Хвост

Прошло полчаса после ухода Каиро. Спейд неподвижно сидел за столом, погруженный в раздумья. Потом, как бы подводя черту, громко сказал:

— Ну что ж, они ведь за это платят.

Вынув из ящика стола бутылку коктейля «Манхэттен» и бумажный стаканчик, он выпил, швырнул стакан в корзину, надел шляпу и пальто, выключил свет и вышел на освещенную по-вечернему улицу.

От стены ближайшего дома отделился низкорослый юноша в серой шапочке и таком же сером пальто.

По Саттер-стрит Спейд дошел до Кирни, где в табачном магазине купил два мешочка табаку «Булл Дурхэм».

Выходя из магазина, он опять заметил юношу в сером.

Когда без четверти восемь Спейд выходил из ресторана, куда зашел поужинать, юноша рассматривал витрину соседнего галантерейного магазина.

В отеле «Бельведер» Спейд поинтересовался у сидевшего за конторкой служащего о мистере Каиро. Тот сообщил, что Каиро вышел. Юноша сидел в кресле в дальнем углу фойе.

Тогда Спейд поспешил к театру «Джиери». Юноша прохаживался в толпе гуляющих перед рестораном Маркарда — чуть дальше по улице.

В десять минут десятого появился Джоэль Каиро, он быстро семенил по направлению к театру и не заметил Спейда, пока детектив не тронул его за плечо. Он удивился, но тут же сказал:

— Ах да, конечно, вы видели билет…

— Я хочу вам кое-что сказать. — Спейд отвел Каиро подальше от входа. — Вон тот парень в шапочке, у ресторана Маркарда.

— Сейчас посмотрю, — пробормотал Каиро и поднес к глазам часы, его глаза медленно поползли в сторону и уставились на юношу в шапочке.

— Кто это? — спросил Спейд.

— Я его не знаю.

— Он следил за мной по всему городу.

— Даю вам слово, что я его не знаю, мистер Спейд. Даю слово, что не имею с ним ничего общего. Я никого не просил о помощи, кроме вас, честное слово.

— Я просто хотел узнать это, потому что, если он будет слишком надоедливым, я могу сделать ему больно.

— Поступайте, как находите нужным. Он не относится к числу моих друзей.

— Ну и хорошо. На этом занавес опускается. До свидания! — Спейд пересек улицу и сел в трамвай.

Юноша последовал за ним.

На Гайд-стрит Спейд сошел и направился в свою квартиру. С первого взгляда было ясно, что здесь производился обыск. Умывшись и переодевшись, Спейд вновь вышел на улицу и на Саттер-стрит прыгнул в трамвай. Юноша не отставал.

Не доезжая кварталов двенадцать до «Коронета», Спейд выскочил из трамвая и быстрым шагом вошел в вестибюль знакомого ему дома. Набрал номера, замок входной двери зажужжал, открываясь. Спейд миновал лифт и лестницы, прошел вдоль длинного коридора, открыл дверь, запертую на йельский замок, и наконец вышел во двор. Двор вел к темной, узкой улочке, по которой Спейд прошел два квартала. Затем он направился к «Коронету».

Радость, с которой Бригид О’Шонесси встретила Спейда, свидетельствовала о том, что она совсем не была уверена в его возвращении. На ней был голубой атласный халат с халцедоновыми застежками на плечах, голубые чулки и такого же цвета тапочки.

Красно-кремовая гостиная была убрана. В камине потрескивали плохо очищенные от коры поленья.

— Вы принесли мне хорошие новости? — спросила она. В ее голосе чувствовалась тревога.

— Да. Нам не придется сообщать ничего, что им было бы известно и без нас.

— Значит, полиция обо мне не узнает?

— Нет.

Она облегченно вздохнула и со счастливым видом опустилась на ореховый диванчик.

— Как вам это удалось?

— В Сан-Франциско почти все можно купить.

— А у вас не будет неприятностей?

— Я не возражаю против разумной толики неприятностей.

Спейд стоял у камина и смотрел на Бригид глазами, которые изучали, оценивали ее, нисколько не скрывая, что они изучают и оценивают. Девушка слегка покраснела под этим взглядом.

