vldmrvch.ru

Убийцы в белых халатах

Предлагаемая читателям книга известного японского прозаика и публициста Сэйити Моримуры Кухня дьявола рассказывает об одном из самых изуверских преступлений периода второй мировой войны — создании военщиной Японии бактериологического оружия и испытании его на живых людях.

К 1945 году Япония была готова к развязыванию бактериологической войны. В строго засекреченных бактериологических отрядах Квантунской армии в Маньчжурии уже были созданы огромные запасы бактерий, способных вызвать массовые эпидемии, а также технические средства доставки их к целям. Эффективность смертоносных бацилл была многократно проверена на тысячах живых людей различных национальностей в лабораториях и на специальных полигонах. Поражающая способность начиненных бациллами авиабомб и бактерий, распылявшихся с самолетов с помощью особых устройств, была изучена в ходе боевых операций японской военщины в Монголии и Китае.

Были уже размножены и географические карты советских дальневосточных районов с указанием населенных пунктов, водоемов и других объектов для бактериологического нападения. Бактериологическое оружие планировалось применить в первую очередь в районе Хабаровска, Благовещенска, Уссурийска, Читы. Сюда намечалось сбрасывать авиабомбы, наполненные чумными блохами, предусматривался также вариант распыления бактерий с самолетов.

Однако этим изуверским планам не суждено было осуществиться. Вступление Советского Союза в войну против Японии и стремительное продвижение Советской Армии в глубь Маньчжурии, — заявил на суде в Хабаровске попавший в плен командующий Квантунской армией генерал Ямада, лишило нас: возможности применить бактериологическое оружие против СССР и других стран 1.

Советская Армия спасла миллионы людей от японской чумы. Военные преступники во главе с генералом Ямадой были сурово наказаны. Среди пленных оказалось несколько десятков военнослужащих и вольнонаемных Квантунской армии, имевших отношение к созданию и применению бактериологического оружия. Более четырех лет советские военные юристы, эксперты-медики, переводчики тщательно расследовали это преступление против человечества.

С 25 по 30 декабря 1949 года в городе Хабаровске состоялся судебный процесс по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия. Дело рассматривалось в открытых судебных заседаниях Военного трибунала Приморского военного округа. Перед судом предстали двенадцать человек, в том числе пять генералов.

На следствии с исчерпывающей полнотой была восстановлена история создания специальных секретных бактериологических формирований японской армии в Маньчжурии, выявлены их структура, назначение и практическая деятельность. Факты зверского уничтожения тысяч людей, переданных японской жандармерией на растерзание злодеям-экспериментаторам, полностью доказаны не только показаниями подсудимых и свидетелей, но и подлинными документами, извлеченными из захваченных войсками Советской Армии архивов японской жандармерии.

Подготовку бактериологической войны японская армия начала вскоре после захвата Маньчжурии. На первых порах японская военщина создала небольшую бактериологическую лабораторию. Ее возглавил военный бактериолог Сиро Исии, который еще до этого занимался разработкой бактериологического оружия в Военно-медицинской академии Японии и прослыл в милитаристских кругах ярым поборником бактериологической войны.

Бывший генерал-лейтенант медицинской службы Кадзицука показал на суде, что с самого начала своей преступной деятельности Исии получал всестороннюю поддержку со стороны стратегического отдела японского генерального штаба. В 1936 году по требованию японского генерального штаба и по указу императора были созданы мощные базы для претворения в жизнь злодейских замыслов и преступных экспериментов, осуществлявшихся до этого под руководством Исии в лабораторных условиях. В Маньчжурии были сформированы и приданы Квантунской армии две крупные части, получившие позже наименования отряд 731 и отряд 100, которые должны были обеспечить массовое производство бактериологического оружия, достаточного для ведения Японией широкомасштабной бактериологической войны. Первый из этих отрядов возглавил Исии, второй — генерал-майор ветеринарной службы Вакамацу.

Как заявил на суде в Хабаровске бывший командующий Квантунской армией Ямада, отряд 731 был организован в целях подготовки бактериологической войны главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Ямада показал, что на отряд 100 возлагались задачи по производству бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий, то есть заражению эпидемическими бактериями пастбищ и водоемов.

Эти отряды имели густую сеть филиалов, расположенных на основных стратегических направлениях на границе с Советским Союзом. Основная задача филиалов состояла в подготовке к практическому применению бактериологического оружия.

В ходе судебных заседаний выяснилось, что основным методом проверки действия бактериологического оружия являлись бесчеловечные опыты над живыми людьми, проводившиеся систематически и в массовых масштабах. Обвиняемый, бывший генерал-майор медицинской службы Кавасима, показал: В 731 отряде широко применялись эксперименты по действию всех смертоносных бактерий на живых людях. Материалом для этого являлись заключенные китайские патриоты и русские, которых органы японской контрразведки обрекали на истребление… Если заключенный, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть от заражения… Во всяком случае, живым из этой фабрики смерти никто никогда не выходил 2.

Судебным следствием было также доказано, что в отряде 731 на живых людях, которых японские изуверы между собой называли бревнами, проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны. Изучались пределы выносливости человеческого организма в определенных условиях, например на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на кинопленку агонию, обмораживали конечности и затем наблюдали, как наступает гангрена…

Таким образом, экспериментаторы из отряда Исии производили опыты, подобные тем, которыми занимался эсэсовский доктор Рашер в лагере смерти Дахау и которые Нюрнбергский международный трибунал по справедливости отнес к числу наиболее жестоких и бесчеловечных экспериментов над живыми людьми, совершенных гитлеровскими преступниками.

Суд в Хабаровске воздал по заслугам всем представшим перед ним японским военным преступникам. Но главному идеологу подготовки бактериологической войны, организатору массового производства смертоносных бактерий и варварских опытов над живыми людьми генералу Исии, а также его подручным после сокрушительного разгрома Квантунской армии советскими войсками удалось скрыться и избежать заслуженного наказания. Вместо того чтобы после окончания второй мировой войны оказаться на скамье подсудимых, они попали под крылышко могущественного покровителя — американской военщины.

Материалы Хабаровского процесса были опубликованы в Москве в 1950 году, а позже выпущены на английском и ряде других иностранных языков. В нашей стране не делали секрета из захваченной информации о преступной деятельности японских душегубов. Еще в 1946 году на заседании Международного военного трибунала в Токио советское обвинение передало американскому главному обвинителю Кинану письменные показания бывших японских военнослужащих Кавасимы и Карасавы. Почти тогда же Международному военному трибуналу был представлен отчет прокурора города Нанкина об экспериментах над живыми людьми, систематически проводившихся расквартированным в этом городе японским бактериологическим отрядом Тама. Однако американская сторона не обнародовала эти документы. Более того, показания Кавасимы и Карасавы с пометкой сверхсекретно пролежали в американских армейских архивах 30 лет.

Требование Советского правительства предать Исии и его подручных Международному военному суду как военных преступников, изобличенных в совершении тягчайших преступлений против человечества, было американцами отвергнуто. Командование оккупационных войск США в Японии пошло на укрывательство японских бактериологов-убийц, хотя было известно, что подопытным материалом для экспериментов служили и американские военнопленные.

Как действовал отряд 731? Как сотрудники отряда пытались замести следы преступлений? Каким образом генералу Исии и его подручным удалось избежать законного возмездия? Кто и с какой целью укрыл японских изуверов от наказания? Можно ли уже поставить точку в истории разработки бактериологического оружия? Именно на эти вопросы старается дать ответ Сэйити Моримура в своей книге Кухня дьявола. Уже известные факты об отряде 731, установленные на Хабаровском процессе, автор дополняет и уточняет собранными им документами, материалами и собственными рассказами тридцати одного бывшего сотрудника отряда, с которыми ему удалось встретиться в японской столице и еще в двадцати префектурах страны.

Невольно содрогаешься, когда читаешь свидетельства бывших служащих отряда о том, что творили экспериментаторы над живыми людьми, особенно рассказ о выставочной комнате.

Тот, кто впервые входил в эту комнату, впадал в шоковое состояние, и даже видавшие виды люди, шатаясь, искали опоры, — вспоминает бывший служащий отряда.

На полках, расположенных в два или три ряда вдоль стен, стояли наполненные формалином стеклянные сосуды диаметром 45 и высотой 60 сантиметров. В формалиновом растворе находились человеческие головы…

Головы с раздробленным, как гранатовый плод, лицом.

Головы, разрубленные на две части от темени до уха.

Головы распиленные, с обнажившимся мозгом.

Головы с разложившимся лицом, на котором невозможно распознать ни глаз, ни носа, ни рта.

Головы с широко открытым ртом, с красными, синими, черными пятнами на коже.

Китайцы, монголы, русские…

Головы людей разных рас, мужчин и женщин, старых и молодых, смотрели из коричневатого формалинового раствора на вошедшего в комнату и обращались к нему с немым вопросом: Почему мы здесь?

В выставочной комнате были не только головы. Человеческие ноги, отрезанные по бедро, туловища без головы и конечностей, желудки и кишки, причудливо переплетенные в растворе, матки, некоторые с плодом. Короче говоря, это была выставка всех составных частей человеческого тела.

Вот признание бывшего служащего отряда 731:

Мы считали, что бревна не люди, что они даже ниже скотов. Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал бревнам. Все: и военнослужащие, и вольнонаемные отряда — считали, что истребление бревен — дело совершенно естественное.

Конечно, даже сейчас получить подобные признания соучастников бесчеловечных опытов было нелегко. Сплоченность и решимость молчать и по сей день твердо соблюдаются бывшими служащими отряда, которые в конце войны дали друг другу клятву: Тайну отряда унесем с собой в могилу.

Многие из ученых и исследователей, работавших в отряде 731, указывает автор, набив руку на опытах над сотнями живых людей, добились высокого положения в медицинском ученом мире в послевоенное время.

Изуверские вскрытия живых людей проводились в отряде для ответа на следующие вопросы: когда человек подвергается эпидемическому заражению, увеличивается его сердце или нет? Как изменяется цвет печени? Какие изменения происходят в живой ткани каждой части тела?

Другой целью вскрытия живого человека было изучение различных изменений, возникавших во внутренних органах после того, как бревнам вводили внутрь те или иные химические вещества. Какие процессы происходят в органах при введении воздуха в вены? То, что это влечет за собой смерть, было известно, но сотрудников отряда интересовали более детальные процессы. Через сколько часов и минут наступит смерть, если бревно подвесить вниз головой, как изменяются при этом различные внутренние органы? Проводились и такие опыты: людей помещали в центрифугу и вращали с большой скоростью, пока не наступала смерть. Как отреагирует человеческий организм, если в почки ввести мочу или кровь лошади? Проводились опыты по замене человеческой крови кровью обезьян или лошадей. Выяснялось, какое количество крови можно выкачать из одного бревна. Кровь выкачивали с помощью насоса. Из человека в буквальном смысле выжимали все. Что происходит, когда легкие человека заполняются дымом? Что будет, если дым заменить ядовитым газом? Какие изменения произойдут, если ввести в желудок живого человека ядовитый газ или гниющую ткань?

Многие из тех, кто был прямо причастен к изуверским экспериментам, и по сей день процветают в Японии за счет полученного в отряде медицинского опыта. Встретившийся автору книги в районе Кансай бывший служащий отряда рассказал следующее:

Вот, к примеру, возьмите господина… который после войны, будучи профессором известного в Японии медицинского института, прославился в японском ученом мире своими многочисленными сложными операциями и получил от правительства орден. Где он так набил руку? Тут ведь ошибки недопустимы. Но уж он-то их не допустит. У него опыт, а все промахи он уже десятки раз совершил в прошлом. И где, вы думаете, он приобрел такой опыт? В отряде 731.

Столь детальное повествование о жестоких экспериментах дьявольской бригады Исии, пересказанное здесь вкратце, делает книгу Моримуры особенно убедительной и наглядно показывает омерзительный облик тех, кто помышлял ввергнуть человечество в бактериологическую войну.

С самыми большими трудностями столкнулся Моримура, пытаясь выяснить, что же представляла собой специальная тюрьма отряда. Из бывших служащих почти никто не бывал в корпусах 7 и 8, где она размещалась, а наиболее осведомленные все как один упорно отказывались говорить и помочь собрать материал.

Это военная тайна его превосходительства Сиро Исии, которая не подлежит разглашению, — в один голос заявляли они и молчали, сжав губы, как раковины сжимают створки. Что можно было с ними поделать? Прошло 36 лет после окончания войны, — отмечает Моримура, — а умерший уже генерал-лейтенант медицинской службы Исии все еще живет в их сознании как его превосходительство, и они считают, что нужно по прежнему хранить военную тайну.

Неужто так сильно запугал Исии своих подчиненных, когда в день бегства отряда из Маньчжурии сказал им: …Япония побеждена. Мы возвращаем вас на родину. Но при всех условиях вы должны хранить тайну отряда 731. Если кто-то не сохранит ее, то я — Исии — найду такого человека где угодно и разделаюсь с ним! Поняли? Более вероятно, что, скрывая тайну отряда, эти люди стремятся скрыть свою собственную причастность к преступлениям дьявольской бригады Исии.

С особым волнением читаешь в книге Моримуры главу о бунте бревен в тюрьме отряда, организованном русскими, попавшими в этот японский застенок. Точной даты бунта, пишет автор, никто не помнит. Помнят только, что это было солнечным днем до полудня в первой декаде июня 1945 года.

Вырвавшихся из камер в тюремный коридор безоружных заключенных японцы зверски уничтожили: русского, выступившего перед японцами с гневной речью, застрелили в упор, остальных отравили ядовитым газом.

Вот что вспоминает бывший тогда на месте события служащий отряда:

Когда думаешь об этом теперь, становится ясно, что голос русского был криком души, у которой отняли свободу… Но тогда я не мог правильно понять его гнев. Бревен мы людьми не считали. Так как же можно было спокойно отнестись к тому, что они взбунтовались? Однако протест этого русского, то, как он до последнего вздоха стоял широко расправив плечи, произвело на нас сильное впечатление. Мы заставили его замолчать пулей, но он, безоружный и лишенный свободы, несомненно, был сильнее нас. И тогда мы все в душе почувствовали: правда не на нашей стороне. Когда я вспоминаю теперь все, что произошло тогда, я не могу спать по ночам.

Страшась, что вместе с наступающей Советской Армией может прийти и возмездие, генерал Исии, чтобы замести следы варварских экспериментов, готов был наряду с оставшимися в тюрьме бревнами уничтожить и личный состав филиалов отряда, а также семьи своих служащих — мертвые никому ничего не расскажут. Об этом свидетельствует план эвакуации отряда 731 и его филиалов, на котором он настаивал. План предусматривал, что в филиалах отряда в Хайларе, Линькоу, Суньу и Муданьцзяне, находящихся на пути наступления Советской Армии, будут уничтожены все следы экспериментов, а весь личный состав покончит жизнь самоубийством, как и все члены семей служащих отряда, проживающие в деревне Того; находящиеся в заключении бревна все до единого будут уничтожены, здания и сооружения отряда взорваны, после чего личный состав в полном порядке отступит на юг.

И лишь под давлением начальника 1-го отдела отряда генерал-майора Кикути был отменен приказ о самоубийствах.

При бегстве из Маньчжурии Исии стремился прежде всего вывезти в Японию накопленные в отряде 731 материалы по подготовке бактериологического оружия, колоссальные данные экспериментов и штаммы бактерий. Он также постарался принять все меры к тому, чтобы его сотрудники не попали в плен к советским войскам.

Добравшись до Токио и спасая свою шкуру, Исии тут же предложил американцам секретные материалы отряда в обмен на гарантии непривлечения его к суду как военного преступника.

Американское военное командование, пишет Моримура, было вне себя от радости, заполучив в свои руки целую гору уникальных в мировой науке того времени данных, касающихся ведения бактериологической войны, и постарались поскорее тайно переправить в Японию захваченного в плен и находившегося в лагере для военнопленных в Шанхае Масадзи Китано (бывшего начальником отряда 731 с 1942 по февраль 1945 года).

Штаб-квартира американских оккупационных войск перед официальным допросом Исии устроила в некоем пункте Японии секретную встречу его с Китано. Исии и Китано получили возможность в течение целого дня обмениваться информацией и договариваться о том, чтобы давать одинаковые показания, скрыть то, что они считали нужным скрыть, словом, полностью подготовиться к предстоящему допросу.

В результате допрос Исии в штаб-квартире американских оккупационных войск превратился в пустую формальность, и советской стороне было передано заключение, что местопребывание всего руководства отряда 731, включая Исии, неизвестно и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований.

Так же как были укрыты от правосудия гитлеровские ученые, работавшие над абсолютным чудо-оружием, американская администрация укрыла от возмездия и японских преступников, разрабатывавших оружие бактериологической войны. В обмен на результаты преступных исследований Исии и его подручных США не только сохранили им жизнь и уберегли от заслуженного наказания, но и позволили им безбедно прожить все послевоенные годы. По данным печати, около 450 бывших сотрудников отряда 731 и других подобных формирований по сей день занимают видные посты в японской науке, медицине, промышленности. Среди них называют Р. Найто — президента фармацевтической компании Грин кросс, в которой впервые была создана искусственная кровь; одного из ведущих экспертов по проблеме выносливости человека в условиях холода X. Иосимуру; нынешнего губернатора Токио С. Судзуки и других.

Комментируя книгу Моримуры Кухня дьявола, австралийский еженедельник Буллетин (28 апреля 1983 г.) ставит логичный вопрос: почему же американские власти, принимавшие капитуляцию Японии, и нынешняя администрация, столь ретиво пекущаяся об общественной морали, не только не призвали к ответу преступников, уличенных в кровавых злодеяниях, но даже взяли их под свое покровительство?

Палачи из японского отряда 731 остались совершенно безнаказанными,замечает еженедельник. — Ни от кого эти палачи, а их насчитывалось около трех тысяч, не скрывались. Среди изуверов-экспериментаторов числились 3 генерал-лейтенанта, 5 генерал-майоров, 16 полковников, 20 подполковников, сотни так называемых врачей и других специалистов.

Американские власти не призвали этих преступников к ответу потому, что, как указывается в книге Моримуры, информация о японских экспериментах в области бактериологического оружия представляла большую ценность для американской программы по его разработке. Такой вывод японский публицист сделал на основе официальных американских документов.

Этот вывод подтверждает и корреспондент английской газеты Гардиан Роберт Уаймент. Участниками позорной сделки, — пишет он, — были, с одной стороны, правительство США, с другой — харбинские палачи. Смысл сделки состоял в том, что целая часть японской армии освобождалась от судебного преследования в обмен на информацию о результатах опытов. Сделка держалась в строжайшем секрете, так как в то время немецких ученых и медиков судили в Нюрнберге за эксперименты над людьми.

Данные, добытые японскими изуверами, легли в основу разработок в бактериологическом центре армии США Форт-Детрике (штат Мэриленд). Лаборатории этой фабрики смерти практически идентичны тем, что были в отряде 731.

Как установлено авторитетными международными комиссиями, США для ведения бактериологической войны в Корее изготовили 16 видов бактериологических боеприпасов, в том числе бомбы, представлявшие собой усовершенствованные варианты бомб отряда 731. В книге Кухня дьявола говорится о том, что, применяя бактериологическое оружие в Корее, американцы привозили туда в качестве советников Исии, Китано и других укрытых ими от правосудия японских военных преступников.

По словам Роберта Уаймента, история злодеяний отряда 731 рассказана не полностью. Пентагон, — отмечает английский журналист, — отказывается обнародовать важные материалы… Некоторые депутаты японского парламента от оппозиционных партий призвали правительство снять завесу тайны с этих зверств, но это тщетная надежда, ибо сейчас в Токио наметилась тенденция как можно больше замазывать историю, чтобы представить действия Японии в войне в выгодном свете…

В этих условиях, считает Моримура, необычайно важно рассказать, как в конце минувшей мировой войны уничтожались следы самого большого в мире отряда по подготовке бактериологического оружия, как его сотрудники были освобождены от ответственности за свои военные преступления, найдя убежище и покровительство в армии США.

Проследив путь, пройденный отрядом 731, мы, — пишет автор Кухни дьявола, — сможем понять, какое безумие грозило японской нации 37 лет назад. Опасность этого не миновала и сегодня… Мы хотим сейчас, — добавляет Моримура, — когда поколение, не знавшее войны, едва достигло зрелого возраста, еще раз показать людям истинное лицо военщины…

Война на Тихом океане была со стороны Японии агрессивной. Сейчас, однако, там предпочитают говорить о том, что перенесла Япония во время войны, о тех бедах, которые испытали японцы. В рассказах и воспоминаниях тоже преобладает акцент на страданиях, которые перенес японский народ.

Моя книга, напротив, — подчеркивает Моримура, — призвана рассказать о зле, причиненном японцами другим народам. Зло, которое творим мы сами, быстро уходит из нашей памяти. Однако, по моему мнению, когда речь заходит об уроках войны, нужно воскрешать именно эти воспоминания, как бы неприятны они ни были…

То, что творилось на кухне дьявола, ни в коем случае не должно повториться. От опасности вновь ступить на этот путь людей должен удержать разум. И я верю в него.

Книга Сэйити Моримуры Кухня дьявола — страстный призыв к сохранению мира, гневное обличение бесчеловечных преступлений японской военщины, хотя автор по тем или иным причинам не всегда называет полные имена бывших служащих отряда 731, которые и по сей день свободно разгуливают по японской земле. Книга привлекла к себе всеобщее внимание в Японии и вызвала огромный интерес во многих странах. И советским читателям, особенно молодежи, Кухня дьявола поможет более детально познакомиться со звериной сущностью японского милитаризма и коварным, агрессивным характером политики правящих кругов Соединенных Штатов.

Михаил Демченко

  1. цит. по: Материалы судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия. М., Госполитиздат, 1950, с. 27
  2. Материалы судебного процесса…, с. 15-17
Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе