vldmrvch.ru

Доктор Гидеон Фелл

После успешной публикации своего первого романа, Джон Диксон Карр переехал в Нью-Йорк, где вместе с двумя друзьями арендовал квартиру. В конце 20-х годов он формирует писательский стиль, который останется у него на всю жизнь. Он терпеливо и сосредоточенно работает над каждой книгой, просиживая над печатной машинкой до 12 часов в день, иногда несколько недель, а порой и несколько месяцев. А после ее завершения бурно празднует ее окончание, с друзьями и шумными попойками. Надо сказать, что с женой Карру очень повезло после нескольких безуспешных попыток изменить стиль жизни, она отказалась от своего намерения и просто приняла все как есть, обильно курящего и пьющего в моменты между работой над очередным романом.

Карр познакомился с Кларисой Кливс (Clarice Cleaves) в 1930 году во время возвращения в Америку из Лондона. Молодой писатель возвращался из отпуска, а девушка направлялась в США с целью найти там работу. Корабельный роман расцвел, а в 1932 году они поженились, не пригласив на свадьбу ни родных ни друзей. Вскоре после свадьбы молодые решили съездить ненадолго в Лондон, а после приезда остались там на шестнадцать лет. Это были лучшие годы в творчестве детективного писателя. В одной из своих радиопостановок Бритва на Флит-стрит (A Razor in Fleet Street, 1948) автор устами своего персонажа, молодого американца влюбленного в английскую девушку, говорит, Лондон является также и моим домом, в некотором смысле. Он околдовал меня еще когда я был мальчишкой. Ведь здесь жили Шерлок Холмс! Фу Манчу! а сквозь туман доносится стук хендомского экипажа…. В отличие от Америки, где основной национальной чертой, по словам Карра, было накопительство, в Англии сохранился дух рыцарства и чести, поскольку традиция здесь была превыше всего.

Уже в следующем году выходит роман Логово ведьмы (Hag’s Nook, 1933) в котором автор представляет на суд читателей нового детектива знаменитого доктора Гидеона Фелла. В целом атмосфера этого романа не сильно отличается от детективов с Бенколеном, сохраняя европейские черты — семейное проклятие, древняя рукопись, разрушенная тюрьма, злая ведьма и конечно невероятное преступление. Но вместо удалого Анри Бенколена ему на смену приходит детектив внешне напоминающий Г. К. Честертона, знаменитого автора рассказов об отце Брауне.

Доктор Гидеон Фелл

Доктор Гидеон Фелл (Doctor Gideon Fell) — персонаж Джона Диксона Карра, который автор продолжал использовать на протяжении почти 25 лет, чьи характер и привычки как у истинного англичанина остались неизменными, а прототипом для которого послужил литературный кумир — Гилберт Кит Честертон.

Доктор Гидеон Фелл, тучное тело которого едва умещалось в глубоком кожаном кресле, набивал свою трубку … слегка задыхался, утомленный даже таким ничтожным усилием, как набивание трубки. Он был тучен и ходил опираясь, как правило, на две трости. В лучах света, падавшего из передних окон, его длинные густые темные волосы, в которых, словно пышные белые плюмажи, сверкали седые пряди, развевались, как боевое знамя. Эта грозная копна как бы двигалась впереди него, прокладывая ему путь. Лицо у него было большое и круглое, покрытое здоровым румянцем, и на нем то и дело возникала мимолетная улыбка, появляясь откуда-то снизу, из-под многочисленных подбородков. Но что сразу обращало на себя внимание, так это чертики у него в глазах. Он носил пенсне на широкой черной ленте, и его маленькие глазки сверкали над стеклами, когда он наклонял вперед свою крупную голову; он мог быть свирепо-воинственным, и хитро-насмешливым и каким-то образом умудрялся сочетать в себе то и другое одновременно.

Огромный живот, непослушные волосы, все эти приметы напоминают нам великого английского автора, создателя популярных рассказов об отце Брауне.

Он откинулся в кресле, приятно разогретый вином, и слушал своего собеседника. Рэмпол не взялся бы выступать в роли знатока по поводу совместимости разных напитков, однако был слегка ошарашен, видя, как Фелл наливает в бокалы вино после портера, а потом, в конце обеда, завершает все это пивом. … Красный от выпитого вина, он все говорил и говорил, раскачиваясь на своем стуле, роняя пепел от сигары на галстук, то и дело принимаясь смеяться. Только после того, как официант начал ходить возле их столика, почтительно покашливая, удалось его уговорить уйти из ресторана. Громко ворча, опираясь на две свои палки, доктор Фелл с трудом двинулся из ресторана, сопровождаемый Рэмполом.

