vldmrvch.ru

Жан-Батист Адамберг

Жан-Батист Адамберг (Jean-Baptiste Adamsberg) — комиссар французской полиции, герой серии детективных романов Фред Варгас. Живет и работает в пятом, а затем в тринадцатом округе Парижа (т.е. Латинском квартале, известном как Студенческий). До того как его перевели в парижскую полицию, он с двадцати пяти лет работал обычным полицейским в своем родном городе, где его необычные способности помогли дослужиться до комиссара. Жан Батист Адамберг исходил босиком все каменистые склоны нижних Пиренеев. Он там жил, там спал, а впоследствии, став полицейским, там же и работал, расследуя убийства, совершенные в деревенских каменных домишках, и убийства, совершенные на горных тропах. Он прекрасно знал, как хрустят камни под ногами, как гора заставляет человека прижиматься к отвесной стене и пугает его, словно жилистый злой старик. В двадцать пять лет Адамберг начал работать в комиссариате, где его прозвали лешим. Может быть, желая подчеркнуть его диковатые манеры и необщительность – он точно не знал. Сам он не считал это прозвище ни оригинальным, ни лестным и не понимал, откуда оно взялось… Юный леший, раскрывший четыре убийства, вскоре стал инспектором, а потом комиссаром, и все эти годы он по прежнему часами что то чертил, расправив свои бесформенные брюки и пристроив на коленях листок бумаги. И вот две недели назад ему предложили место в Париже.

Adamsberg

Впервые Жан-Батист (на русский манер это Иоанн Креститель) появляется в романе Человек, рисующий синие круги. Это медлительный и мечтательный молодой человек, с очень хаотичным поведением. С самого начала своей деятельности в парижской полиции он отличается от других полицейских отсутствием методы в ведении расследования, неумением анализировать, и долго и сосредоточено вести дискуссию, аргументируя свою позицию. Он даже не мог понять, как можно прийти к какому-либо выводу посредством рассуждений. Адамберг обычно так и находил решение: он ждал, когда идея придет сама собой. Когда она всплывала у него перед глазами, словно мертвая рыба на гребне волны, он подхватывал ее и изучал во всех подробностях, стараясь оценить, нужна ли она ему в данную минуту, представляет ли она интерес. Адамберг никогда не размышлял, он то ли мечтал, то ли грезил, а потом оставалось только собрать урожай идей. Так рыболов, погрузив в воду сачок, водит им из стороны в сторону, затем вытаскивает и шарит в нем, нащупывая то камешки, то песок, то водоросли, то ракушки, пока не находит среди них креветку. В голове Адамберга попадалось множество водорослей и камней, бывало, он в них крепко запутывался. Приходилось многое отбрасывать, от многого избавляться. Он осознавал, что разум служил ему чем-то вроде хранилища разных по своей значимости идей и что у большинства людей голова устроена совсем по-другому. Он также заметил, что между его собственными мыслями и мыслями его заместителя Данглара существует большая разница, такая же, как между сачком, полным всякой ерунды, и аккуратным прилавком в рыбном магазине. Но что он мог с этим поделать? В конечном счете ему все-таки удавалось кое-что выудить, если его не слишком торопили. Вот так Адамберг и пользовался своими мозгами, они были словно богатые рыбой морские воды: веря в их благодатную силу, человек давно уже отказался от намерения подчинить их своей воле. Но зато он обычно получал потрясающие результаты, основываясь на своей интуиции и великолепной чувствительности, словно от жестоких людей, событий или вещей пахло. Таким образом, комиссар Адамберг исключительная фигура в истории детективного жанра, поскольку в его стиле расследования не встречается привычных для детективного жанра методов и стереотипов расследования. Это безмятежное неведение завораживало, а порой крайне раздражало его помощника Данглара, который считал, что можно совершенно нормально исполнять свои обязанности, не будучи осведомленным о сути дела. Адамберг, наоборот, наиболее продуктивно работал именно в состоянии неуверенности, неопределенности, поскольку оно более всего соответствовало его натуре. … Многие годы Данглар, приходя то в восхищение, то в отчаяние, тщетно пытался приноровиться к образу мыслей Адамберга.

В повседневной жизни Адамберг ведет себя не менее экзотично, невысокий и худой, хотя и крепкий, … В общем, ничего впечатляющего, особенно если учесть, что выглядел этот тип весьма неопрятно, не явился для представления коллегам в назначенный час, его галстук красовался на совершенно мятой сорочке, кое как заправленной в брюки. Но как выясняется в очередном романе неопрятность комиссара не столько от того, что он был плохо научен в детстве, сколько из-за взбаламошенности его натуры. Комиссар Адамберг умел гладить рубашки: когда-то мама научила его приплющивать плечевой шов и расправлять складочки вокруг пуговиц. Он выключил утюг и уложил вещи в чемодан. Чисто выбритый, тщательно причесанный, он отправлялся в Лондон». В прошлом он всегда отличался от своих сверстников во дворе или школе, плохо понимал чего от него хотят в школе, «Ему всегда было трудно сосредоточиться, прежде чем что то прочесть, но хуже всего ему приходилось, когда предстояло читать вслух. Адамберг всегда плохо учился, ему было невдомек, зачем его заставляют ходить в школу, но, насколько мог, он старался делать вид, что трудится изо всех сил, лишь бы не огорчать родителей, а главное, они не должны были догадаться, что ему наплевать на учебу.

José-Garcia

Адамбергу повезло с помощниками, поскольку его первый заместитель Адриен Данглар, человек очень методичный и организованный, когда Адамберга перевели в уголовный розыск, ему пришлось побороться за то, чтобы увести с собой ясный и цепкий ум лейтенанта Данглара, которого повысили до капитана. А также Данглар великолепно знает культуру и искусство, что очень дополняет интуитивные способности комиссара, эрудиция этого человека казалась безграничной и почти смертоносной. Капитан страдал недержанием информации, которая извергалась из него частыми и неконтролируемыми толчками.

У комиссара по ходу серии зарождается и развивается роман с не менее эксцентричной особой — Камиллой Форестье — водопроводчиком и композитором. За любовью следовал целый круговорот разных сложностей, порожденных беспочвенными иллюзиями, упроченных толстыми надежными стенами, из которых уже никогда не вырваться. Страсть угасала, как свеча на ветру, и все кончалось тихим пристанищем у камина. А для такого человека, как Адамберг, сложности любви были тяжкой неволей. Он спасался бегством при одном лишь намеке на них, заранее предугадывая их появление, как опытный зверь, изучивший поведение охотника. И ему иногда казалось, что в этом бегстве от сложностей любви Камилла опережает его.

Jean-Hugues-Anglade-and-Vargas

Комиссару Адамбергу очень повезло, поскольку отдел, который он возглавляет все как один в трудную минуту не усомнились в виновности комиссара: после его побега двадцать шесть человек двадцать дней затаив дыхание ждали развязки, и ни один не поверил в его виновность, а главным образом благодаря такой талантливой писательнице как Фред Варгас, которая не раз доказывала, что именно благодаря ее таланту о приключениях комиссара узнал весь мир.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе