Этьен-Эмиль Габорио

Этьен-Эмиль Габорио

— Лекок — жалкий сопляк, — сердито сказал он. — У него только и есть, что энергия. От этой книги меня просто тошнит. Подумаешь, какая проблема — установить личность преступника, уже посаженного в тюрьму! Я бы это сделал за двадцать четыре часа. А Лекок копается почти полгода. По этой книге можно учить сыщиков, как не надо работать.

Возможно, если бы Шерлок Холмс более внимательно относился к своим предшественникам, а доктор Уотсон обратил внимание своего заносчивого друга на явную ошибку в его характеристике полицейского расследования месье Лекока, описанную во второй главе знаменитого романа Артура Конан Дойля Этюд в багровых тонах. Не меньшую заносчивость проявляет знаменитый детектив и по отношению к другому герою, персонажу знаменитых рассказов Эдгара По — Огюсту Дюпену.

Но Шерлок Холмс забывает, что становление полиции как института в Англии произошло по аналогии с французской службой Сюрте, основателем и активным деятелем которой был Франсуа Видок 1. Окруженный ореолом легендарного преступника, он никогда так и не сможет разубедить своих полицейских коллег в своем окончательном исправлении, а потому всю жизнь будут постоянно на грани между миром криминала и миром, где правит закон.

Но для мира литературы Видок остался героем, чей образ мы постоянно встречаем в произведениях на криминальные темы того периода. А знаменитые Мемуары Видока служили неистощимым источником для творчества французских писателей, будь то Бальзак или Габорио. Поэтому как господин Лекок, агент французской Сюрте, так и Вотрен из романа Бальзака Отец Горио, очень схожи между собой, и одновременно описывают разные стороны одного и того же прообраза.

Этьен-Эмиль Габорио (Etienne-Emile Gaboriau) родился 9 ноября 1832 года в семье мелкого государственного чиновника Чарльза-Габриэля Габорио, неподалеку от современного Бордо. Отец будущего писателя был мелким чиновником, чья карьера вынуждала его совершать постоянные переезды, и также она металась поднимаясь и низвергаясь от случая к случаю, а может и просто по прихоти всякого рода чиновников. Важно, что он навсегда остался мелким чиновником.

Семья была вынуждена переезжать вместе со старшим Габорио, а жизнь была тиха и неприметна. Единственным значительным событием в детстве Эмиля стало рождение сестры Амели в 1838 году. Когда 1843 году Эмиль поступил в школу, судьба свела его, и он учился в одном классе с Альфонсом Миллаудом (Alphonse Millaud),  племянником известного французского издателя, сыгравшего в жизни и издании книг Габорио главную роль.

Но через какое-то время Эмиль вынужден был переехать и, бросив школу, продолжил обучение в небольшой семинарии в Провансе. На сегодняшний день не сохранилось никаких документов, получил ли Габорио полное образование или нет, но поскольку в его произведениях встречается латинские фразы, нужно признать, что этот классический язык он выучил неплохо.

В 1851 году Габорио идет на военную службу обычным пехотинцем. Он вернулся домой спустя два года, в декабре 1853 году, поскольку отец оплатил необходимый взнос для замены оставшихся семи лет службы. Габорио, признательный отцу за заботу, идет учиться на нотариуса.

Тяжелый труд литератора

Но его влечет литература и уже в 1857 году он публикует свой первый сборник стихов, который как и ожидалось практически не продавался. Но для молодого автора это знак и он устраивается журналистом в еженедельник Истина (La Verite). Сперва будущий писатель, молодой и горячий публикует стихотворение, подписывая его Эмиль Г., но потом начинает писать колонку Эхо недели (Echos de la Semaine). Статьи его колонки сосредоточены на культурных событиях французской столицы, а в частности на театральных постановках, поскольку автор обладает неуемной энергией, вскоре начинают выходить его биографические очерки об известных актрисах.

Понятно, что в эти годы его книги продавались плохо, а сам автор страдал от постоянной нехватки денег, но зато это был опыт, школа для будущего литература. За десять лет работы журналистом Габорио смог набить руку, и хотя не стал блестящим журналистом, но, когда пришла пора, и он стал писателем, работа пером и чернилам для него особой трудности не составляла. Уже в эти годы он пишет и крупные романы, которые также особого признания у читателей не получили.

Успех

Первый успех приходит с публикацией романа в жанре судебной драмы, который публиковался по частям в журнале Le Pays с сентября по декабрь 1865 года. Роман попался на глаза его давнему знакомому Миллауду и был переиздан в журнале Le Soleil весной следующего года. Это был настоящий успех, ведь этот журнал печатал лучших французских авторов того времени (Александра Дюма отца, Виктора Гюго и других). Опьяненный успехом Габорио моментально выдает еще один роман на подобную же тематику и издает его осенью 1866 года. Журнал Миллауда печатался тиражами, приближающимся к 200 тысячам экземпляров, в то время как ближайший конкурент и соперник журнал Le Figaro печатался тиражом не более 30 тысяч экземпляров.

В начале 1867 года Габорио начинает публикацию огромной эпопеи, впоследствии изданной в трех томах. Роман выходит на протяжении полутора лет. Габорио пишет один роман за другим, а благодаря удачливости его литературных агентов, с автором заключены контракты на перевод его романов на немецкий, английский и итальянский языки. К автору приходит международный успех.

