vldmrvch.ru

Чарльз Диккенс и детектив. Часть вторая

О, эта замечательная обложка! Сколько тайн она нам предлагает! Уилки Коллинз по указанию Чарльза Диккенса изобразил пять сцен, из которых нам совершенно понятен смыл только двух: в верхней части обложки вокруг собора (вероятно) прогуливаются Роза и Эдвин, не глядя друг на друга, они уныло исполняют роль официальной пары. На них смотрит с другой стороны обложки Джаспер, который либо собирается приступить к своим обязанностям регента, либо только что завершил их. Тут все ясно. Слева, ниже, тоже вполне ясная картина: Роза читает объявление о пропаже Эдвина. Еще ниже — сцена на скамейке. Мужчина целует руку девушке, очевидно, Розе, поскольку символически эту сторону обложки обвивают веточки кустов розы.

Уолтерс не слишком внимательно рассматривал эту часть, так как спокойно относит эту сцену к той, где Дажспер разговаривает с Розой в саду. Мне кажется, он ошибается. Горячий, экспансивный, сумрачный Джаспер никак не вяжется с тем галантным кавалером, который изящно склонился к ногам мисс Буттон. Но самым главным доказательством, что это другая сцена в саду, возможно, нарочито противоположная упомянутой — это сама Роза. Девушка не кажется испуганной и готовой упасть в обморок, совсем нет. Она наклонила голову к своему кавалеру и кокетливо отвела в сторону левую ручку, поигрывая прядью своих волос. Не похожа тут мисс Буттон на запуганную овечку, мечтающую сбежать при первой возможности от ненавистного ухажера. Кто же это рядом с ней? С Эдвином никаких нежностей не было, а после разрыва помолвки обоюдная радость привела их к дружескому общению. Мужчина же целует руку девушки с совершенно определенными намерениями — это любовной ухаживание, а не братско-сестринское прощание. Следовательно, это и не Эдвин Друд. Отсюда вывод: сцена относится к ненаписанной части романа. Может быть, рядом с Розой мистер Тартар? У того каштановые волосы и синие глаза. Обложка черно-белая, так что трудно сказать, какими в печати должны быть волосы мужчины, но они, конечно, не черные. Он непохож на Джаспера, изображенного в верхнем правом углу. Тартар силен, но изящен, двигается легко и быстро, так что, возможно, это он и есть. Диккенс, любитель матримониальных финалов, во всех произведениях выдавал замуж и женил своих героев. Да, он обещал читателям что-то совершенно новое, но, боюсь, не настолько, чтобы отказаться от верного приема.

Правая часть обложки отличается — в центре одна сцена, а не две, как с другой стороны. Люди поднимаются вверх по лестнице, а ведет их молодой человек. Тот же самый, который преклонил колено напротив? Вообще-то, похоже. Уолтерс полагает, что это Елена ведет друзей, но куда? Вверх — значит, не к склепам. На колокольню? Собор играет в романе значительную роль, вокруг него многое завязано, Диккенс мастерски описывает нам эту клостергеймскую достопримечательность. Логично было бы одну из финальных сцен поместить туда. Что там происходит? Молодой человек на что-то указывает и как будто торопит своих спутников. Увы, мы никогда не узнаем, что же там произошло, но можем строить предположения.

Сомнительно, что это Елена, тем более, что Уолтерс легко отвел ей роль Дэчери. У молодого человека на обложке короткие волосы, и это не парик. Примем же тот факт, что это мужчина, как бы ни хотелось Уолтерсу выдать этот персонаж за Елену. Движение выдает сильного человека, он легко взбегает по крутым ступенькам, а остальные отстали. Тоже похоже на мистера Тартара, да. И не слишком похоже на Эдвина. Конечно, у версии «Эдвин Друд не умер» много поклонников, и все же… Давайте посмотрим еще раз на верхнюю сцену. Вот он, Эдвин Друд, и с этим дружно согласны все. Какой он, как Диккенс нам его преподносит? Немного избалованный парень, на людях старается вести себя небрежно, как будто примеряет себе традиционный байронический образ. Фатоватый, капризный, не очень задумывается о чувствах окружающих. Да, таким его и нарисовал Коллинз, всмотритесь. Он любуется собой, сосредоточен на себе, а не на своей даме. Привлекателен, и хорошо это знает. Эгоистичен, самоуверен.

В сущности, он, конечно, неплохой человек, просто еще очень молодой. Он покровительственно относится к дядюшке, Розу слащаво зовет Киска, хотя она терпеть не может это прозвище. Он восхищается Еленой, но ни малейшего усилия не прилагает, чтобы наладить отношения с ее братом, хотя невозможно не заметить, насколько близнецы привязаны друг к другу. И это герой, возглавляющий отряд борцов за справедливость? Человек, сумевший покорить сердце девушки, с которой обращался, как с куклой? (Если предположить, что на коленях перед Розой все-таки Эдвин). Психологически недостоверно. Диккенса можно упрекать в ряде слабостей, не всегда удавались ему женские образы, особенно положительные, даже для своей эпохи он невероятно многословен, но его герои всегда вели себя в соответствии со своими характерами. Прочитав ВСЕ книги Диккенса, могу это утверждать уверенно. Приведу пример, чтобы не быть голословной.

Обычно читатели сомневаются в достоверности внезапного «исправления» мистера Домби в романе Домби и сын. Был холодный, чопорный, дочку выгнал из дома, не моргнув глазом, и вдруг стал такой мягкий и добросердечный. Ну, сомнения, что так бывает, остаются. Но обратите внимание, какие слова Диккенс находит для создания нового мистера Домби. Тот не бегает и кается в своих прошлых грехах и ведет себя внешне по-прежнему довольно сдержанно. Но он не может смотреть на…нет, не на дочку, с которой обходился столь жестоко, а на внучку — вот его слабое место. Ему тяжело видеть ее печальной, сразу кажется, что девочка несчастна и заброшена. Ненормальный дедушка? Да, именно так, и психологически это укладывается в образ мистера Домби.

Вернемся к Эдвину Друду. Мог ли этот не слишком глубокий и интеллектуально развитый молодой человек, без жизненного опыта, смотрящий на мир, как на рог изобилия, из которого на него, любимца судьбы, обязаны сыпаться дары, разработать сложный и многоступенчатый план, цель которого раскрыть преступную натуру своего дяди? И зачем ему нужны такие сложности? Если Джаспер пытался его убить, то Эдвин знает об этом, у него есть доказательство. Впрочем, эти доказательства работают в любом случае, и если Эдвин мертв. Речь о кольце, которое Друд не отдал Розе, поскольку помолвка была расторгнута. Джаспер о кольце не знает, Роза, кстати, тоже. О кольце знает только Грюджиус, а уж кому он сию тайну поведал, мы не знаем. То есть, конечно, знаем, что Джасперу, тот падает в обморок, а поведение Грюджиуса заставляет до сих пор недоумевать все прогрессивное человечество. Но мы не знаем, кому еще стряпчий рассказал о том, что кольцо осталось в нагрудном кармане Эдвина Друда. Не вижу смысла во всей истории, если Эдвин НЕ убит и скрывается от своих друзей, в первую очередь, от Розы. О бесперспективности линии Эдвин Друд — Дэчери я уже упоминала.

По всем составляющим своего образа не может Эдвин быть тем, кто возглавляет крестовый поход протии зла, чье бы лицо его не скрывало. Может быть, Эдвин старательно выполняет указания Грюджиуса? Хм, но мы опять-таки дружно согласны с тем, что обложка Коллинза нам кое-какую информацию предлагает. Если подлинный герой истории Грюджиус, то где он на обложке? Его там нет, потому что ни одну фигуру невозможно принять за чрезвычайно угловатого человека. Зато есть Джаспер (2 раза, но об этом позднее), Роза (3 раза), Эдвин Друд (1 раз), некий молодой человек (2 раза), или, вариант, два молодых человека (что, согласитесь, сомнительно). И есть еще один персонаж, который условно можно обозначить «Дэчери»(но об этом тоже позднее). Даже Принцесса Курилка есть, а Грюджиуса нет (если только он не один из двух спутников, отставших от мужчины на лестнице, но не похоже). Значит, Диккенс не счел его настолько важным, чтобы поместить на обложку. Грюджиус помогает, от него очень многое зависит, но он не герой, герой — кто-то другой.