Подобно Честертону и другим его друзьям из Детективного клуба, доктор Фелл большой любитель засесть в баре и наслаждаться беседой, потягивая английский грог.

Подобно большинству приключений доктора Фелла, эта история началась в баре. Она касалась вопроса, почему на лестнице ворот Изменников в лондонском Тауэре оказался труп молодого человека в костюме для гольфа и в совершенно не соответствующем костюму головном уборе. В этом виделось нечто крайне нелепое и даже жуткое. Невинная история с кражей шляп, которой в последнее время забавлялись лондонцы, начинала представляться в ином, более зловещем свете.

А черед несколько страниц появляется доктор:

Вот он, доктор, добродушный и веселый толстяк, который, кажется, стал еще более грузным и дышит еще тяжелее, изнемогая под собственным весом, с сияющим красным лицом, с помаргивающими маленькими глазками за очками на широкой черной ленте. Полные губы под вислыми бандитскими усами расплывались в хорошо знакомой усмешке, от которой вздрагивали все его многочисленные подбородки. На голове красовалась неизменная черная шляпа с широкими полями, из-под необъятного черного пальто торчали широченные брюки. Его величественная фигура заполнила собой всю лестницу, причем одной рукой он опирался на ясеневую трость, а другой размахивал в воздухе. Это было похоже на появление Деда Мороза или старого короля Коля. И в самом деле на карнавалах доктор Фелл частенько наряжался в старого короля Коля и от души наслаждался ролью.

Как мы видим в отличие от ранних романов, где нагнеталась атмосфера неестественного, запретного, таинственного, в романах о докторе Фелле появляются нотки искрометного юмора, и дело об убийстве чудесным образом превращается в убийство в выходные. Темная и угрожающая атмосфера превращается в карнавал веселья, где присутствуют демонические образы, но они все больше похожи на маски, за которыми скрываются обычные люди.

После выхода второго романа о докторе Фелле (Загадка безумного шляпника), Дороти Л. Сэйерс написала, что романы Карра создают очень приятное впечатление, создавая атмосферу посредством описания бытовых деталей, или воображаемых предметов (утерянный рассказ Эдгара По), вызывая восхищение бесшабашным абсурдом, который звучит как реальность. К слову, именно эта английская писательница первая указала на сходство между доктором Феллом и Честертоном, а также общее влияние председателя Детективного клуба на работы Карра, это касается экстравагантных персонажей, и сюжета, чувствительности к символизму, и историческим ассоциациям, … а также сумасшедшим нелепостям.

Работы Карра не претендуют на изысканный стиль или слог, он описывает ситуацию простыми, не очень длинными фразами, но даже эта простота создает очень яркое визуальное ощущение всего происходящего. Простые слова и фразы превращаются в своего рода поэзию, которая позволяет читателю полностью погружается в атмосферу загадки, а Карр был мастером не только в загадывании головоломных преступлений, но и в описании эмоций, сопровождающих расследование.

После успеха первых романов с Гидеоном Феллом, Карр решается на эксперимент — сочетание комического убийства и расследования. Романы Восемь мечей (The Eight of Swords, 1934) и в некоторой степени Слепой цирюльник (The Blind Barber, 1934) буквально искрятся юмором. Дороти Л. Сэйерс и Энтони Баучер единодушно описывают, что при чтении этих романов, они буквально не могли удержаться от хохота во время чтения этих произведений. Невероятные интриги с основой на комическом эффекте, сумасшедшие герои и ломаный английский в сочетании с имитацией пьяных рассказов, создают неповторимое ощущение.

Впрочем отношение к юмору Карра, вопрос очень субъективный. Несмотря на многочисленные заявления поклонников творчества американского писателя, его юмор не дотягивает до блестящих образцов комического гения П. Г. Вудхауза, стиль которого основан на сочетании трех основных элементов: невозмутимого рассказа, блестящих сравнений и острой интриги. Если последний элемент действительно удается Карру, то первые два появляются редко и неуверенно. Юмор Карра это комедия неловких положений, в которых оказывают герои его романов. Но именно юмор по признанию критиков делает произведения с доктором Феллом лучшими произведениями в его большом наследии.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе