сыгравшего ведущую роль в организации покушения на Гитлера. Писатель неизменно называет участников заговора патриотами, самоотверженными деятелями немецкого Сопротивления. Кто же они в действительности?

Большинство заговорщиков во главе с Гёрделером представляли реакционно-консервативное крыло и выражали не интересы немецкого народа, а интересы крупных монополий, юнкерства, генералитета, полностью ответственного за преступления гитлеризма. Устранение Гитлера было, по их мнению, лишь способом сохранения сильной антибольшевистской Германии. В специальном плане-меморандуме, подготовленном Гёрделером и Беком и захваченном гестапо при аресте путчистов, подчеркивалось, что устранение Гитлера продемонстрирует США и Англии добрую волю нового правительства Германии, позволит ему заключать почетный мир с западными державами с одновременным перебрасыванием немецких вооруженных сил на советско-германский фронт. Это красноречиво свидетельствует о социальной реакционности целей руководителей заговора, которая проявилась и в плане Валькирия.

Но в системе антигитлеровского заговора существовало и буржуазно-либеральное крыло, которое олицетворял полковник Клаус Штауффенберг. Именно он и его друзья считали, что устранение Гитлера автоматически позволит заключить мир со всеми государствами антигитлеровской коалиции и установить на немецкой земле буржуазно-демократический строй. Штауффенберг и его единомышленники понимали, что односторонняя, сепаратная ориентация только на Запад не спасет Германию. На последнем перед покушением тайном совещании, состоявшемся 16 июля на квартире брата полковника, Бертольда Штауффенберга, собравшиеся констатировали совершенно безнадежное положение на всех фронтах. Выход из него они видели в одновременных переговорах не только с противниками на Западе, но и с Советами на Востоке. Группа Штауффенберга смогла подняться до понимания того, что даже раскол союзников по антигитлеровской коалиции, которого тщетно добивались фашистские главари, не спасет Германию. Именно это прежде всего отличает ее от реакционно-консервативного крыла заговорщиков. Однако эта часть заговорщиков (хотя Штауффенберг был главным исполнителем акции) имела незначительное влияние в бунте военных. К сожалению, в романе остались за кадром участники подлинного немецкого движения Сопротивления — антифашистские группы Белая роза, Красная капелла, в которые входили рабочие и учителя, священники и бывшие депутаты парламента.

Заговорщики всю свою работу свели фактически к тщательной подготовке покушения и составлению необходимых программных документов. Покушение на Гитлера было продумано до мелочей и, несмотря на тотальную слежку и надзор гестапо, его удалось осуществить. Далее заговорщики полагали, что сам факт физического устранения Гитлера, захват, если можно так выразиться, коридоров власти создадут необходимые предпосылки для дальнейшей реализации их плана. Таким образом, путчисты попытались упростить диалектику событий. Но этого история никому не прощает. Конкретные меры организационного порядка на период после покушения продуманы не были, и дворцовый переворот оказался на поверку опасным блефом, авантюрой, расплачиваться за которую заговорщикам пришлось ценой собственной жизни.

Центральное место в романе занимает описание собственно событий 20 июля 1944 года, когда состоялось неудачное покушение на Гитлера. На основе исторических данных Кирст обстоятельно показывает обстановку в Волчьем логове — ставке Гитлера в Восточной Пруссии. Художественная сторона этой части романа свидетельствует о незаурядном таланте писателя. Взрыв в бункере, введение в действие плана Валькирия, разочарование заговорщиков после получения известия о неудаче, метания и колебания руководителей заговора, его окончательный провал изображены писателем динамично и психологически достоверно. Мастерски вплетенная в повествование любовная линия брата фон Бракведе, лейтенанта Константина, и графини Ольденбург-Квентин, помимо воли вовлеченных в вихрь событий, подчеркивает драматизм происходящего. Автору удалось показать и организационную слабость путчистов, и их нерешительность, и узость их целей ведь нельзя забывать, что в большинстве своем они оставались в плену нацистской идеологии и лишь искали выхода из положения, в котором оказалась Германия в результате преступной войны.

Излагая факты, которые легли в основу романа. Кирст уподобляется беспристрастному историку, но ограниченность буржуазного мировоззрения не позволяет ему правильно осмыслить причины неудачи заговора, объективно оценить его цели и последствия. Провал заговора автор связывает главным образом с роковыми обстоятельствами, личными качествами некоторых его руководителей, предательством ряда участников дворцового переворота, хотя даже из романа видно, что неудача объясняется прежде всего узостью социальной базы заговора, боязнью его руководителей опереться на широкие гражданские и военные круги, настроенные антифашистски. Заговор против Гитлера оказался фактически попыткой верхушечного переворота. Истинно антифашистские, демократические силы к этому выступлению практически не были привлечены, А при наличии такой тоталитарной, милитаристской системы, какая господствовала в фашистской Германии, выступление, подобное путчу 20 июля, изолированное от народа, успеха принести не могло.

В заключительной части романа, где излагаются события после 20 июля, немало страниц отведено описанию карательных действий гестаповской машины подавления. Автор довольно подробно живописует обстановку террора и репрессий, которые были, обрушены на противников режима. Известно, что через несколько дней после покушения Гитлер подписал указ о терроре и саботаже, согласно которому все, кто в какой-либо форме выступал против фашистского режима, подлежали беспощадному уничтожению. Для осуществления указа Гитлер создал особую комиссию и так называемый народный трибунал. Все, кто хотя бы косвенно был причастен к путчу, подлежали казни. Многие генералы и офицеры предпочли изощренным пыткам в застенках гестапо самоубийство. Удары гестапо обрушилась не только на заговорщиков, не силы подлинного движения Сопротивления в стране. Уже в течение первых двух месяцев после 20 июля было расстреляно более 50 тысяч антифашистов. В августе в Бухенвальде был убит вождь германского рабочего класса Эрнст Тельман. Гитлер, возглавивший после грома заговора резервную армию, до предела ужесточил карательные меры. Но все эти действия лишний раз свидетельствовали о приближающейся агонии фашистского режима.