— Вы ведь совсем не тот человек, — сказал он, садясь рядом, — за кого себя выдаете, верно?

— Не понимаю вас. — Ее глаза удивленно округлились.

— Манеры школьницы, — пояснил Спейд. — Запинания, румянец, волнение и прочее.

Бригид ответила торопливо, не глядя на него:

— Я ведь уже говорила вам, что была плохой — хуже, чем вы могли подумать…

— Как раз это я и имел в виду. Вы повторили то, что говорили раньше, теми же словами и с совершенно той же интонацией. Видимо, вы долго отрабатывали эту фразу.

Несколько мгновений она была в смятении, но потом рассмеялась:

— Ну хорошо, мистер Спейд. Я вовсе не та, за кого себя выдаю. Мне восемнадцать лет, я преступница по натуре, а по профессии — тряпичница. Но если это поза, то я, видимо, очень в нее вжилась, и вы не будете настаивать, чтобы я полностью от нее отказалась. Не так ли?

— О, не волнуйтесь, все в порядке… Между прочим, я сегодня виделся с Джоэлем Каиро. — Спейд произнес это в манере легкой непринужденной светской беседы.

Радостное оживление исчезло с лица Бригид. Ее глаза, устремленные на профиль Спейда, стали испуганными, настороженными. А он, развалившись на диване, с непринужденным видом рассматривал свои вытянутые ноги.

— Вы… вы знаете его?

— Я виделся с ним сегодня. Он собирался смотреть Джорджа Арлисса.

— Вы разговаривали с ним?

— Всего минуту или две, потом прозвенел звонок.

Бригид встала с диванчика, подошла к камину поворошить горящие поленья. Затем пересекла комнату, достала пачку сигарет, поправила штору и вернулась на свое место. Лицо ее было спокойно и безмятежно.

Спейд криво усмехнулся:

— Вы великолепны. Вы великолепно великолепны! Лицо Бригид осталось неподвижным.

— Что он сказал?

— О чем?

— Обо мне.

— Ничего.

Спейд повернулся и поднес зажигалку к копчику ее сигареты. На его лице с резкими чертами ярким огнем зажглись глаза.

— Ну, а что вообще он говорил? — спросила Бригид с полуигривым нетерпением.

— Он предложил мне пять тысяч долларов за черную птицу.

Она вздрогнула, зубы раскрошили влажный кончик сигареты.

— Вы не будете опять ворошить огонь и поправлять занавески? — лениво спросил он.

Бригид рассмеялась — ясный, жизнерадостный смех.

— Не буду. И что вы ему ответили?

— Что пять тысяч долларов — это приличная сумма. Она улыбнулась, но когда Спейд пристально взглянул на нее, улыбка Бригид стала гаснуть и наконец исчезла вовсе. На ее месте появилось обиженное выражение.

— Надеюсь, вы не собираетесь принять его предложение?

— Почему бы нет? Пять тысяч долларов — действительно большая сумма.

— Но, мистер Спейд, ведь вы обещали помочь мне. — Она мягко положила ладони на его руку. — Я доверилась вам. Вы не можете…

Она замолчала, нервно сцепив пальцы рук.

— Давайте не будем уточнять, насколько вы доверились мне, — проворчал Спейд. — Я обещал помочь вам — это верно, но вы не упоминали ни о каких черных птицах…

— Но вы, должно быть, знали, иначе не упомянули бы сейчас о ней. Во всяком случае, теперь-то вы знаете! Вы… вы не должны так со мной обращаться… — Глаза ее смотрели умоляюще.

— Пять тысяч долларов, — процедил Спейд в третий раз, — это большая сумма.

— Я отдала вам все деньги, которые у меня были. — В ее глазах блестели слезы. Голос подрагивал. — Я отдалась на вашу милость, сказала, что без вашей помощи погибну. Что же еще вам нужно? — Она подвинулась ближе и со злостью воскликнула: — Может быть, мне купить вас своим телом?

Их лица были на расстоянии нескольких дюймов. Спейд сжал лицо Бригид руками и поцеловал в губы, грубо и презрительно. Потом отпустил ее и сказал:

— Я обдумаю ваше предложение.

Хмурое лицо детектива было искажено гневом.

Она сидела неподвижно, касаясь пальцами лица, еще хранившего следы грубых мужских рук.

Спейд встал, сделал два шага к камину и, стиснув зубы, впился взглядом в языки пламени. Когда он повернулся к ней, две вертикальные линии на лбу над его носом казались глубокими трещинами между красными рубцами.

— Меня нисколько не волнует ваша честь, — пробормотал он. — Меня не интересуют ваши трюки, ваши секреты. Но мне крайне необходимо убедиться, что вы понимаете, что творите…

— Пожалуйста, поверьте: я знаю, что все к лучшему…

— Докажите это мне, — потребовал он. — Я хочу помочь вам. Я уж сделал все, что мог. Если потребуется, я и дальше буду действовать с завязанными глазами. Докажите, что для вас самой все ясно и вы не тычетесь наугад в разные стороны в надежде, что все образуется.

Бригид прикусила губу и опустила глаза.

— Тогда я должна поговорить с Джоэлем Каиро.

— Вы можете увидеть его сегодня. Спектакль скоро кончится. Позвоните ему в отель.

— Она испуганно взглянула на него.

— Но ему сюда нельзя приходить. Он не должен знать, где я живу. Я боюсь.

— Тогда — у меня, — предложил Спейд. Несколько мгновений она колебалась.

— Вы думаете, он к вам приедет? Спейд кивнул.

— Хорошо! — воскликнула Бригид, вскакивая: она была возбуждена. — Прямо сейчас и отправимся к вам.

Она поспешила в соседнюю комнату. Спейд бесшумно выдвинул ящик стола. На дне лежали две колоды игральных карт, пачка карточек для игры в бридж, штопор, обрывок красного шнура и золотой карандашик. Он задвинул ящик, зажег сигарету; вернулась Бригид в маленькой темной шляпке и лайковом пальто.

Их такси остановилось позади темного «седана», стоявшего напротив входа в дом Спейда. За рулем «седана» сидела Айва Арчер. Спейд коротко кивнул ей и вместе с Бригид О’Шонесси вошел в дом. В вестибюле он остановился.

— Вы можете подождать меня здесь пару минут? Я скоро вернусь.

— Пожалуйста, пожалуйста, — сказала Бригид, усаживаясь на одну из скамей.

Спейд направился к «седану». Едва он открыл дверцу машины, Айва поспешно произнесла:

— Мне нужно поговорить с тобой, Сэм. Могу я подняться к тебе?

Ее лицо было бледным и возбужденным.

— Только не сейчас. Айва скрипнула зубами.

— Кто она?

— Я очень занят, Айва, — терпеливо объяснил Спейд. — Что ты хотела?

— Кто она? — повторила Айва, кивком показав на дверь дома.

Спейд отвернулся от нее, посмотрел вдоль улицы. На ближайшем углу, прислонившись спиной к стене гаража, стоял юноша в серой шапочке.

Спейд нахмурился и взглянул на Айву.

— Так что ты хотела? Что-нибудь случилось? Тебе не следовало приезжать сюда в такое время.

— Ты не разрешил приходить в бюро, — жалобно сказала она, — а теперь уже нельзя и сюда. Ты не хочешь встречаться со мной? Почему бы не сказать об этом прямо?

— Ну, Айва, не нужно так ставить вопрос.

— Похоже, что я уже не имею никаких прав на тебя. Ты притворялся, что любишь меня…

Спейд устало сказал:

— Сейчас не время спорить об этом, дорогая… Ты что-нибудь хочешь мне сказать?

— Я не могу говорить с тобой здесь, Сэм. Спейд ничего не сказал.

Она сжала губы в тонкую линию, вздохнула и завела двигатель.

— До свидания, Айва.

Он хлопнул дверцей и, держа шляпу в руке, смотрел, пока машина не скрылась за поворотом. Потом вернулся в дом.

Оцените статью
Добавить комментарий