Нам в Англии были доступны все сколько-нибудь заметные детективы, выходившие в США и Канаде, включая и произведения крутой школы, я впервые познакомилась с крутым детективом в 1960-x годах, прочтя роман Кеннета Миллара (1915-1983), писавшего под псевдонимом Росс Макдональд, и до сих пор он остается моим самым любимым автором в триумвирате самых известных писателей, работавших в этом направлении. Его детство — трагическая одиссея бедности и лишений. Отец оставил семью, когда будущему писателю было всего три года, и мать возила мальчика за собой по всей Канаде, поскольку жила на подаяние родственников. Маленького Росса Макдональда едва не отдали в сиротский приют. Такие горестные воспоминания детства нельзя забыть и почти невозможно простить. Во всех произведениях Росса МакДональда чувствуется неизбывная боль прошлого, у его детектива Лу Арчера много общего с Филиппом Марлоу: подобно Марлоу, он не может спокойно смотреть, как калечат человеческие души жестокость, жадность и развращенность большого бизнеса. Хотя в запутанных сюжетах Росса Макдональда также присутствует насилие, его герой — скорее сторонний наблюдатель, чем участник событий, что-то вроде мирской версии отца Брауна с его сочувствием к людским слабостям. Его манере, хоть и менее романтичной, чем у Чандлера, свойственна энергия и богатство воображения, свидетельствующие об уверенном владении мастерством. В своих последних романах он достигает уровня тех писателей-детективщиков, которые подняли жанр от его истоков — бульварного чтива до серьезной литературы. В опубликованном в 1969 году эссе писательница Юдора Уэлти назвала его произведения самой замечательной серией детективных романов из всех, что когда-либо были написаны в Америке. И на мой взгляд, немного найдется литературных критиков, несогласных с ее вердиктом.

Из современных американских писателей я хотела бы отметить Сару Парецки. Создавая свою женщину-сыщика Ви Ай Варшавски, она сознательно воспроизводила миф о частном детективе, в одиночку сражающемся против влиятельных и могущественных врагов. И в то же время ее польско-американская героиня нуждается в человеческих отношениях, что почти несвойственно крутым сыщикам мужского пола. Ее территория — Чикаго, но не впечатляющий центр и не благополучные пригороды. Ее Чикаго — это кварталы бедноты на юго-востоке, где люди живут в жалких лачугах вокруг загрязненного промышленными стоками водоема, прозванного Поганой лужей. Парецки описывает Чикаго, где выросла и работает отважная и независимая Ви Ай Варшавски. В своих романах, интервью и публицистических выступлениях Парецки борется с несправедливостью, за право женщин распоряжаться своей судьбой и своим телом. Ни одной другой писательнице не удавалось так успешно сочетать закрученную детективную историю с отчетливо выраженным социальным протестом. И здесь также чувствуется влияние Реймонда Чандлера.

Чандлер презирал английскую школу детектива, утверждая, что англичане, возможно, не самые лучшие на земле писатели, но они, несомненно, самые скучные. Наибольшее раздражение вызывала у него Дороти Сэйерс. В 1930 году, когда Хэммет опубликовал Мальтийского сокола, золотой век английского детектива был в самом разгаре. В тот же год вышли Убийство в доме викария Агаты Кристи, Смертельный яд Дороти Сэйерс, Мистери-Майл Марджери Аллингем, а спустя четыре года появился дебютный роман Найо Марш Упав мертвым. Эти четыре писательницы принадлежат к относительно небольшому числу авторов, чьи произведения переиздаются и по сей день. В случае Кристи и Сэйерс необходимо отметить, что такой долгой жизнью их романы во многом обязаны телевидению. Эти четыре женщины в основных чертах сформировали и утвердили законы и принципы классического детектива, создав героев, которые вошли в мифологию жанра. Трем из них удалось достичь такого уровня, который позволяет относиться к детективу как к серьезному роману, а не как к легкомысленному литературному развлечению, каким его считали до тех пор.

Филлис Дороти Джеймс

Фрагмент из книги
Детектив на все времена

Добавить комментарий