И вот мы подбираемся к сцене, изображенной Коллинзом внизу, в центре. Один человек заходит в темное помещение, в его руках фонарь, освещающий другого человека, спокойно стоящего у стены. Кем может быть вошедший? Судя по всему, Джаспером, здесь с Уолтерсом можно согласиться. Другой человек по внешнему виду похож на Дэчери, как его описывает Диккенс: шляпа, пышные волосы, глухое пальто. Но вот лицо совсем не солидного холостяка на покое, оно принадлежит человеку намного моложе. Впрочем, это мы уже ожидали, недаром же Диккенс акцентирует наше внимание на том, что Дэчери двигается ловко и легко, чуть не подпрыгивая. Так что молодость Дэчери сокрушительной неожиданностью для читателя романа не является. И это кульминация романа — никаких сомнений в этом нет. Напротив друг друга преступник и сыщик, один на один, убийца и мститель.

Нельзя не отдать Диккенсу должное в очередной раз — он сумел так зашифровать интригу, что любое из наших предположений можно принять….и любое можно опровергнуть.

В следующей части стоит поговорить о том, какие сведения собрал в Клостергейме Дик Дэчери, и почему принято считать, что они порочат имя Джаспера. Джаспер — убийца? И все же — кто такой Дик Дэчери?

Итак, у нас есть активно действующий в Клостергейме незнакомец, называющий себя Дик Дэчери, неопределенно отвечающий на все вопросы по поводу его жизненного пути и явно ведущий расследование. По какому поводу? Предположительно, по делу пропавшего за полгода до этого Эдвина Друда.

Дэчери знакомится со многими обитателями Клостергейма — иногда вроде бы случайно, а иной раз просто навязывая свое общество собеседнику. Так он навязывается Джасперу, используя довольно ловкий предлог. Собираясь снять апартаменты у Топов, Дэчери просит Джаспера дать хозяевам рекомендацию. Одним выстрелом приезжий убивает нескольких зайцев: селится в непосредственной близости от Джаспера, знакомится с ним и получает доступ к местным сплетням, которые его в полной мере сможет снабжать миссис Топ. Мимоходом еще и с мэром, мистером Сапси, вступает в контакт. А мы уже догадываемся, что гробница миссис Сапси играет какую-то, вероятно, зловещую роль в исчезновении Эдвина. А мистер Сапси, в свою очередь, знакомит Дэчери с Дердлсом, который в качестве свидетеля вряд ли сможет выступать в будущем, но у которого есть одно уникальное свойство: по стуку он может определить, сколько в склепе покойников и не изменилось ли здесь что-нибудь с последнего его посещения. А это важно, и трудно не согласиться с Уолтерсом, что этот полезный навык Дердлса и есть доказательство того, что Эдвин Друд мертв. В противном случае, роль колоритного каменотеса попросту не нужна, а за ним ниточкой тянется и Депутат, владеющий своей частью информации — кое-что видел, кое-что слышал, но ничего не понял. Но Дэчери сразу отмечает, что эти двое могут быть ему полезны, а с упрямым и несгибаемым Депутатом находит общий язык и заключает нечто вроде договора.

А теперь давайте посмотрим, какие же именно сведения, Дик Дэчери считает важными? Очевидно, его разговоры с мистером Сапси, миссис Топ, и Дердлом можно отнести к разведке на местности. Ничего ценного он пока не узнает, разве только то, что Депутат — шустрый мальчишка — может быть в курсе чего-либо. Но конкретных выводов Дэчери пока не делает.

А вот в последней главе он встречается с Принцессой Курилкой, которой наконец удалось выследить Джаспера до дверей его квартиры. Заговорив с ней, Дэчери слышит, что она встречалась с Эдвином Друдом! (Именно в этот момент он роняет монетку — я ошиблась в первой части, отнеся растерянность Дэчери к встрече с Депутатом). Почему он так разволновался? И сразу после этой сцены уносится мыслями куда-то далеко…

Какие предположения мы сможем построить на оставленном нам великим писателем материале? Что в сочельник некто по имени Эдвин дал Принцессе Курилке три шиллинга и шесть пенсов (приличная, кстати, сумма по тем временам). И мы, читатели, к слову сказать, об этой встречи, в отличие от Дэчери, знаем. Принцесса Курилка не весь разговор воспроизводит: на самом деле, она пророчила опасность тому, кого зовут Нэдом, от чего Эдвин небрежно отмахнулся. Нэдом Друда зовет только Джаспер, и это указание — одна из самых суровых улик в его адрес.

И что же так удивило Дэчери в том, что Друд встретил Курилку и пожертвовал ей приличную сумму денег, что в предрождественский сочельник было делом, в общем, рядовым? Скорее всего, он впервые начинает выстраивать схему, он нашел отправную точку, от которой можно начинать тянуть ниточку. Сторонники теории мертвец выслеживает именно этот эпизод засчитывают себе в плюс: Эдвин неожиданно вздрагивает, когда старуха называет его настоящее имя. Не поддерживаю эту теорию по одной простой причине: с какой такой амнезии Эдвин не узнал нищенку и история, которую он отлично знает, его испугала?

Нет, Дэчери узнал для себя что-то новое, отсюда и такая реакция.

Дальше идет шутливая перепалка Дэчери с Депутатом, в результате которой наш следователь узнает, кто такая старуха и что с утра она собирается в собор. После чего ставит совсем маленькую черточку на внутренней стороне буфета. То есть, что-то он узнал, но: либо это что-то пока ни к чему не привязывается, либо это действительно какая-то мелочь.

А на следующий день он видит в соборе грозящую Джасперу Курилку и уже делает определенный вывод.

Информация Дэчери такова:

— Он узнает о встрече Друда с Принцессой Курилкой;

— Он узнает, что Курилка ненавидит Джаспера и знает о нем что-то компрометирующее;

— Он узнает, что Депутат имеет привычку следить за всеми, много чего видел, слышал, знает.

Вроде бы все. Для нас так и осталось неясно: знал ли Дэчери о кольце, которое осталось у Друда после разорванной помолвки, но, понятно, что оно сыграло бы свою роль.

Исходя из всего перечисленного, выходит, что Дэчери как будто не слишком переживает по поводу Друда (возможно, понимает, что тот мертв, ему уже ничем не помочь, но и особой тоски по пропавшему молодому человеку не проявляет). Но зато очень переживает из-за кого-то другого и кровно заинтересован в том, чтобы предъявить должнику счет. А потому вряд ли это какой-то полицейский инспектор или нанятый сообществом мы против Джаспера сыщик, вроде клерка Баззарда. Счет этот личный, отсюда и можно сделать вывод: Диком Дэчери могут быть только следующие персоны:

— мистер Тартар, влюбленный в Розу, в детстве дружил с каноником Криспарклом и даже спас его, когда тот тонул.

За — молодость, сила, обаяние, военная выправка (бывший моряк), бездна свободного времени (получил неожиданное наследство и теперь умирает со скуки в Лондоне), плохое знание топографии и местных особенностей Клостергейма, возможность поддерживать постоянную связь с Грюджиусом (у него в услужении состоит бывший подчиненный — ловкий и разумный малый). Тогда на обложке внизу изображен именно он. Поскольку наверху — собор, можно предположить, что нижняя часть — под ним. То есть, это склеп миссис Сапси, куда Джаспер вынужден вернуться за кольцом (негашеная известь не уничтожила эту улику, как тело и одежду Эдвина). Он ли ведет группу наверх? Сомнительно, поскольку Дэчери не может быть един в трех лицах. Можно предположить, что это Невил, которому, конечно, Диккенс уготавливал какую-то роль, помимо козла отпущения.

Конечно, против этой версии есть и много возражений, и меня она тоже не слишком устраивает. Почему бы мистер Тартар рисовал женские палочки? Откуда он их знает? Но можно допустить, что это какой-то другой шифр, о котором Диккенс собирался нам поведать. Зато у Тартара есть все причины сильно не любить Джаспера, как обидчика и преследователя Розы.

Собственно, так не любить Джаспера могут только два человека: кроме мистера Тартара, это все та же Елена, брата которой регент подло оклеветал.

Так что я ставлю на отставного морского офицера.

Есть еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание. Много всяких версий появилось за прошедшие годы, а тайна Эдвина Друда по-прежнему беспокоит читателей. Среди новейших версий есть необыкновенно интересные, увлекательные, основанные на психологических и психопатологических изысканиях. Читаю такие работы с удовольствием и очень благодарна их авторам за творческий полет фантазии. Но нельзя забывать, что Диккенс — викторианский писатель, человек, выросший и добившийся успеха в культуре, которая играла огромную роль в мировой истории. Он — сын своего времени, и потому не мог построить такие витиеватые сюжеты, которые предложены уже нашими современниками с опорой на Фрейда, Юнга, Фромма и прочих светлых умов ХХ века. Тут, как говорится, не надо изобретать велосипеда, не надо усложнять то, что создавалось как понятная и охотно принимаемая англичанами второй половины XIX века схема литературного произведения. Да, Диккенс хотел удивить своих читателей, но насколько? Удивить, но вряд ли испугать и отвратить от своего лучшего, как считал великий писатель, произведения.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе