Дело о бриллиантовом полумесяце

Прошло немного времени после окончания дела Джорджа Эдалджи, и Артур Конан Дойль снова выступил в защиту невинно осужденного. С неохотой взялся Дойль за это дело. Обвиняемый Оскар Слэйтер, светский человек, игрок и авантюрист, не внушал Конан Дойлю никаких симпатий. И все-таки писатель не смог отказать, когда к нему обратились за помощью и он узнал, что все отступились от Слэйтера.

Конан Дойль согласился сначала только прочесть дело — и сразу же увидел, что никогда еще в Англии не было такой позорной судебной ошибки, как приговор, вынесенный на заседании Верховного суда в Эдинбурге в мае 1909 года.

Дело о бриллиантовом полумесяце, как назвал бы его доктор Ватсон, хроникер Холмса, началось в Глазго, в квартире богатой старой леди мисс Марион Гилкрист. Ее единственная служанка Хелен вышла вечером купить газету. Сосед, некий Адамс, услышал шум в квартире рядом и пошел взглянуть, в чем дело. Дверь была заперта, и на звонки никто не отвечал. В это время вернулась Хелен и вошла в квартиру, оставив Адамса за дверь. Пока он нерешительно переминался с ноги на ногу, из квартиры преспокойно вышел какой-то молодой человек, потом вдруг стрелой сбежал по лестнице на улицу и скрылся из виду.

Изнутри раздались вопли служанки. Адамс вошел и застал Хелен возле трупа ее хозяйки. Голова и лицо старой леди были превращены в кровавое месиво. Шкатулка с документами вскрыта, и содержимое выброшено на пол. Но многочисленные драгоценности остались целы. Пропала только одна бриллиантовая брошь в форме полумесяца.

Ни Адамс, ни служанка не смогли точно описать незнакомца, выскочившего из квартиры. Тогда полиция допросила 14-летнию Мэри Борроумен, проходившую в это время мимо дома. Несмотря на то, что дело происходило вечером, в дождь, на плохо освещенной улице, девочка сумела почему-то очень детально описать бегущего человека; но ее рассказ настолько отличался от сообщения Адамса и Хелен, что полиция решила, что в убийстве участвовали двое.

В газете поместили описание пропавшей броши, и вскоре некий Маклин заявил, что брошь в виде полумесяца отдал ему в заклад Оскар Слэйтер. Полиция поспешила на квартиру Слэйтера и обнаружила, что он вместе со своей любовницей куда-то спешно уехал.

slater-letterТогда полиция твердо решила, что Оскар и есть убийца. Это убеждение не поколебало ни показание служанки, что брошь Слэйтера ничуть не похожа на принадлежавшую ее хозяйке, ни факт, что брошь Слэйтера была отдана в заклад еще до убийства. Не остановило полицию и то, что Слэйтер, оказывается, давно собирался уехать и не делал из этого секрета. Более того, внешность Слэйтера не имела ничего общего с полученными описаниями убийцы, и ясно было, что, будучи незнакомым со старой леди, он не мог попасть в ее квартиру без взлома. Кроме того, непонятно, почему, замышляя убийство, он зарегистрировался в гостинице под своим настоящим именем.

Справедливость мало волновала полицейских — они настаивали на виновности Слэйтера, исходя из того, что он вообще личность темная, иностранец, содержатель игорных домов и притонов.

Слэйтер был арестован в Америке и опознан свидетельницами Хелен и Мэри Борроумен.

У обвиняемого нашли маленький молоточек; его незамедлительно объявили орудием убийства, хотя на молоточке не обнаружили никаких следов крови, а прокурор не счел даже нужным узнать мнение врача, обследовавшего труп и твердо убежденного, что орудием убийства была тяжелая черного дерева ножка от стула. Вслед за подтасованным следствием началась комедия суда, где слушали лишь свидетелей обвинения и судья принял за истину все упущения, натяжки и прямые ошибки прокурора. Слэйтеру даже не разрешили выступить в свою защиту, и, несмотря на то, что мнения присяжных разделились, он был признан виновным и приговорен к смерти. Правда, позже смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

Это страшная история, и, когда я прочел ее и понял все ее чудовищность, я решил сделать для этого человека все, что в моих силах, — писал Конан Дойль.

И он начал борьбу. Книжечка Конан Дойля Дело Оскара Слэйтера вышла из печати в августе 1912 года, когда Слэйтер уже более трех лет находился в тюрьме. И, как в деле Эдалджи, обвинение Слэйтера разбивалось вдребезги пред железной логикой и блестящим анализом этого рыцаря проигранных процессов и воскресителя разбитых надежд, как назвал Конан Дойля знаменитый криминалист того времени Уильям Рафед.

Путь рассуждений Конан Дойля был настолько прост, что удивительно, как он никому не пришел в голову до него. Почему из массы драгоценностей взяли лишь бриллиантовый полумесяц? Зачем убийца тратил время и открывал шкатулку с бумагами? Очевидно, он искал не ценности, а какой-то документ. Он схватил брошь в последнюю минуту, чтобы ввести в заблуждение полицию. Что же это за документ? Завещание? Если так, то убийца — родственник жертвы. Это кстати объясняет и то, как он попал в запертую квартиру. Старая леди имела привычку разглядывать посетителей в глазок, прежде чем пустить их в дом. Очевидно, он был знаком и служанке: она не удивилась, когда сосед сообщил, что у них в квартире кто-то чужой. Как выяснилось позже, Хелен даже назвала имя человека, выбежавшего из квартиры. Но полицейские власти Глазго предпочли скрыть этот факт, и он остался бы неизвестным, если бы следователя, получившего сообщение служанки, не начала мучить совесть. Заявление, которое он сделал в полицию, принесло ему одни неприятности: его уволили из полиции, а через год пытались осудить по ложному обвинению.

Однако с Конан Дойлем блюстители закона из Глазго не имели возможности расправиться подобным образом. Зато они могли бесконечно отказывать в пересмотре дела. Почти двадцать лет понадобилось Дойлю, чтобы выиграть битву за Слэйтера!

Он почти оставил надежду, когда в 1925 году к нему явился один из тех странных визитеров, которые так часто приходили к Шерлоку Холмсу в дом на Бейкер-стрит. Это был заключенный, только что отбывший свой срок в тюрьме. Он принес письмо от Слэйтера, умолявшего Конан Дойля сделать еще одну попытку освободить его.

Конан Дойль снова попытался добиться пересмотра дела, и снова безуспешно. Только через два года имя Слэйтера опять замелькало на страницах печати благодаря книге

Оскар Слэйтер после заключения
Оскар Слэйтер после заключения

У. Парка и статье Эдгара Уоллеса. Репортеры разыскали Хелен и Мэри, уже немолодых, замужних женщин. Хелен призналась, что человек, выбежавший из квартиры, часто навещал ее хозяйку, а Мэри письменно заявила о том, что полиция принудила ее опознать Слэйтера и даже две недели с ней специально репетировала показания в суде.

Конан Дойль воспользовался благоприятным моментом и вместе с другими защитниками Слэйтера потребовал санкции на пересмотр дела. Слэйтера попытались было выпустить втихую, как Эдалджи, но Конан Дойль написал членам парламента и добился нового слушания дела. Слэйтер был реабилитирован после 19 лет заключения за преступление, которого не совершал.

Мне посчастливилось ежедневно сидеть с сэром Артуром Конан Дойлем на заседании этого суда, — писал У. Рафед. — Пожалуй, никто, кроме самого обвиняемого, не ждал результатов процесса с таким горячим нетерпением и интересом.

Слэйтер писал своему защитнику: Сэр Конан Дойль, вас, человека, разбившего мои оковы, поборника истины и справедливости, я от всей души благодарю за доброту ко мне.

Настоящим убийца старой леди незадолго до смерти Конан Дойля открылся сыну писателя, Адриану.

 

Добавить комментарий