Мужественные люди

Сегодня трудно сказать, насколько сознательно Алистер Маклин полемизировал с коллегой, тоже, кстати, шотландцем по происхождению Йеном Флемингом, первые романы которого о суперагенте Джеймсе Бонде появились чуть раньше — в начале 50-х годов прошлого века. Впрочем, известно, что к творчеству Флеминга Маклин относился критически: Он не умеет выстроить историю. Ему необходимы секс, садизм и снобизм. Сказано это было в интервью десятилетия спустя после публикации романа Пушки острова Наварон.

Тем не менее идейная и художественная полемика с создателем образа непобедимого агента 007 очевидна. Бонд — вымышленный образ идеального английского джентльмена, частого посетителя закрытых клубов, шикарных магазинов и портных, без всяких сомнений и размышлений выполняющего задания своего руководителя — еще одного джентльмена, только существенно постарше.

В героях же Наварона, которые профессионально ничем не уступают Бонду, никакого джентльменства нет и в помине, о чем заявлено практически в самых первых строках книги: Капитан Дженсен, шеф каирского отдела диверсий и подрывных операций, самым обычным видом работы считал интриги, обман, подлог и маскарады с переодеванием. Дженсена уважали рабочие от Александреты до Александрии, правда, к уважению примешивалась изрядная доля страха, в роли погонщика верблюдов он превзошел всех бедуинов в окрестностях, и на всех рынках и базарах Востока не нашлось бы более эффектного нищего с такими правдоподобными язвами на теле.

Самое любопытное, что руководитель диверсионной группы капитан Меллори происходит из Новой Зеландии, подрывник капрал Миллер — типичный янки из Калифорнии, а бесстрашный и неутомимый здоровяк Андреа и вовсе по национальности грек. Чистопородных британцев всего двое — механик и связист Кейси Браун и юный лейтенант Энди Стивенс, единственный, кого можно отнести к разряду настоящих джентльменов, правда, с известной натяжкой.

Буквально с детских лет Стивенс испытывает физический страх, замешанный на страхе возможной неудачи, что стало закономерным результатом традиционных методов воспитания мужественного настоящего британского джентльмена: еще в подготовительной школе его грубо столкнул в бассейн отец сэр Седрик Стивенс, знаменитый исследователь и альпинист: Отец утверждал, что только так можно научить плавать. Он вспоминал, как отчаянно сопротивлялся, сколько воды наглотался с перепугу. Он вспомнил, как до слез хохотали над ним отец и два старших брата, огромные и веселые. Едва он вылезал из воды, они снова толкали его в бассейн….

Авторский тон нейтрален, но факты, изложенные автором, объясняют эмоции и поведение Стивенса, которому, несмотря на полученную тяжелейшую физическую травму, все же удается победить свой вечный страх. И ключевую роль в этой победе играет вовсе не англосакс, а бесстрашный грек Андреа: Андреа боялся. — Голос громадного, грека был ласков. — Андреа боялся. Андреа всегда боится. Потому я и жив до сих пор. — Он уставился на свои огромные руки. — Отчего многие погибли? Они не боялись так, как боялся я. Они не боялись всего, чего человек должен бояться. Всегда было что-нибудь такое, чего они забывали остерегаться. Но Андреа боялся всего. Он ни о чем не забывал. Так-то вот. — Он глянул на Стивенса и улыбнулся. — Нет ни смелых, ни трусливых людей на этом свете, сын мой. Есть только мужественные. Чтобы родиться, жить и умереть, для этого требуется много мужества. Даже больше, чем много. Все мы смелые, и все мы боимся. Того, кого люди называют смелым человеком, тоже охватывает страх, как и каждого из нас. Только он оказывался на пять минут смелее нас. На пять минут дольше, чем все остальные….

Какой впечатляющий контраст с абсолютно бесстрашным флеминговским Бондом!

Диверсантам Маклина, естественно, приходится убивать, но они всегда остаются людьми в отличие от хладнокровной машины для убийства, которую нередко напоминает знаменитый агент 007. Думается, что именно чувства самого автора выражают эмоции руководителя группы: Меллори почувствовал какое-то сострадание к нему (немецкому солдату). Этот человек был похож на него. Кто-то должен любить его. Это чей-то муж, брат. Или сын. Его заставили выполнять грязную и неблагодарную работу завоевателя.

Мужественные люди — самое точное определение героев романа Пушки острова Наварон. Столь же мужественны доктор Мейсон и Джекстроу из романа Бесконечная ночь. Совершенно неожиданно они столкнулись с коварными и жестокими преступниками, но ни на секунду не опустили рук в этой неравной схватке, хотя они вовсе не профессиональные диверсанты, а сотрудники научной полярной станции. Великолепно понимая грозящую ему опасность, мужественно идет на риск Тэлбот, герой романа Страх отпирает двери, в силу обстоятельств он практически в одиночку вступает в схватку с могучим гангстерским синдикатом.

Добавить комментарий