vldmrvch.ru

Скромная королева

В середине 80-х годов на общеевропейском культурном форуме в Будапеште академик Борис Борисович Пиотровский, тогдашний директор Ленинградского Эрмитажа, рассказал мне, как однажды обедал в Лондоне у своего коллеги, директора британского музея, сэра Макса Мэллоуэна.  Мужчины, как обычно бывает в таких случаях, говорили о делах. Хозяйка дома в беседе практически участия не принимала. Впрочем, заботливо следя, чтобы тарелки присутствующих не пустовали. На прощание она вручила гостю небольшой, аккуратно завернутый пакет. Там книжка, которую я написала, — всего лишь сказала леди Мэллоуэн. Только в гостинице академик, развернув подарок, увидел на обложке имя автора: Агата Кристи. Он был искренне раздосадован, поскольку любил книги Кристи и вовсе не по своей вине упустил возможность лично сообщить писательнице об этом. Но более всего Пиотровский был потрясен скромностью супруги своего коллеги: Вы можете представить себе какую-нибудь нашу знаменитость, способную не проронить ни слова о себе и о своем творчестве? Честно говоря, я не мог, да и до сих пор не могу.

Агата Кристи в те годы была в зените славы. Но слава ей, как ни удивительно, была совершенно не нужна. Не то что она чувствовала себя ее недостойной, просто вся эта шумиха и суета всегда были ей неинтересны. Далеко не случайно ее откровенное признание: … когда я заполняла анкету и добралась до графы Род занятий, мне и в голову не приходило написать что бы то ни было, кроме освященного веками: Замужняя дама. Я была замужней дамой, таков был мой статус и род занятий. Попутно я писала книжки, но никогда не относилась к своему писательству как к чему-то, что торжественно величают делом жизни — было бы смешно.

Тем не менее были уже опубликованы весомые труды, в которых 20—30-е годы XX столетия определялись как золотой век английского детектива, a Агату Кристи по праву называли его королевой.

Мне приходилось высказывать мысль о том, что не только творчество Агаты Кристи, но и ее собственный образ стали неотъемлемой частью культурной мифологии ушедшего века.

Вот уже пятьдесят первый год каждый вечер (!) в Лондоне идет пьеса Мышеловка, побившая все мыслимые рекорды в истории мирового театра. В автобиографии писательница не без свойственного ей мягкого юмора рассказывает свою версию этого небывалого в истории театра долголетия. Сначала была написана короткая радиопьеса, называвшаяся Три слепые мышки, позже она стала основой произведения для театра. Пытаясь понять неожиданный, прежде всего для нее самой, успех, Кристи полагает, что помимо чистой удачи и точно выверенной драматургической коллизии, в пьесе есть необходимый баланс напряженности действия и юмора. Но, несмотря на это, писательница вполне самокритично считала, что Мышеловка продержится на сцене месяцев восемь. Ее знакомый театральный деятель, которому пьеса понравилась, был более щедрым и предсказал четырнадцать месяцев.

Но оба они ошиблись — вот уже шестое десятилетие каждый вечер подряд пансион Монксуэлл-мэнор принимает своих первых посетителей, которые очень скоро оказываются отрезанными от остального мира небывалым снегопадом…

Трудно уйти от каких-то личных впечатлений. В мае 1991 года в Стамбуле я жил в гостинице Пера Палас, небольшой и со вкусом стилизованной под старину. В номерах высились огромные гардеробы красного дерева, похожие на те, что наши бабушки получали в приданое после Первой империалистической войны, а в 60-е годы ушедшего столетия они еще печально пылились в московских комиссионных мебельных магазинах. Между этажами плавно плыл старинный просторный лифт с большим зеркалом и скамеечкой. Лифтовой шахты не было, и лифт как бы свободно парил в пространстве. На каждом из пяти этажей имелись ажурные металлические воротца, которые с вежливым полупоклоном открывал юный лифтер.

В Пера Палас жили многие выдающиеся личности. Останавливалась в нем и Агата Кристи в 1926 и 1932 годах, пребывая в Стамбул на знаменитом Восточном экспрессе. Подробная информация об этом заключена в антикварную рамочку в вестибюле на стене. Там же высказывается надежда, что именно в этой гостинице она начала писать свой популярный роман Убийство в «Восточном экспрессе». Зная неприхотливость писательницы, умевшей работать буквально где придется, в это легко поверить.

Покривлю душой, если скажу, что не испытывал некое благоговение, сидя в холле или в ресторане, где наверняка сиживала и эта загадочная дама, никогда не страдавшая отсутствием аппетита. Я чувствовал глубинную связь времен и без труда представил себе, как сама писательница и ее персонажи органично чувствовали себя в спокойном, солидном, добротном уюте Пера Палас.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе