Шерлок Холмс и доктор Ватсон

В ряде фильмов, сделанных по произведениям, которые не просто числятся за классиками, но и в самом деле являются классикой легко обнаружить сопричастность автору. Немалый интерес в этом отношении представляет семисерийная картина, созданная ленфильмовской группой, возглавляемой режиссером Игорем Масленниковым.

История картины сама по себе — свидетельство успеха. Фильм все разрастался — потому что понравился. Сначала был отснят двухсерийный Шерлок Холмс и доктор Ватсон по сценарию Юлия Дунского и Валерия Фрида. На этом и собирались поставить точку. Но зрители не пожелали расходиться. Фильм принес такую обильную почту, что решено было снять еще три серии — Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона по сценарию Вл. Валуцкого. За ними как-то уже сами собой последовали две серии Собаки Баскервилей, где сценаристом выступил (при участии главного оператора Ю. Векслера) сам режиссер-постановщик Игорь Масленников.

Одно из главных достоинств этой ленты — в том, что она сразу и исторична и современна.

Детектив предполагает неожиданность. Но такую, когда потом начинаешь понимать, насколько все было обусловлено характерами и не сразу раскрывшимися обстоятельствами. И тут важна полнейшая достоверность в деталях. Чем более необычные события происходят в детективном мире, тем более обжит должен быть этот мир, — по крайней мере если говорить о детективе современном. И, надо признать, телережиссеры часто находятся здесь на высоте. В Ошибке Тони Вендиса В. Брескану так умело монтировал американскую кинохронику с актерскими кадрами, что иные фигуры казались прямо перешедшими из хроникального плана в игровой. В Приключениях Тома Сойера и Гекльберри Финна (мы не собираемся относить этот фильм по ведомству детектива, по больно уж хорош пример!) Станислав Говорухин поселил своих героев в очень достоверном, хотя и чуть стилизованном городке американского Среднего Запада прошлого века, где по улицам проходит провинциальная свадьба, где прибытие парохода — большое событие, где из трактира время от времени вышибают пьяного. А сколько здесь других примет быта! Мы словно бы смотрим некий Исторический клуб кинопутешествий. Такова сегодня одна из тенденций телеэкрана.

Фильм о Шерлоке Холмсе тоже современен своей скрупулезной приверженностью старине. Нам словно бы предлагают картину, отснятую при помощи нынешней техники в те самые времена, о которых идет речь. В фильме о современности мы невольно проверяем правду происходящего по едва уловимым приметам. Ленфильмовцы словно бы спроецировали эту особенность нового детектива на прошлое. Мы потому и верим рассказу о случившемся в Лондоне конца прошлого века, что фильм как бы подразумевает нашу способность оценить достоверность быта весьма от нас отдаленного и нельзя сказать, что очень уж нам примелькавшегося. Но сколь пи убедительным полагается быть детективу, он все-таки о необычном. И тут отдаленность событий во времени вновь оказывается на руку создателям сериала. Жизнь, которую мы видим на экране, сама по себе для нас экзотична.

Конечно, пятьдесят шесть рассказов и четыре повести о Шерлоке Холмсе, переведенные на семьдесят шесть языков, сделали героев Конан Дойла почти что реальными лицами. Однако в том-то и состояла трудность; привычное — разве это порой не синоним другого понятия — стертое? Образы, созданные Василием Ливановым, Виталием Соломиным и Риной Зеленой, можно назвать привычными (они не расходятся со сложившимся у нас представлением о персонажах), но никак не стертыми — они глубоко индивидуальны!

Мы давно знаем литературных Холмса и Ватсона, и все же тут словно бы узнаем их заново. И уж совсем заново знакомимся с миссис Хадсон. У Конан Дойла она все-таки служебная фигура. На экране же перед нами совершенно живое лицо, равноправная участница этого немного чудаковатого и такого человечески неповторимого трио.

Все это очень важно. Ведь детектив тяготеет к обостренным ситуациям и рациональному их анализу. О настоящей психологичности порой просто некогда подумать — ни автору, ни (если детектив сюжетно хорош) читателю. Эту опасность создатели сериала о Шерлоке Холмсе преодолевают без видимого труда. Старинность их детектива оказывается здесь очень кстати. Они никуда не спешат — по крайней мере в лучших сериях. В результате героям и зрителям есть время осмотреться кругом, вглядеться в лица.

Не будем забывать, что любой детектив на телеэкране воспринимается сегодня через призму того зрительского опыта, который приобретен нами после добрых полутора десятков фильмов из цикла Следствие ведут Знатоки. Этот цикл подчинил себе зрителей не только художественными достоинствами, но и самим фактом периодичности. К его героям привыкли, они стали ощущаться как реальные лица. Читатели Копан Дойла некогда потребовали оживить Шерлока Холмса. Весть о ранении Томина ужаснула телезрителей.

Авторы Знатоков и сериала о Шерлоке Холмсе работали для одной и той же аудитории и через нее все время между собой общались. Ленфильмовцы следовали тем же правилам, что и их московские коллеги, но у них свои краски: юмористическое ретро и несколько отстраненный, хоть и любовный, подход к героям. Эта тональность определена так точно, что новые актеры, появлявшиеся в разных сериях, без труда ей подчинялись, и сериал при всей своей многосюжетности и неравноценности отдельных фильмов представляет собой некое эстетическое целое.

Но, конечно, как ни сопоставимы эти сериалы, близнецами их не назовешь. Очень уж различны изображенные в них страны и эпохи. И относимся мы к их героям все-таки по-разному. В случае Знатоков мы верим, потому что узнаем, в фильмах о Шерлоке Холмсе узнаем, потому что верим. Общие же правила игры для двух команд, соревнующихся на нашем телеэкране, — это бытовая достоверность, детальная разработка каждого эпизода, психологическая конкретность и, конечно, загадка, которую, впрочем, можно разгадать лишь через ту же правду характеров и обстоятельств.

Ю. Кагарлицкий, Р. Померанцева

Добавить комментарий