Филип Марлоу

Американский писатель Реймонд Чандлер с 1939 по 1958 год написал всего семь романов, не изменяя раз и навсегда выбранному главному герою — частному сыщику Филипу Марлоу; он же является центральным персонажем ряда небольших повестей, созданных во второй половине 40-х годов. Постоянен писатель и в территориальной привязанности: Чандлертауном и, одновременно, Лос-Анджелесом Филипа Марлоу, как его называет американский критик Э. Торп город Сан-Анджело, где обычно разворачиваются события этих произведений.

Впервые Филип Марлоу появляется в новелле, опубликованной в 1934 году. Как рассказывал позднее сам автор, Марлоу – это не один человек, а группа персонажей из целого ряда рассказов, которые Чандлер публиковал в журналах. Появление Марлоу связано с переходом писателя к крупной форме.

Чандлер развил линию крутого детектива, доведя концентрацию трупов, драк и перестрелок почти до предела. Но не в этом его сила; в известной степени кровавые жестокости — в количестве, сравнимом только с количеством бурбона, поглощаемого Марлоу в любое время суток и в любой обстановке, — условность, и имеет смысл учесть слова сыщика: К работе я отношусь совершенно серьезно. Но если ее детали воспринимать без доли юмора, то можно подохнуть от тоски. Черный юмор Марлоу направлен, прежде всего, на себя, на оценку своих поступков, причем, чем драматичнее выглядит сцена, тем смешнее пытается представить ее герой.

… Я ощущал затылок. Шляпа была на месте. Не без труда я снял ее и ощупал голову. Добрая старая голова, она у меня уже давно. Теперь он стала немного побольше, немного помягче и более чем немного чувствительнее. Но удар оказался не столь уж чувствительным. Пользоваться головой я еще мог. По крайней мере целый год. В ерническом тоне он предпочитает описывать и свои атакующие действия: Я наступил коленом ему на лицо. Колену стало больно. Больно ли было его лицу, он не сказал. Так как стоны не прекращались, я стукнул его дубинкой, и он замолк.

Однако эти, весьма характерные, примеры не должны вводить в заблуждение относительно истинного лица Филипа Марлоу. При всех его шести футах роста и ста девяноста фунтах веса, твердых мускулах и крепкой челюсти он отнюдь не супермен; просто с волками жить…

Мир, в котором он живет, — мир широко разветвленной организованной преступности; весь — довольно значительный — круг лиц, принимающих участие в том или ином произведении, так или иначе связан между собой, информирован о реальной (а не об официальной) власти, которой наделен каждый из них. Именно в такую среду раз за разом попадает Марлоу, берущийся ради заработка расследовать дела, которые ему предлагают отнюдь не невинные жертвы. Опасность — моя профессия, — несколько туманно из-за качества русского перевода объясняется Марлоу, — 25 в день и 250, если улажу это дело, — и это означает, что он опять с фатальной неизбежностью окунается в мир, где враги окружают его со всех сторон. Риск расстаться с жизнью реален для него несколько раз на дню. Если учесть, что как сыщик Марлоу далеко не идеален — он плохо разбирается в людях, часто ошибается в действиях, не обладает особой интуицией, — то резонно возникает вопрос: неужели только деньги заставляют его, бывшего работника прокуратуры, уволенного за дерзости, заниматься этим опасным делом?

Разумеется, нет. И в авторской трактовке этого образа содержится квинтэссенция детектива по Чандлеру. Филип Марлоу — романтический герой-фаталист, ревностно относящийся к системе нравственных ценностей с позиций гуманизма и даже рыцарства (Рыжий ветер). Это человек чести, что ярко продемонстрировано в романе Прощай, моя красавица и подтверждено в других.

Марлоу побеждает не только в силу своих интеллектуальных или физических качеств, сколько в силу того, что ценности, которые он исповедует, — выше тех, которым служат его противники. Поэтому автору не обязательно организовывать хитроумные и загадочные происшествия. В …Красавице основное убийство происходит на глазах и сыщика, и читателей, но погоня за гигантом-уголовником Мэллоем по кличке Лось оказывается той сюжетной пружиной, которая, раскручиваясь, сводит героя с целой серией преступных элементов и криминальных событий, расследование каждого из которых жизненно важно для сыщика. Он идет не сколько за одной-единственной тайной, сколько от одного непонятного преступления к другому и своим присутствием либо активным вмешательством готовит почву для официальных блюстителей закона — уголовной полиции.

Кстати сказать, его взаимоотношения с полицией отличаются от общепринятых для героя — частного сыщика: обычное состояние на грани конфликта иногда переходит во вполне дружеское, а в исключительных случаях Марлоу, выведенный из равновесия, позволяет себе даже заняться перевоспитанием блюстителей порядка: Пока вы не будете говорить правду самим себе, вы не услышите ее и от меня. Пока вы не научитесь всегда, в любое время, при любых условиях и обстоятельствах, не считаясь с последствиями, докапываться до истины, до тех пор я вправе прислушиваться к голосу совести и защищать своего клиента так, как сочту нужным. И так будет продолжаться до тех пор, пока я не буду уверен, что вы причините ему не больше вреда, чем того требуют интересы справедливости. Либо пока меня не заставят говорить силой.

Упреки Марлоу полиции в основном справедливы. Писатель задался целью показать, что коррупция охватила все государственные структуры, мафиозные группировки диктуют правила поведения и на борьбу с этим многоголовым чудищем отваживаются лишь одиночки. Думаешь, полицейские становятся нечестными только ради денег? — откровенничает с Марлоу один из рядовых полисменов. — Не всегда и даже не часто. Они попадают в систему. Им приходится делать то, что велят… Знаешь, что паршиво в этой стране?.. Человек не может быть честным, даже если захочет… Будешь честным — так лишишься последних штанов. Играй в грязную игру, иначе тебе нечего будет жрать… Знаешь, что я думаю? Этот мир надо переделать. Устроить моральное перевооружение.

Поэтому Марлоу имеет все основания исповедовать горькую истину: правосудие может победить, если ему поможет человек, готовый получить по морде рукоятью нагана. Один из них — сам Марлок; но в каждом романе, на его счастье, находится один-два человека такого же образа мышления, и если они не всегда встают плечом к плечу с сыщиком, то существенно помогают ему — иногда просто в моральном плане.

Криминальные сюжеты, которые выбирает Чандлер, не отличаются особой изысканностью; напротив, все они лежат в области обыденной жизни. В Высоком окне, например, это семейный конфликт, растрата на любовной почве и попытка жульничества с коллекционными монетами; в Прощай, моя красавица — снова любовь, вымогательство, игорный и наркобизнес; в Свидетеле — шулерство и борьба между двумя мафиозными кланами, в которой Марлоу случайно оказался меж двух огней; в Рыжем ветре — преступление, связанное с адюльтером. Каждый из этих сюжетов, более того — едва ли не каждая сцена завершается либо выстрелом, либо избиением до потери сознания, либо, в лучшем случае, просто пистолетом, направленным в живот собеседнику

Создается впечатление, что нормальное жизни просто не существует. Криминал растворен в воздухе. и сама атмосфера провоцирует на экстраординарные поступки. В такие вечера каждая попойка кончается дракой, — философствует Марлоу в экспозиции повести Рыжий ветер. — Смирные домохозяйки пробуют лезвия кухонных ножей и изучают шеи своих супругов. Случиться может что угодно. В баре вам даже могут налить полный стакан пива…

Романы Чандлера довольно многолюдны. Писатель хорошо владеет искусством портретирования — как внешнего, так и внутреннего, психологического. По крайней мере, его герои не только не похожи один на другого, но многие из них обладают достаточно выразительными и запоминающимися чертами. Эта сторона творчества Чандлера, а также его пристрастие к эмоциональному пейзажу-настроению во многих произведениях в сочетании с глубоко индивидуализированным образом главного героя, скрывающегося под маской черного юмора и самоиронии романтическую душу, дали основание не одному критику высказывать полушутливое сожаление о том, что такой талант расходует силы на несерьезную, то есть детективную литературу.

Расследование Марлоу не предполагает особого интеллектуального напряжения или внутренней сосредоточенности для интуитивного озарения ввязаться и во все эти неприятности — единственный для сыщика способ движения к истине. Марлоу обладает, конечно, некоторыми особыми качествами — и в первую очередь умением расположить к себе людей, разговорить их, дабы выудить необходимую информацию. С пожилой алкоголичкой и старой девой, водителем такси и главарем игорного бизнеса, ревнивым мужем и девицей из бара, ставшей женой миллионера, Марлоу умеет найти общий язык. Он в меру дерзок, в меру обаятелен, когда надо — хамоват, когда надо — учтив. Его можно сбить с ног неожиданным ударом, но нельзя сбить с толку. Он влезает в чужие жизни, как в свой холодильник.

Добавьте комментарий