Месье Лекок

Все вокруг только и говорят о Месье Лекоке, персонаже романов Габорио, который был представлен как серийный герой в трех романах. А автор занят исследованием полицейских отчетов, брошюр, писем и устных историй в поисках материала для своих будущих романов. В то время как его герой преобразует накопленный материал в таинственную силу, которая способна разгадать самые сложные загадки, распутать самые запутанные узлы, и ответить на необъяснимые вопросы. Эти таланты привели его героя во французское бюро полиции, для которой автор стал незаменимым и недооцененным консультантом. Лекок ни гроша не берет за свои услуги, работая ради удовольствия. Старший товарищ, ушедший на покой сыщик Табаре подобно своему более известному герою подключается к расследованию только в исключительных случаях, и делает это исключительно из любви к своей профессии. Огромный авторитет бывшего сыщика, ведь по одному его слову двадцать сыщиков, а если надо и сто, перевернут весь Париж вверх тормашками, служит только на благо людям. Подобно своему английскому коллеге, французские сыщики блестяще владеют и применяют мастерство дедукции, также как и в рассказах Конан Дойла основной причиной или поводом для преступления служат алчность и застоявшиеся проблемы семейных отношений, которые в течение долгого времени нагнаивались, и наконец обнаружили свое появление в убийствах и других преступлениях. Габорио ограничивает круг подозреваемых, поиски виновников идут среди родных или близких друзей покойного. Но в отличие от очень схематичного героя Конан Дойла, герои французского писателя больше похожи на персонажей романов тех лет, их раздирают внутренние противоречия и вопросы, которые они пытаются решить для себя, чтобы найти решение внутреннего конфликта. К примеру, Табаре разочарован системой правосудия, и его поиск преступника перекликается с внутренними поисками справедливости. Лекок также не прост в своем развитии, когда мы впервые встречаемся с ним, писатель намекает нам о том, что прошлое сыщика, было криминальным. Несомненно, эти внутренние драмы, не более чем наследие Бальзака, который блестяще показал драму человека на примере своего Растиньяка, а в основе лежит реальная история Видока.

Подобно Видоку, а позднее эту черту заимствуют все без исключения детективы того времени, Лекок умеет искусно маскироваться. Этот элемент показывает связь сыщика и криминальных элементов, но любое прямое сопоставление подавляется автором столь яростно, что приводит в смущение читателей романов Габорио. Так Лекок признается, что смог преодолеть свою зависимость от азартных игр, но осталась единственная страсть – слабость к женщинам. Впрочем французский писатель, не расписывает подробности этой ахиллесовой пяты сыщика, как и не дает внятного описания внешности Лекока.

Особенности романов Габорио

Сюжет судебных романов Габорио во многом повторяется. Вот как описывает его сам автор:

В прологе – преступление, в первом акте писатель дает подробное описание места преступления и сведений об убитом. В экспозиции делается попытка понять мотивы всех участников, связанных с делом, но здесь происходит утолщение сюжетной линии, поскольку виновного не видно. В этот момент подключается Табаре и пытается подсказать и вновь вернуть к нити логического рассуждения. И вот последний акт, решение суда, подсудимый осужден. Триумф сыщика!

Особую роль в романах Габорио играет шантаж, который является собой загадку, за распутывание которой берется сыщик. Шантаж является прямым воздействием, которое толкает людей на ограбление или убийство. Для писателя финальным моментом является факт, когда над людьми не довлеет сила прошлого, или неизвестного, которую некие истинные преступники пытаются использовать в корыстных целях. В описании шантажистов явно преобладают преувеличения, так к примеру Маскарот, владелец сыскного агентства, которое использует сведения собранные о клиентах или добывающее новые свидетельства, для того чтобы держать в страхе весь Париж.

Реклама и «тюрьма»

В апреле 1868 года издательство пошло на беспрецедентную рекламную компанию, обклеив Париж и ряд крупных французских городов огромными цветными афишами, где в четыре строки четырежды была написана только одна фраза Господин ЛЕКОК!, так издатели решили известить своих читателей о выходе нового романа Эмиля Габорио. Тщательно спланированная рекламная компания, утверждала, что выходит новый роман, в котором автор превзошел все написанное ранее. И действительно, это был последний роман в серии о Лекоке, огромное художественное произведение из двух частей.

Но Габорио настолько устал от работы над романами, что называл Париж своей тюрьмой. После выхода последнего романа, ему удалось ненадолго сбежать из столицы, чтобы совершить путешествие по живописной провинции. Он оставил цикл социальных очерков, а начатый новый детектив (Le Filou et l’agent de poli), который так и остался незаконченным.

Начавшаяся франко-прусская война (1870-1871), вернула писателя в столицу к работе, где он сделал основную массу работы над тремя новыми романами, который выходили вплоть до 1873 года.

Женитьба и смерть

Габорио, которому вот-вот должно исполниться сорок лет, наконец-то женится, на Амели Рожелет (Amelie Rogelet). Вместе они прожили недолго, свадьба состоялась 24 июля 1873 года, а 28 сентября 1873 года Габорио скончался, согласно медицинскому заключению от легочного апоплексического удара (une apoplexie pulmonaire). Амели не на много пережила мужа, спустя три года она скончалась.

Традиция полицейского романа

Возвращаясь к высказываниям Шерлока Холмса о Лекоке, надо сказать, что Конан Дойл, по воспоминаниям и оставленным заметками, относился к Габорио более благосклонно, чем его персонаж. А структура его романов Этюд в багровых тонах и Собака Баскервилей очень напоминает знатоками структуру романов французского автора.

Еще один след французского автора, оставшийся в культуре, это полицейский процедурных роман, чье появление завершило традицию идущую от Конан Дойла, традицию где господином положения был частный сыщик, поучавший полицию. В 50 годы, с появлением романов Хиллари Во и Эда Макбейна в детектив вернулся умный и ироничный полицейский, до этого представавший только в романах Габорио, почти как поэтический герой. Возможно российским Ментам, также есть чему поучиться у родоначальников жанра.

  1. В Англии полиция появилась в 1829 году, когда как во Франции в 1811 году.
54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий