Левантинец

Спейд не смотрел на пистолет. Он поднял руки и, откинувшись в кресле, сплел пальцы на затылке. Взгляд его, не выражавший никаких эмоций, был по-прежнему устремлен на смуглое лицо Каиро.

Каиро смущенно кашлянул и нервно улыбнулся:

— Я собираюсь обыскать ваши комнаты, мистер Спейд. Предупреждаю вас, что если вы попытаетесь мне помешать, я обязательно вас застрелю.

— Валяйте. — Голос Спейда был лишен эмоций.

— Поднимитесь, пожалуйста. Мне нужно убедиться, что вы не вооружены.

Спейд поднялся и выпрямился во весь рост.

Каиро подошел к нему сзади, быстро переложил пистолет из правой руки в левую и поднял полу пиджака Спейда. Почти упираясь дулом пистолета в спину, правой рукой он похлопал Спейда по груди.

Спейд резко двинул локтем по скуле Каиро и одновременно кистью руки вышиб пистолет.

Каиро откинул голову назад, лицо его исказилось от боли.

Сунув пистолет в карман, Спейд схватил левантинца за отвороты пиджака, медленно повернул к себе. На лице его благоухала нежная, почти трогательная улыбка. Правое плечо поднялось. Удар пришелся в подбородок. Каиро закрыл глаза и потерял сознание…

Спейд опустил обмякшее тело в кресло и начал опустошать карманы левантинца. Вскоре на столе образовалась кучка вещей. Спейд закурил сигарету и стал внимательно изучать свою добычу. Делал он это неторопливо, тщательно.

В бумажнике оказалось триста шестьдесят пять долларов в банкнотах, различного достоинства, билет на вечерний концерт в театр «Джиери»…

Спейд перегнулся через стол, пощупал пульс Каиро. Откинулся в кресло, свернул еще одну сигарету. Каиро застонал, веки его приоткрылись. Лицо Спейда приобрело вежливо-приветливое выражение, в уголках рта зазмеилась дружелюбная улыбка.

Джоэль Каиро приходил в себя медленно. Шумно выдохнув, шевельнул рукой, поднял голову, увидел Спейда, сел прямо. Морщась от боли, он пробормотал:

— Я мог застрелить вас, мистер Спейд.

— Вы могли попытаться это сделать, — поправил его Спейд.

— Я не пытался.

— Я это знаю.

— Тогда почему вы меня ударили, когда я уже был безоружен?

— Прошу извинения, — сказал Спейд и улыбнулся, обнажив нижние зубы, — но представьте мое смятение, когда я понял, что предложение пяти тысяч долларов было всего лишь вашим трюком.

— Вы ошибаетесь, мистер Спейд. Это совершенно серьезное предложение.

— Какого черта? — искренне удивился Спейд.

— Я действительно готов заплатить пять тысяч долларов за возвращение фигурки птицы. — Каиро дотронулся до своего припухшего лица и спросил строго по-деловому: — Она у вас?

— Нет.

— Если ее нет здесь, то почему же вы с риском для себя не дали обыскать ваш кабинет и приемную?

— Так что же, по-вашему, я могу позволить каждому вваливаться сюда и махать у меня перед носом пистолетом да еще и перетряхивать все вверх дном? — Спейд показал пальцем на кучку принадлежавших Каиро вещей. — У вас оказался мой домашний адрес. Вы там уже побывали?

— Естественно, мистер Спейд. Вы же знаете, я готов заплатить пять тысяч долларов за эту фигурку, но, если это окажется возможным, постараюсь избавить владельца от излишних расходов.

— И кто же этот владелец? Каиро мотнул головой и улыбнулся.

— Вам придется извинить меня, но на этот вопрос я не буду отвечать…

— Мне придется? — подался вперед Спейд. — Да я держу вас за горло, Каиро. Вы явились сюда и сразу довольно крепко связали свое имя с двумя убийствами. Этого достаточно, чтобы удовлетворить полицию. Так что теперь вам придется играть на моей стороне… иначе…

Каиро ничуть не встревожился.

— Я навел о вас самые подробные справки, прежде чем что-либо предпринять в отношении вас, и мне дали понять, что вы весьма благоразумный человек: вряд ли будете пренебрегать деловыми взаимоотношениями. Я предлагаю вам пять тысяч долларов…

Спейд постучал костяшками пальцев по бумажнику Каиро.

— Здесь нет ничего похожего на эту сумму. А на слово я не верю. Вы можете прийти сюда и сказать, что заплатите мне миллион за фиолетового слона — результат будет тот же.

— Я понимаю, понимаю. Вы хотели бы получить какую-то гарантию моей искренности. Задаток может помочь делу?

— Возможно.

Каиро протянул руку к своему бумажнику.

— Скажем, сто долларов вы возьмете?

— Пусть лучше будет две сотни. — Спейд вынул из бумажника сто долларов, потом вытащил еще одну бумажку.

Каиро промолчал.

— Вы полагаете, что птичка у меня, — проворчал Спейд. — Но вы ошибаетесь.

— Вы знаете, где она находится или где ее можно найти.

Спейд, казалось, не слышал сказанного.

— Чем вы можете доказать, что ваш клиент — действительно законный владелец?

— Доказательств, к сожалению, очень мало. Если вы знаете об этом деле достаточно, то вы знаете, что способ, которым статуэтку разлучили с моим клиентом, показывает, что его право на нее значительно более весомо, нежели кого другого, не говоря уж о Терсби…

— А что вы скажете о праве его дочери?

Глаза и рот Каиро широко раскрылись, лицо покраснело, голос стал пронзительным:

— Он — не владелец! И она…

Спейд сонно поморгал и предложил:

— Давайте лучше выложим карты на стол.

К Каиро сразу вернулось самообладание.

— Не думаю, что это будет целесообразно. Если вы знаете больше, чем я, я получу выгоду от вашей информации; вы тоже получите выгоду — в сумме пяти тысяч долларов. Но если вы знаете меньше меня, я сделал ошибку, придя к вам.

Спейд с безразличным видом показал на стол:

— Забирайте свои вещи! Если я правильно понял, вы оплачиваете мои расходы, пока я ищу птичку, и даете еще пять тысяч, если я найду ее?

— Да, мистер Спейд. Пять тысяч долларов минус задаток.

— Хорошо. И все — в рамках закона. Надеюсь, что мне не придется совершать убийства или кражи, я лишь попытаюсь вернуть птицу приемлемо честным путем.

— Если это окажется возможным, — согласился Каиро. — Но в любом случае с величайшей осмотрительностью. — Он поднялся и взял шляпу. — Я живу в отеле «Бельведер», комната шестьсот тридцать пять, если пожелаете встретиться. Могу я получить свой пистолет?

— Конечно. Совсем забыл.

Спейд вынул пистолет из кармана и протянул его Каиро.

Каиро направил пистолет в грудь Спейда.

— Пожалуйста, держите руки на столе, — с серьезным видом произнес он. — Я все-таки намерен обыскать ваши комнаты.

— Ну будь я проклят! — рассмеялся Спейд. — Ладно. Не буду вам мешать.

Оцените статью
Добавить комментарий