vldmrvch.ru

Ностальгия мисс Марпл

Агата Кристи неоднократно говорила о том, что устала от Пуаро. Но никогда не произнесла ничего подобного о мисс Марпл.

Создавая образ мисс Марпл, писательница наделила героиню некоторым сходством со своей покойной бабушкой, которая, как вспоминает Кристи в автобиографии, будучи сама жизнерадостной, всегда ожидала от всех и вся самого худшего… она просто не доверяла людям.

Старая дева мисс Марпл придерживается строгих моральных норм и правил, что совсем неплохо в обществе, где элементарные общечеловеческие нравственные принципы на каждом шагу попираются в безудержной гонке за богатством. Именно поэтому для мисс Марпл не существует, так сказать, презумпции невиновности: Не в ее характере было выносить виновному оправдание за недостатком улик, обычно она подозревала худшее и в девяти случаях из десяти оказывалась права.

Любопытно, что еще до рождения мисс Марпл, у Кристи появлялись персонажи, служившие своего рода предтечами образа любознательной старушки.

Так, скажем, самым любимым персонажем Кристи в Убийстве Роджера Экройда, как пишет она сама, была Каролина Шеппард, прокисшая старая дева, преисполненная любопытства, слышавшая и знавшая все — настоящая детективная служба на дому.

Впрочем, мисс Марпл по-человечески, несомненно, более мила, нежели ее сестры по страсти к доморощенным расследованиям. Одинокая жизнь, наблюдательность и склонность к сопоставлению увиденного ведут к тому, что одной из характерных черт мисс Марпл было любопытство, или, как она предпочитала называть это, заинтересованность в чужих делах.

Особая привлекательность мисс Марпл в том, что она взыскует истине и справедливость не в силу профессиональной принадлежности к корпусу блюстителей порядка, а по велению души, с глубоким уважением отзывается о ней инспектор Дэви, честный и добросовестный полицейский: Она в своей долгой жизни умела замечать зло, его чувствовать и с ним бороться.

Агата Кристи откровенно привязана к своей героине. Писательница разделяет ее острое ностальгическое чувство утраты доброй старой Англии. Именно в уста мисс Марпл она вкладывает свои собственные мысли о неотвратимости перемен: …путь назад невозможен, никто и пытаться не должен идти назад, суть жизни в движении вперед. Жизнь — это фактически улица с односторонним движением, правда?

Однако такова уж природа писательского дарования Кристи, что даже к этому дорогому ей персонажу она относится со своей обычной иронией. Получившая воспитание, типичное для провинциального среднего класса, мисс Марпл совершенно безразлична к искусству: Придется с сожалением признать, что культурные мероприятия меньше всего входили в ее планы. Она не заглядывала ни на выставки, ни в музеи. Мысль о то, чтобы пойти на показ моделей в салон дамских нарядов, И В голову ей не приходила. Она посещала, в основном, крупные магазины — отделы фарфора и стекла, а также отделы постельного белья и разных домашний принадлежностей.

Без сомнения, в мисс Марпл есть некая прелесть. Но скажите, какой нормальный человек с радостью согласился бы иметь ее среди своих ближайших соседей?

С этим образом связано у Агаты Кристи мощное ностальгическое начало. Сент-Мэри-Мид — каноническая патриархальная английская деревня с обязательной церковью и непременным пабом с каким-нибудь удивительным названием. Что-нибудь вроде Синий вепрь или Слон и замок, с ярко-зелеными лужайками… Словом, особый мир, в котором часы застыли в середине XIX века, а может, и еще раньше. Мисс Марпл, как и сама Агата, понимает неотвратимость перемен. Но разве в приверженности к старым традициям в торговле нет своего глубокого резона, утверждает Кристи в романе … и в трещинах зеркальный круг — Устояла перед натиском прогресса и бакалейная лавка Барнса, за что мисс Хартнелл, мисс Марпл и другие ежедневно благодарили небеса. И обласкают тебя, и на удобный стул возле прилавка посадят задушевно: какой кусок бекона вам отрезать, мадам, какой сыр желаете? А вот в конце улицы, на месте магазина, где мистер Томе когда-то торговал корзинками, сияет стеклом да металлом новехонький супермаркет — сущая анафема для пожилых обитательниц Сент-Мэри-Мид.

Кругом пакеты невесть с чем, нормальный человек о таком и слыхом не слыхивал, — жаловалась мисс Хартнелл. — Пакетищи с какими-то полуфабрикатами — изволь этим кормить ребенка на завтрак. А про нормальный бекон с яйцом забудь. И еще — сам должен брать корзину да выискивать, что тебе нужно, а оно обязательно расфасовано, да так. Что там либо намного больше, чем тебе хочется, либо намного меньше…

Особая тема — Новые Дома, не устраивающие приятельниц мисс Марпл и ее саму — ни архитектурой, ни планировкой, ни названиями улиц, ни самими обитателями. Именно из Новых Домов приходит к мисс Марпл здравомыслящая Черри Бейкер помогать по дому. Раньше прислуги не могли похвастать образованием, но по хозяйству управлялись хорошо. A нынче работать по дому приходят все больше образованные — не странно ли?

Да, пожалуй, уже в самом начале 60-х годов Агата Кристи правильно уловила новую тенденцию, позже распространившуюся по всему миру, а не только по капиталистическим странам. Сегодня, боюсь, и в самом деле нигде высшее, и даже университетское, образование вовсе не гарантирует сносный заработок. В самом деле, не странно ли?

Впрочем, мисс Марпл не без оснований убеждена в том, что люди в целом все те же, где бы они ни жили. Отсюда и ее метод расследования, основанный на поисках аналогий из прошлых лет и впечатлений, парадоксальным образом напоминающий британскую судебную систему, построенную на использовании прецедентов.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе