Коломбо и предшественники

Коломбо и предшественники

Легендарная роль Питера Фалька — лейтенант полиции Лос-Анджелеса Коломбо, сыщика с мозгами Шерлока Холмса, но одетого как бомжа. В течение 30 лет Коломбо появлялся на экране, чтобы продолжать удивлять зрителей новаторским подходом в этом знаменитом детективном сериале.

Марк Доидзиак (Mark Dawidziak), автор единственного исследования о Коломбо, пишет, что все Великие Детективы начинали свою карьеру как литературные герои, а лишь потом были экранизированы. С Коломбо все было иначе. Он стал первым детективом, которого взрастило телевидение. Его персонаж стал настолько популярным, что имя превратилось в символ, подобно Шерлоку Холмсу или Эркюлю Пуаро, и сегодня трудно недооценить тот вклад, который этот персонаж внес в развитие жанра.

Сериал о лейтенанте Коломбо впервые появился на экране в 1971 году. Отцы-основатели — сценаристы Ричард Левинсон (Richard Levinson) и Уильям Линк (William Link), были заядлыми любителями детектива. Они буквально пропитались стереотипами и шаблонами классического детектива, но также они хорошо понимали исчерпанность в дальнейшем развитии сюжетной линии этого жанра. Подобно Дороти Л. Сэйерс их больше интересовало обрамление детективных историй, а не поиск новых сюжетных линий. Оставил в качестве основы традиционную историю с загадкой, их новаторский вклад заключался в изменении обрамления, ставшего к тому времени навязчивым в традиционном детективе.

В своем интервью 1981 года Левинсон признается, что в создании образа Коломбо на них с Линком серьезным образом повлияли два персонажа — Порфирий Петрович из романа Федора Достоевского Преступление и наказание и отец Браун из рассказов Гилберта Кита Честертона. Для обоих сценаристов эти герои слились в единый образ Великого Детектива, хранителя консервативных традиций и устоев, в мире, где все подвергалось изменениям, и любые незыблемые основы были расшатаны. Детектив стал для них символом неизменяющегося свидетеля, видевшего появления и угасание теорий Дарвина, Фрейда, Юнга, Фрэзера и других.

В самом начале XIX века в России, многие интеллектуалы с восторгом приняли и пропагандировали нигилистические и революционные идеи. Оправдывали изменение моральных ценностей и использование насилия как средства для достижения цели. В русской литературе этот нигилизм хорошо виден, к примеру, в поэзии Пушкина. Одновременно в Германии философ и писатель Фридрих Ницше расширяет нигилистические взгляды того времени, предложив концепцию Сверх-человека, стоящего по ту сторону добра и зла.

Один из молодых людей XIX века, который решал для себя вопрос о том, можно ли выйти за пределы морали, стал Достоевский. Его роман Преступление и наказание стал нравственным ориентиром в мировой литературе, другим таким ориентиром стали рассказы Гилберта Кита Честертона об отце Брауне. Для Честертона сочинение этих детективных рассказов стало своего рода позицией защищавшей его от увлечения атеизмом и нигилизмом. Британские интеллектуалы также реагировали на модные европейские концепции, но эта реакция была скорее эстетической, чем политической. Поэтому Колобо связывает в себе две традиции – русскую и англо-американскую, консерватизм и эстетическую революцию для детективов второй половины XX века.

Многие черты были списаны сценаристами у этих гениев Англии и России. Так смирение Коломбо — черта заимствованная у отца Брауна, но исследователи отмечают поразительное сходство с Порфирием Петровичем: внешностью, характером и методом расследования. Коломбо как Порфирий Петрович и отец Браун обычный человек, внешность которого свидетельствует об отсутствии вкуса, а помятая и поношенная одежда о простоте и обыденности в повседневной жизни гениального ума.

О близости этих людей к простым обывателям свидетельствуют их имена. Достоевский выбрал для своего героя более чем обычное имя, для того времени, а Левинсон и Линк подражая Честертону никогда и словом не обмолвились об имени лейтенанта. Поэтому в различных энциклопедиях авторы статей приводят самые различные варианты исходя из собственных соображений: Филипп, Милдред, Франк или Иосиф.

Честертон скопировал образ своего героя с реального служителя римо-католической церкви, отца Джона О’Коннора, сельского священника, поразившего Честертона своим острым умом и огромными познаниями. Именно отец Браун передал свою скромность, удивление, смирение и благодарность перед лицом Общества или Вселенной. Именно детективные рассказы Честертона, комичные, беззаботные истории стали основой для сюжетов сериала о Коломбо. Истории-головоломки, позволяющие получить наслаждение от интеллектуальной игры, в отличие от сложного и глубокого романа Достоевского, стали моделью для сюжетов Коломбо.

Итак, получив в качестве исходного материала гениальные произведения, заслуга Левинсона и Линка заключается в умении органично слить эти две совершенно непохожие друг на друга вселенные, чтобы представить миру нового Великого Детектива, органично сочетающего в себе гений и простоту, искренность и ироничность имя которому — лейтенант Коломбо.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий