Появление майора Пронина

Это было в 1939 году.

Лев Овалов, достаточно известный к тому времени писатель, чьи повести Болтовня, Ловцы сомнений, Утро начинается в Москве и другие были отмечены доброжелательной критикой, впрочем, не только доброжелательной.

Кстати, вышел он из древнего дворянского рода, его прадеды — профессор Московского университета С. И. Баршев, известный ученый-невропатолог А. Я. Кожевников, среди его предков русский мыслитель начала XVIII века Д. Е. Тверитинов, в словаре Брокгауза и Ефрона упомянут едва ли не десяток представителей рода, из которого вышел Л. С. Овалов, ставший истинно пролетарским писателем — в двадцатые, тридцатые годы он числился рабочим, пришедшим в литературу.

Так вот, в 1939 году будущий создатель образа майора Пронина работал главным редактором журнала Вокруг света. Как человек, прошедший и журналистскую школу, и писательскую, он прекрасно понимал важность жанрового разнообразия в журнале. Советские граждане путешествовали тогда чрезвычайно мало, если вообще кто-то путешествовал, поэтому оставалось придать журналу хоть какую-нибудь приключенческую живость. Однако, и это было непросто, соблазнить кого-либо из писателей написать о политической разведке, о разоблачении вражеских агентов, о затаившихся буржуях.

И тогда Лев Овалов сам взялся за детектив.

Так возник первый рассказ о майоре ПронинеСиние мечи. Опубликовал его, естественно, журнал Вокруг света. Рассказ был хорошо встречен и читателями, и критикой. Это вдохновило писателя он понял, что нащупал тему, которая требует продолжения, развития. И плотно засел за Приключения майора Пронина. Вскоре книга была написана.

Шел 1940 год, довольно сложный год и в политическом, и в военном смысле слова. Но рукопись молодого писателя понравилась ее начали готовить к публикации в журнале Знамя, одновременно предполагался выход отдельной книги в Воениздате.

До какого-то момента все шло прекрасно — редколлегии одобрили рукопись, в типографии был сделан набор, счастливый автор вычитывал верстку, внося последние незначительные исправления, но… Где-то кто-то усомнился в надобности такого героя, такой книги. И дело остановилось. Вроде бы и не происходило ничего жесткого, запрещающего, однако, в журнале повесть не появлялась, отдельной книгой не выходила. Более того, Овалов с ужасом узнал, что типографские наборы были попросту рассыпаны.

Прошел год, наступила весна 1941 года, и с книгой начали происходить события уже совершенно неожиданные. Сохранившийся экземпляр верстки какими-то странными путями оказывается на столе В. М. Молотова, человека, входившего в тройку самых влиятельных вождей тогдашнего Советского Союза. Вячеслав Михайлович прочел о приключениях майора Пронина, более того, книга ему понравилась.

И однажды раздается телефонный звонок — точь-в-точь как это и бывает в настоящих детективах. Звонил Л. С. Овалову, правда, не Молотов, звонил его помощник. Он произнес немало всяческих добрых слов о книге, о впечатлении, которое она произвела на Молотова и в заключение выразил искреннее удивление своего начальника — почему книга не опубликована?

Это был перелом.

Повесть срочно набрали заново, и она появилась тут же, в апрельском номере Знамени. Журнал Огонек печатает продолжение — Голубой ангел. В мае на стол счастливого автора ложится уже отдельная книга — Приключения майора Пронина.

Казалось бы, перед писателем открываются безграничные возможности, его работа признана не только самыми высокими вождями страны, она признана и оценена широкими читательскими массами.

Да, это был май 1941 года.

Добавить комментарий