Детективы Анны Клодзинской

Детективы Анны Клодзинской

На счету польской писательницы Анны Клодзинской (Anna Kłodzińska) — свыше десятка детективов; переведенные на русский язык позволяют познакомиться с разными гранями ее творчества.

Яхта в море не вышла относится к раннему периоду творчества польской писательницы Анны Клодзинской.

yacht-at-sea-did-not-come-out

Это традиционный процедурный роман о расследовании странного двухступенчатого убийства крупного чиновника-финансиста. Полиция, изучив труп, приходит к выводу, что злоумышленник пытался расправиться с ним с помощью мраморного пресс-папье, а затем пристрелил его. Относительно этого романа, впрочем, как и в двух других, не приходится говорить о тонком психологизме или ярком портретировании действующих лиц. Все они, прежде всего, социально обусловленные функции, и в этом смысле представляют собой — вместе с фоном — любопытный слепок представлений автора о криминогенной среде и мотивах преступлений. Одни из таких родовых мотивов для восточноевропейского детектива — мотив незаконного обогащения и эмиграции в западные страны. Что-то не верится, чтобы дела с какими-то стройматериалами могли послужить мотивом серии убийств, — закономерно сомневается капитан Чосный, ведущий расследование. И он, в принципе, прав, хотя коллеги также резонно (зная экономическую обстановку в стране) замечают, что допустим и такой вывод. Следствие, как ему и положено в детективе, нередко идет по ложным следам, а желание побыстрее раскрыть преступление приводит и к не дозволенным законом приемам дознания: Я сам за вас скажу, — торопится следователь. — Инженер Вольский хотел жить на жалование, а Дануте… этого было мало. Для нее нужно было воровать. Так? Инженер еще ниже опустил голову…

Впрочем, это еще не финал; автор предлагает весьма необычное решение главной загадки.

Капитан Чосный, которого автор стремится выделить в ряду сотрудников полиции (в других романах он получит повышение, станет майором, а фамилию (в других романах будут переводить как Щенсный), — светловолосый красавец, любитель драматического театра, приверженец интуитивного стиля расследования. Особых озарений, правда, ему испытать не дано, но это зависит и от оппонентов — в большинстве своем довольно примитивно мыслящих личностей.

Шпионские страсти бушуют в романе Летучие мыши, и угрозыск не может обойтись без агентурной разведки высокого класса. Автор вынужден вводить параллельную линию, рассказывая о деятельности таинственной международной террористической организации, одного из членов которой нашли убитым на шоссе в лесу под Варшавой. …Вы получаете такие деньги, что обыкновенные наемники не могут с вами сравниться. У вас нет родины, нет национальности, — наставляет „Первый“ „Третьего“ перед выполнением очередного задания. — Вас связывает только этот знак, — он вытянул руку в сторону занимающей полстены картины: стая черных мышей с распростертыми крыльями на темно-синем фоне ночного неба. — Приказы отдаю только я…

Дотошный читатель, конечно, поймает автора на разительном несоответствии масштабов деятельности этой организации (агенты работают в четырнадцати столицах мира) с проявленной безответственностью и дилетантизмом поступков шпиона и его помощников; любитель энергичного, острого боевика удовлетворится описанием работы разведчиков в Мюнхене и Стамбуле, Лондоне и Варшаве, угрозыска, группы захвата по обезвреживанию угонщиков самолетов. Технические подробности, на которые щедра в этом романе Клодзинская, описаны человеком, знающим толк в этом деле.

Социально-критическая ориентация автора проявлена в романе Попирая закон. Он жестко привязан к одному периоду в жизни Польши — началу восьмидесятых годов, который охарактеризован автором как период разгула антисоциалистических сил. Написанный по горячим следам, этот роман имеет скорее криминальный, нежели детективный характер. Майор Щенсный в нем отходит на второй план, уступая место «человеку в очках» Якубу Уражу — крупной фигуре по скупке краденых драгоценностей. Все события (любовные истории, шантажи, преступления, похищение наркотиков, бесчинства на улицах в отношении представителей закона и т. п.) так или иначе связаны с ним или «работают» на него. Увлекшись разоблачением неприглядных сторон действительности, автор словно забыл завязать детективную интригу, и поиск преступника оказывается пустой формальностью и во многом обеспечен случайным стечением обстоятельств.

Наверное, в этом проявилось популярное утверждение, что действительность намного сложнее литературы. Активное сочетание реальности и вымысла, которое демонстрирует Анна Клодзинская, способствует, по крайней мере, расширению круга ее читателей.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)