В 1783 году окончилась война за независимость, которую вели английские колонии в Северной Америке против феодально-монархического гнета своей метрополии. Основной движущей силой этой войны были широкие народные массы, однако не они воспользовались плодами победы. Конституция, принятая в 1787 году, была составлена в интересах господствующих классов: крупных землевладельцев, торговцев и промышленников. При помощи высокого избирательного ценза от политической власти были отстранены мелкие фермеры, ремесленники и рабочие. Свято охраняя право буржуазной собственности, конституция не разрешила наиболее насущных вопросов, в решении которых особенно был заинтересован американский народ, — вопроса о рабстве и вопроса о земле. Она освятила рабство негров и утвердила права крупных землевладельцев-плантаторов. Поэтому принятие конституции вызвало во многих местах отпор народных масс, выступления которых зачастую переходили в вооруженные восстания (например, восстание Даниэля Шейса в 1785 году, жестоко подавленное Вашингтоном).

Передовые русские писатели уже в конце XVIII и в начале XIX веков разоблачали вопиющие противоречия американской демократии. Приветствуя революционный подъем трудящихся масс в период войны за независимость, они резко осудили предательскую политику правящих классов, которые вырвали победу из рук народа. Еще Радищев в Путешествии из Петербурга в Москву, характеризуя хищническую природу американской буржуазии, писал о бесчеловечной эксплуатации народных масс и порабощении вывезенных из Африки черных невольников. Он не хотел называть счастливой ту страну, где сто гордых граждан утопают в роскоши, а тысячи не имеют надежного пропитания, ни собственного от зноя и мраза укрова 1.

Пушкин в 1836 году писал, что несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских и что уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось. С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстью к довольству….

Очевидное противоречие между демократическими требованиями, которые выдвигала американская буржуазия в период борьбы за свое господство, и практическим осуществлением этих требований в период ее неограниченной власти нашло свое отражение и в американской литературе первой половины XIX века. Творчество Фенимора Купера представляет в этом смысле особый интерес.

* * *

Джеймс Фенимор Купер был одним из первых американских писателей, лучшие произведения которых получили мировую известность. Он создал такие лица и такие характеры, которые навеки останутся художественными типами2, — писал о нем В. Г. Белинский. В противоположность буржуазной западно-европейской критике, Белинский защищал самобытность и оригинальность американского романиста. Но великий русский критик увидел и отметил в произведениях Купера и то, чего не видела и не могла видеть европейская критика, — его консерватизм и буржуазную ограниченность, которые ослабили обличительный пафос даже лучших его произведений.

Творческий путь Купера был сложным и противоречивым. Его первые исторические романы Шпион (1821) и Лоцман (1824) свидетельствуют о том, что в начале своего творческого пути Купер разделял ошибочные представления о незыблемости и совершенстве буржуазно-демократических принципов, провозглашенных в декларации независимости. Изображая в этих романах эпизоды американской войны за независимость, Купер не сумел раскрыть глубочайших противоречий между буржуазией и крупными землевладельцами, с одной стороны, и широкими народными массами, с другой, — противоречий, которые стали очевидными уже в ходе самой войны. Хотя в Шпионе в качестве героя войны за независимость возвеличен простой человек из народа, что свидетельствует об известном демократизме его творчества, Купер в то же время идеализирует образ Вашингтона, считая его идейным вдохновителем и вождем революции, в то время как в действительности Вашингтон, богатейший виргинский плантатор, выражал интересы крупных землевладельцев и проводил последовательную политику ограничения революционного движения масс. Таким образом, в первых своих исторических романах Купер разделял еще идеалистические буржуазные представления о характере и сущности американской войны за независимость.

Гораздо большее значение и интерес в творчестве Купера представляет его знаменитый цикл романов о Кожаном Чулке, который получил мировую славу. Купер занимает здесь критические позиции по отношению к американской действительности и к противоречиям ее исторического развития, — обстоятельство, которое обусловило несомненную познавательную и художественную ценность этого цикла.

Цикл о Кожаном Чулке включает пять романов, написанных в разное время, но объединенных общностью темы и главного героя: Пионеры (1823), Последний из Могикан (1826), Прерии (1827), Следопыт (1840) и Зверобой (1841).

Описывая жизненный путь своего героя, бесстрашного и смелого охотника Натти Бумпо, Купер рисует конфликт, возникающий между двумя различными жизненными укладами: с одной стороны — патриархальная простота, достоинство и благородство свободолюбивого старого охотника Натти Бумпо и его друзей индейцев, с другой стороны — страшная  всеразрушающая сила хищнической буржуазной цивилизации, воплощенная в образах скваттеров и спекулянтов. Охваченные жаждой легкой наживы и прибыли, колонизаторы ведут хищническое уничтожение природных богатств страны, оставляя за собой выжженные и вырубленные леса и истощенные земли. Шаг за шагом оттесняют они коренное население Северной Америки, индейцев, на бесплодные равнины, вводя законы цивилизованного человека — законы, оправдывающие грабеж, насилие и произвол. Целые племена падают жертвой этого наступления, которое привело в конечном итоге к почти полному истреблению  индейского народа. Однако человеческие жертвы не смущают предприимчивых искателей легкой наживы. Буржуазная цивилизация оправдывает любое насилие, если оно преследует цели обогащения.

Определяя идейный смысл и значение образа Натти Бумпо как центрального образа в цикле романов о Кожаном Чулке, А. М. Горький писал: Исследователь лесов и степей Нового света, он проложил в них пути для людей, которые потом осудили его как преступника за то, что он нарушил их корыстные законы, непонятные его чувству свободы3.

  1. А. Н.Радищев. Избранные сочинения, М. — Л  1949 стр. 165 стр. 1235-1236 А. С. Пушкин. Джон Теннер. Собрание сочинений, М., 1949.
  2. В. Г. Белинский. Собрание сочинений, т. IV, стр. 248.
  3. А. М. Горький. Несобранные литературно-критические статьи. М., 1941, стр. 316.

Добавить комментарий