Автор романа убедительно показал, как режим за десять с небольшим лет своего существования успел искалечить души миллионов людей, взрастив циников, садистов, палачей. Такие подонки, как гестаповец Майер, руководитель районной нацистской организации Йодлер, его жена Гермина, их сын Йозеф, член оперативной группы, выполняющей специальные задания в восточных областях, и его жена — специалист по золотым зубам заключенных концлагерей, являются подлинными продуктам фашистской государственной машины. Начальника же главного управления имперской безопасности Кальтенбруннера, возглавившего комиссию расследования и возмездия, Кирст изображает как типичного вождя рейха, стремящегося все человечество заключить в гигантский концентрационный лагерь с бесчисленными фабриками смерти.

Образы главарей фашистского режима, выписанные автором с поистине разоблачительной силой, не только вызывают омерзение и гнев, но и напоминают о том, что милитаризм является весьма благоприятной почвой для возникновения военных диктатур и тоталитарных режимов. Именно милитаризм германского империализма способствовал созданию такой атмосферы в стране, при которой царила политическая вседозволенность, полностью попирались общечеловеческие, нормы морали и международного правах. В обстановке милитаристского угара сформировались фюреры разных рангов, а, чьи мировоззренческие установки выражали крайнюю степень социальной и моральной деградации личности, которая становится общественно опасной. Об этом необходимо напоминать и сегодня, потому что далеко не все извлекли должные уроки из итогов минувшей войны. И ныне из-за океана раздаются воинственные, каннибальские призывы, а их авторы, восседающие на холме власти в Вашингтоне, не перестают бить в военный барабан, подталкивая человечество к развязыванию ядерной войны.

Гитлер и его окружение также рассчитывали с помощью силы изменить мировой порядок, стать вершителями судеб народов. Но их крестовый поход против мира, демократии и прогресса потерпел сокрушительный провал. Нынешние крестоносцы еще более опасны, ведь в их руках имеется мощное оружие, не имеющее аналогов в прошлом. Тем решительнее должна вестись политическая идеологическая борьба против милитаристского Молоха, пожирающего фантастические средства и людские резервы. Кроме того, нельзя забывать, что именно милитаризм является питательной средой для неофашизма, реваншизма всех тех империалистических сил, которые не теряют надежды переиграть проигранные ими классовые битвы XX века. История напоминает, что если агрессор не может рассчитывать на победу в войне, то развязать ее он в состоянии.

Предлагаемая читателю книга представит определенный интерес и потому, что она позволяет понять истоки и сущность того явления, которое мы называем страшным словом фашизм. На Западе массовыми тиражами издается литература, обеляющая национал-социалистов, фашистский режим и самого Гитлера. Бесноватому фюреру посвящаются десятки пухлых научных исследований, исторических романов и хроник. Публикуя свои мемуары и дневники, бывшие нацисты в который раз пытаются найти в немецком фашизме особое самовыражение немецкого духа, стремление к исторической справедливости, реализацию ницшеанских идей о сверхчеловеке-арийце. Подобные идеологические бредни не просто плод больного воображения, тоска о несбывшемся тысячелетнем рейхе, а точно рассчитанные инъекции духовных наркотиков в общественное сознание. Роман Кирста, хотя и с буржуазно-объективистских позиций, развенчивает омерзительную сущность идеологии и политики фашизма.

Вместе с тем внимательный читатель непременно заметит, что автор идеализирует заговорщиков, превращает их в романтических борцов с тиранией, поборников демократии и прогресса. Согласно концепции писателя судьба уготовила им ореол мучеников, павших в справедливой борьбе. Кирст изображает участников путча как неких бесстрашных героев немецкого Сопротивления, лучших выразителей немецкого духа. И вообще, день 20 июля 1944 года подается в книге как не имеющий аналогий в германской истории. Выше мы сказали уже, что это не так.

Путч явился не чем иным, как специфической формой кризиса фашистского режима. Нацисты, именно нацисты сделали попытку восстать Против своего главаря, и двигали ими не высокие стремления, а страх перед будущим, желание сохранить сильную империалистическую Германию и выжить самим вопреки надвигающейся катастрофе. Путч генералов не ускорил крушение гитлеровского рейха, как утверждают некоторые буржуазные историки. Ночь фашистского кошмара была развеяна мощью Советской Армии, и заговорщики здесь ни при чем. Но об этом в романе говорится очень приглушено.

Главный герой повествования граф фон Бракведе, прообразом которого послужил Фриц Шуленбург, в своем последнем слове перед гестаповским народным трибуналом заявил: Мы должны пожертвовать собою. Позднее нас поймут. По прошествии нескольких десятилетий со дня описываемых событий мы имеем возможность и понять, и объективно оценить действия капитана фон Бракведе и его друзей. Отдавая должное их личному мужеству, мы ясно видим, что их замыслы были заранее обречены, ибо путь, который они избрали, по указанным выше причинам не мог стать выходом из надвигающейся катастрофы. Только благодаря героическим усилиям Советской Армии менее? Чем через год после событий 20 июля 1944 года тысячелетний рейх Гитлера был сокрушен.

Генерал-лейтенант
доктор философских наук, профессор
Дм. ВОЛКОГОНОВ

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе