vldmrvch.ru

Особое место Дика Френсиса

В современном британском литературном процессе Дик Френсис занимает особое место. Поистине он свой среди чужих и чужой среди своих. И критики, и просто читатели нередко вступают в дискуссии насчет того, по какому же ведомству правильнее числить его и что он, собственно, пишет — детективы, приключенческие романы, триллеры или же серьезную прозу, использующую остросюжетность лишь в качестве одного из инструментов исследования современности.

special-place-of-dick-francis

Впрочем, сама по себе попытка разделения прозы на серьезную, хорошую, с одной стороны, и развлекательную, то бишь второсортную, — с другой, может показаться достаточно произвольной. XX век с его профессионализацией и коммерциализацией тех сфер самовыражения человека, которые ранее почитались свободными, в общем-то, и навязал эту дилемму. Получалось, что есть серьезная и хорошая литература, создаваемая для литературоведов и критиков, и второсортная — для широких масс. Разумеется, право выносить вердикты осталось за читателями профессиональными, давным-давно уже переставшими читать для удовольствия и способными совершать подвиги дешифровки весьма темных текстов, благо это осуществляется в рамках рабочего дня и за приличное вознаграждение. Реймонд Чандлер, один из мастеров детектива, немало сделавший, чтобы этот жанр по праву стал считаться частью литературы, посвятил конфликту серьезности и развлекательности специальный пассаж в своем знаменитом эссе-манифесте Простое искусство убивать. Он, в частности, писал: Нет скучных предметов, есть скучные умы. Что же касается читателей, то те, кто берет в руки книгу, делают это, чтобы совершить побег от чего-то в своей жизни в те дали, что открываются за печатным текстом. Разумеется, качество текстов может быть поставлено под сомнение, но зато несомненно, что такое высвобождение, которое ищет читатель, является для него жизненной необходимостью, я вовсе не собираюсь навязывать детектив в качестве единственно достойного отвлекающего чтения, просто хотелось бы подчеркнуть, что любое чтение ради удовольствия отвлекает, будь то древнегреческий автор, трактат по математике или астрономии, Бенедетто Кроче или Дневник забытого человека. Утверждать обратное — значит проявлять интеллектуальный снобизм, во-первых, и инфантилизм в вопросах искусства жить, во-вторых.

Тем, кто читает в часы досуга, приходится как бы извиняться перед невидимыми арбитрами эстетического вкуса за свое стремление читать удовольствия ради, тем более что литературоведение не пользуется такой категорией, как удовольствие от текста, по причине ненаучности. С другой стороны, получая немалое удовольствие от текстов Френсиса, читатели не могут не отметить их радикальное отличие от детективных романов в привычном понимании этого термина. Если романы Агаты Кристи, Эда Макбейна, Росса Макдональда при всех их различиях и даже полемике написаны как бы по формуле, с жестким соблюдением определенных правил литературно-детективной игры, то в книгах Френсиса эти ограничения словно отсутствуют. Да, в центре каждого из романов Френсиса есть преступление, есть криминальная загадка, которая к концу повествования проясняется, и те, кто замыслил недоброе, как правило, терпят крах. С другой стороны, у Френсиса отсутствует та самая фигура, без которой не обходится ни один сюжет, претендующий на то, чтобы именоваться детективом. В его романах нет не только Великого Сыщика, гения интеллекта или неустрашимого срывателя всяческих масок, блестяще владеющего пистолетом и кулаками. У него вообще представители официальных органов охраны порядка играют второстепенные роли.

Впрочем, коль скоро есть преступление, не обойтись и без расследования, а значит, и без того, кто это расследование проводит. В книгах Френсиса эти функции возложены на человека, от лица которого и ведется повествование. Впрочем, детективом он становится поневоле — в результате особого стечения обстоятельств, когда он прямо-таки вынужден на свой страх и риск выяснять, кто же направляет ход событий, грозящих чести, достоинству, а то и жизни главного героя или тех, кто дорог.

Типичный – френсисовский герой так или иначе связан с миром скачек. Жокей, тренер, владелец лошадей, с которыми в один далеко не прекрасный день начинают происходить малообъяснимые и, главное, весьма неприятные вещи, принимает вызов загадочных сил зла, хотя от своей работы — в отличие от Шерлока Холмса, мисс Марпл и Эркюля Пуаро — он никакого удовольствия не получает. Просто он не может сидеть сложа руки и позволять обстоятельствам взять верх. Но как только он начинает действовать, это вызывает естественное неудовольствие тех, кто заварил всю эту кашу, что довольно быстро приводит к серьезному конфликту, отчего мирная респектабельная британская повседневность вдруг приобретает новые непривычные очертания, становится опасной для рядового человека, словно Дикий Запад или Нью-Йорк с Чикаго эпохи лихих налетов на банки и гангстерских разборок на городских улицах.

Герои Дика Френсиса вроде бы самые обычные британцы, отнюдь не вообразившие себя карающим мечом Провидения, не имеющие никакого отношения к миру полицейских и воров, и все же, как это нередко бывает в остросюжетной литературе, обычность и заурядность — это лишь видимость, скрывающая неординарную сущность. Герои-повествователи Френсиса — стоики, обладающие чувством личного достоинства, верностью профессиональному долгу и тем, с кем их связывают узы дружбы и любви. Они отстаивают свое святое право жить по собственному кодексу, который, в общем-то, весьма напоминает рыцарский, с другой стороны, они начисто лишены лихой победительности, и синяки и шишки, которые они получают в результате столкновения с теми, кто выступает от имени и по поручению главных злодеев (те не любят высовываться и предпочитают нанимать мускулы), заживают не по-романному долго, причиняя персонажам невыдуманную боль.

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе