Три женщины

На следующее утро Спейд появился в своем бюро часам к десяти. Эффи Перин сидела за столом и просматривала утреннюю почту. На ее мальчишеском лице сквозь загар просвечивала нездоровая белизна. Она положила на стол пачку писем и нож для бумаги, которые держала в руках, и коротко сообщила:

— Она здесь.

Голос у Эффи был низкий и тревожный.

— Я же просил держать ее подальше от меня, — кисло пробурчал Спейд.

— Да, но вы не сказали, как это сделать. Не придирайтесь, Сэм, — сказала она устало. — Я с ней всю ночь провозилась.

Спейд подошел к девушке, положил ей руку на голову, пригладил волосы.

— Извини, детка, я не…

Он замолчал: дверь его кабинета открылась.

— Хэлло, Айва! — сказал он женщине, стоявшей на пороге.

— О, Сэм! — воскликнула она.

Это была светловолосая женщина лет тридцати с небольшим. Ее красота, достигшая зрелости, видимо, лет около пяти назад, уже несколько поблекла. Крепкое тело отличалось великолепными формами. Она была одета во все черное, траурное. Не произнеся больше ни слова, она отступила в сторону в ожидании Спейда.

Он убрал руку с головы Эффи Перин, вошел в кабинет, закрыв за собой дверь. Айва торопливо приблизилась к нему, подставив лицо для поцелуя. Она первая обняла Спейда. Он попытался отстраниться, но она положила голову ему на грудь и стала тихонько всхлипывать.

Он погладил ее по спине:

— Бедняжка… — Голос Спейда был очень нежен, но глаза потемнели от злости, зубы обнажились в волчьем оскале. Он отвел подбородок, чтобы не касаться короны ее волос. — Ты сообщила брату Майлса?

— Да, он приехал сегодня утром. — Ее слова трудно было разобрать из-за плача.

Спейд поморщился, украдкой взглянул на ручные часы. Было десять минут одиннадцатого.

Женщина подняла влажное от слез лицо.

— О, Сэм, — простонала она, — это ты убил его.

Спейд от изумления вытаращил на нее глаза. Его массивная нижняя челюсть отвалилась. Высвободившись из ее рук, он отступил на шаг.

Айва продолжала держать руки так, будто все еще обнимала его. Полные влажные губы ее дрожали.

Желтоватые глаза Спейда недобро сверкнули сквозь прищуренные веки.

— Кто, — спросил он холодно, — подал тебе эту блестящую идею?

— Я думала… — Из ее глаз опять ручьями потекли слезы. — Будь со мной ласков, Сэм, — прошептала она.

Он крепко сжал пальцы рук и раздраженно произнес:

— Господи, боже мой!

Она всхлипнула, прижимая к лицу платочек.

Спейд приблизился к ней, обнял за плечи, поцеловал за ухом.

— Ну, Айва, перестань. — Лицо его ничего не выражало. — Ты не должна была приходить сюда сегодня, дорогая. Это очень неразумно с твоей стороны. Ты не можешь здесь больше оставаться. Иди домой.

— Ты придешь сегодня вечером? — спросила она.

— Сегодня нет, — покачал головой Спейд.

— Но скоро придешь?

— Да.

— Как скоро?

— Как только смогу. — Он чмокнул ее в губы, повел к двери. — До свидания, Айва. — Закрыв дверь, вернулся к столу. Вынув из кармана куртки табак и сигаретную бумагу, он не стал свертывать сигарету, а долго сидел, задумчиво глядя на стол своего мертвого партнера.

Вошла явно взволнованная Эффи Перин. Она старалась держаться беззаботно:

— Ну как?

Спейд ничего не ответил. Он продолжал смотреть на осиротевший стол.

Девушка озабоченно нахмурилась и подошла ближе.

— Ну, — повторила она громче, — выяснили отношения со вдовой?

— Она думает, что это я застрелил Майлса.

— Чтобы жениться на ней?

Спейд не ответил. Девушка сняла шляпу с его головы и бросила на стол. Потом взяла из его неподвижных, застывших пальцев мешочек с табаком и бумагой.

— А в полиции думают, что я убил Терсби, — добавил Спейд.

— Кто он такой? — спросила Эффи, деловито насыпая табак на клочок бумаги.

— Терсби — это тот тип, за которым Майлс должен был следить по поручению Вандерли.

Гонкие пальчики ловко свернули тонкую сигаретку. Девушка лизнула ее языком, пригладила, скрутила концы и сунула Спейду в рот.

— Спасибо, детка, — сказал он, обнимая ее за талию и прижимаясь щекой к теплому бедру.

— Вы женитесь на Айве? — спросила Эффи, глядя сверху на его светло-коричневые волосы.

— Какие глупости, — пробормотал Спейд. Незажженная сигарета прыгала вверх-вниз, следуя движениям губ.

— Но она-то не думает, что это глупости. Да и как это ей могло прийти в голову после того, как вы себя вели с ней…

Спейд вздохнул:

— Лучше бы я ее никогда не видел.

— Раньше вы так не считали, — с легкой укоризной заметила девушка.

— Я всегда был неловок с подобными женщинами…

— Это ложь, Сэм! — воскликнула девушка. — Вы знаете, я считаю ее паршивкой, но с такой фигурой, как у нее, я бы и сама с удовольствием стала дрянью.

Спейд еще раз потерся о ее бедро, но ничего не сказал.

Эффи прикусила губу, наморщила лобик и, слегка наклонившись, спросила:

— Как вы думаете, не могла ли она его убить? Спейд распрямился, убрал руку с ее талии и улыбнулся.

Затем достал зажигалку и прикурил.

— Ты просто ангел! — сказал он с неожиданной нежностью. — Милый пустоголовый ангел.

Она криво улыбнулась:

— В самом деле? А что если я добавлю маленькую деталь: когда я приехала к Айве в три часа ночи, она только что вернулась домой.

— Ты это серьезно? — Глаза Спейда вновь стали жесткими и внимательными, хотя губы продолжали улыбаться.

— Она не сразу открыла мне дверь, раздевалась или заканчивала раздеваться. Я увидела ее одежду сваленной беспорядочной грудой на стуле. Айва сказала, что она спала; хотя постель была измята, в ней явно никто не лежал.

Спейд потрепал девушку по руке:

— Ты у меня детектив, детка, но, — он покачал головой, — в том-то и дело, что Майлса она не убивала.

Эффи Перин отдернула руку.

— Эта паршивка хочет выйти за вас замуж, Сэм, — горько сказала она.

Спейд раздраженно мотнул головой.

— Вы ее видели прошлой ночью? — требовательно спросила Эффи.

— Нет.

— А если честно?

— Честно. Не изображай из себя Данди, детка. Это тебе совсем не идет.

— А что, Данди уже успел вцепиться вам в волосы?

— Угу. Он и Том Полхаус забежали ко мне опрокинуть по рюмочке рома в четыре часа ночи.

— Они что, действительно думают, что вы убили этого… как там его зовут?

— Терсби. — Спейд кинул окурок в медную пепельницу и начал сворачивать новую сигарету.

— Они так думают? — настаивала девушка.

— Бог их знает.

— Я переживаю за вас. Вы всегда так уверены в себе, что это когда-нибудь погубит вас.

Спейд притворно вздохнул:

— Данди говорит то же самое. Но ты, дорогой мой ангел, главное, держи подальше от меня Айву. А уж с остальным я как-нибудь сам справлюсь. — Он резко встал, нахлобучил шляпу. — Закажи новую табличку «Спейд» вместо «Спейд и Арчер». Я вернусь через час или позвоню.

Спейд пересек длинное фоне отеля «Сент-Марк», подошел к конторке и спросил рыжеволосого парня, у себя ли мисс Вандерли.

— Она выписалась сегодня утром, мистер Спейд.

— Спасибо.

Мимо конторки он прошел в небольшой кабинет, где за столом из красного дерева восседал не первой свежести человек, одетый во все темное. На краю стола покоилась большая красивая призма с надписью: «М-р Фрид».

Фрид вышел из-за стола, приветливо протянул руку.

— Меня ужасно расстроило известие об Арчере, Спейд, — сказал он тоном человека, умеющего выражать соболезнование без излишней навязчивости. — Я только что прочел в газете. Знаешь, он ведь был здесь прошлым вечером…

— Спасибо, Фрид. Ты с ним разговаривал?

— Нет. Он сидел в фойе, когда я вошел в начале вечера, но я не стал к нему подходить. Я подумал, что он, скорее всего, работает, а вы ведь не любите, когда вас отвлекают. А это имеет какое-нибудь отношение к нашему…

— Не думаю. Во всяком случае, мы постараемся вообще не упоминать об отеле, если это окажется возможным.

— Спасибо.

— Пустяки, Ты не мог бы мне сообщить кое-что об одной бывшей постоялице, а потом забыть, о чем я тебя спрашивал?

— Ради бога!

— Сегодня утром отсюда выписалась некая мисс Вандерли. Мне нужны подробности.

— Идем, — сказал Фрид. — Попробуем выудить, что можно.

Спейд покачал головой:

— Я не хочу, чтобы меня видели.

Фрид понимающе кивнул и вышел из кабинета. Минут через пятнадцать он вернулся.

— Она приехала в прошлый вторник — как указано в анкете — из Нью-Йорка. Чемоданов при ней не было, только несколько сумок. Телефонных разговоров не заказывала, почту почти не получала. Сегодня утром она вышла из отеля в половине десятого, вернулась через час, заплатила по счету, потом ее вещи снесли в машину. Она оставила адрес для пересылки почты: Лос-Анджелес, отель «Амбассадор».

Когда Спейд вернулся в свое бюро, Эффи Перин, оторвавшись от пишущей машинки, сообщила:

— Приходил ваш друг Данди. Он хотел взглянуть на ваши пистолеты.

— И?

— Я сказала, чтобы он зашел позже, тогда вы ему сами их покажете.

— Молодец. Если он опять придет, можешь выложить перед ним весь мой арсенал.

— Еще звонила мисс Вандерли.

— Наконец-то. Что она сказала?

— Она хочет видеть вас. — Девушка взяла со стола листок бумаги и прочитала запись: — Она в отеле «Коронет» на Калифорния-стрит, номер тысяча первый. Спросить мисс Лебланк.

— Дай сюда, — сказал Спейд и протянул руку. Он вынул зажигалку, высек огонь, поджег бумагу, держа горящий листок в руке до тех пор, пока от него не остался один пепел, затем бросил на пол и тщательно растер каблуком.

Оцените статью
Добавить комментарий