Шарль Эксбрайя

Французский писатель Шарль Эксбрайя, известен как один из основоположников жанра иронический детектив.

Шарль Эксбрайя. Биография

Шарль Эксбрайя (Charles Exbrayat) родился 5 мая 1906 года в городе Сент Этьен (Луара, Франция). Детство писателя прошло в Ницце, где он по настоянию родителей поступил в Лионскую школу здравоохранения для получения медицинского образования, но был исключен и перебрался в Париж, где подрабатывал преподаванием естественных наук.

В поисках дополнительного заработка, по совету друзей пробует себя в написании пьес. Его дебют состоялся в Женеве, после чего он вновь возвращается в Париж, где пишет несколько романов. После окончания Второй мировой войны работает журналистом, а также пишет сценарии.

Настоящий успех приходит, когда Эксбрайя обращается в 1957 году к детективному жанру. А роман Помните, Пако? получил Гран-при приключенческой литературы в 1958 году.

В списке его работ несколько пародий на шпионские романы, огромное количество иронических детективов, из которых наиболее известны две серии — о рыжеволосой и эксцентричной мадмуазель Иможен Мак-Картри и комиссаре веронской полиции Ромео Таркинини.

Всего в наследии писателя более 100 романов, многие из которых были экранизированы (около 40 фильмов).

В память о писателе во Франции была организована ежегодная литературная премия с ироничным названием То, что порадовало бы Шарля Эксбрайя.

О творчестве

Девочка в окошке

Французский автор Шарль Эксбрая (1906—1988) обычно в своих детективах переносит читателя в совершенно другое царство. Например, дистанция между романом Эрла Стенли Гарднера Собака, которая выла и Девочкой в окошке (La Petite Fille à la fenêtre, 1971) — это дистанция между американским метрополисом и французской провинцией, что находит отражение в самом стиле письма: нервном, слегка обрывистом, маскирующемся под репортаж или стенографический отчет у американского писателя — и псевдоэпическом, описательном, полностью отвечающем тягучему ритму сонного бытия небольшого городка. Этот популярный беллетрист выступал в разных жанрах и наработал очень много: не говоря о пьесах, сценариях, исторических и политических романах, одних детективов и шпионских романов он оставил больше сотни, причем их действие происходит в основном не во Франции, а за ее пределами.

Но в публикуемом романе события разворачиваются на родной для автора почве. Городок Альби, центр исторической области Альбижуа, в конце XI — начале XII века был известен во всем христианском мире: в нем обосновались альбигойцы, ветвь еретической секты катаров, и чтобы с ними справиться, папе римскому пришлось объявить против альбигойцев крестовые походы, вошедшие в историю под названием Альбигойских войн. Тогда вокруг Альби кипели страсти, он находился в центре большой политической игры; тогда папский легат Амальрик произнес знаменитую фразу, пополнившую собой кунсткамеру образчиков остервенелого фанатизма: Убивайте всех, Бог своих опознает. Кстати, эта формула — Бог своих опознает — вполне подходящее название для детектива, и если вместо Господа проставить его извечного супостата, то она сгодилась бы и для этого романа Эксбрая.

Его Альби, разумеется, во всех отношениях городок заштатный, каковым и является во второй половине XX века. Тут все друг друга знают, все на виду, и банкир, старый доктор, владелец склада или полицейский комиссар — люди заметные, относятся к местным достопримечательностям. Всем правят порядок, повторяемость, быт. Отчетливое тяготение к живописанию бытовых мелочей, ритуалов повседневности, ничтожных и крупных житейских стычек, занявших в цивилизованной Европе место религиозных войн, присуще письму Эксбрая, но, впрочем, не его одного. Известное любование бытом, погруженность в быт вообще характерны для французского детектива и берут начало даже не в творчестве Жоржа Сименона, отца комиссара Мегрэ, но в более ранних романе-фельетоне и криминальном романе XIX века. У романтика Виктора Гюго в Отверженных или у автора сенсационных романов Эжена Сю в Парижских тайнах, как вспомнить, полно неприкрашенной, сырой жизни и бытовых зарисовок.

И для американцев, и для англичан преступление по-прежнему остается чем-то из ряда вон выходящим, особенно убийство. Жизнь человеческая все еще самоценна, а убийство и впрямь вещь нечастая, мы живем в разумном мире, — декларировала Филлис Дороти Джеймс, ведущий ныне мастер английского детектива, на кембриджском семинаре Современный британский писатель летом 1989 года. Для французов же преступление — явление скорее заурядное, прочно укоренившееся в повседневности. Может быть, потому, что французская жизнь, в отличие от английской или американской, большей частью вся проходит на людях (как у персонажей Эксбрая), то и преступление волей-неволей тоже происходит прилюдно, чуть ли не на глазах у всего городка. С этим, кстати, связаны трудности сокрытия до поры до времени концов преступления и введения в текст романа ключей к его разгадке. Поскольку все — в открытую, автору приходится ломать голову над тем, как показать очевидное, одновременно спрятав его в перипетиях сюжета и бытовых мелочах. Читатель может обнаружить в романе Девочка в окошке противоречия, отступления от правдоподобия, натяжки в сюжете и в психологических портретах некоторых действующих лиц. Здравый взгляд на вещи — основа основ детектива — местами изменяет Эксбрая.

Любопытна здесь и природа преступления, его мотивы. Страстность французов давно вошла в поговорку, однако стимулом стандартного, хотя и уносящего человеческие жизни преступления выступают не любовь, не гордость, не честь, а корысть, деньги. Противоречие? Не совсем. Ведь деньги питают страсти и уж по крайней мере служат их удовлетворению. Они и сами способны быть предметом страсти. Не какая-нибудь, а именно французская классическая литература явила миру примеры того, как корысть становится всепоглощающей неконтролируемой страстью, сущностью человека: Гарпагон в Скупом Мольера, бальзаковский папаша Гобсек. Так что несовместимости тут нет.

Другое дело — контраст между заурядностью преступления и непривычной в детективе личностью сыщика. Всю интеллектуальную сторону дознания, работу маленьких серых клеток, как это берет на себя тринадцатилетняя парализованная девочка. Согласимся, что подобное встречается не так уж часто, хотя авторы детективных произведений с легкой руки Конан Дойла, сделавшего Шерлока Холмса не просто сыщиком, но большим оригиналом, упорно соревнуются друг с другом в выдумывании невероятных гениев сыска и наделяют их разнообразными чудачествами. Маленькую Элизабет, однако, замыкает в четырех стенах не потакание своим прихотям, а жестокая житейская проза. И в невольного сыщика ее превращает не тяга к авантюрам, а элементарная необходимость. Мне… приходится действовать, чтобы понять, что происходит, и защитить тех, кого я люблю, — резонно объясняет она своему приемному отцу, старому доктору Бовуазену.

Тема одиночества старости и одиночества человека, вытесненного из полноценной нормальной жизни, традиционно получала сентиментальность. Эксбрая тоже грешит сентиментальностью, но, опять-таки в согласии с французской традицией, разводит ее юмором, а то и гротеском. Его повествовательной манере присуща ирония, принимающая в этом романе, где рассказчиком выступает старый доктор, форму самоиронии. Противоречие между зловещим смыслом преступления и его бытовой заземленностью также питает иронию и могло бы перевести интеллектуальный детектив Эксбрая в более глубокое, отчасти философское русло и тем самым несколько изменить самый жанр в творчестве писателя, когда б ему достало на это мастерства.

Избранная библиография

Серия об Иможен Мак-Картри

Не сердись, Иможен! (Ne vous fâchez pas, Imogène! 1959)
Возвращение Иможен (Imogène est de retour, 1960)
Опять вы, Иможен? (Encore vous, Imogène? 1962)
Иможен, вы несносны! (Imogène, vous êtes impossible! 1963)
Наша Иможен (Notre Imogène, 1969)
Обручение Иможен (Les Fiançailles d’Imogène, 1971)
Иможен и белая вдова (Imogène et la veuve blanche, 1975)

Серия о Ромео Тарчинини

Жвачка и спагетти (= Веронские любовники) (Chewing-gum et spaghetti, 1960)
Самый красивый из берсальеров (Le Plus Beau des bersagliers, 1962)
Кьянти и кока-кола (Chianti et Coca-Cola, 1966)
Квинтет из Бергамо (Le Quintette de Bergame, 1967)
Ох уж эти флорентинки! (Ces sacrées Florentines, 1969)
Красавица Веронезе (La Belle Véronaise, 1972)
Запутанная любовь (Des amours compliquées, 1976)
Наденьте тапочки, Ромео (Mets tes pantoufles, Roméo, 1983)

Оцените статью
Добавить комментарий