Терапевтический ритуал

Терапевтический ритуал

Мир лошадей, скаковых испытаний выступает у Дика Френсиса олицетворением Порядка, Гармонии, которую, однако, готовы разрушить нечестные тренеры, желающие легкой наживы игроки, ненавидящие всех и вся специалисты по конному спорту и так далее и тому подобное.

therapeutic-ritual

Френсис прекрасно изображает быт, обычные человеческие взаимоотношения, и даже если бы он не вносил в сюжеты ничего криминального, его романы, в том числе и вошедшие в это издание — Бурный финиш (1966) Расследование (1968), думается, все равно имели бы неплохую читательскую аудиторию. Но тем сильнее потрясение; когда в мирную повседневность нагло врывается Зло и, сбросив маску респектабельности, предстает в своем истинном обличье.

В том ужасном кошмаре, которым оборачивается повседневность, выстоять, конечно, непросто, но героям Френсиса помогают тут два обстоятельства. Во-первых, профессиональная выучка. Многие из них привыкли смотреть в лицо опасности по характеру избранной работы, многие из них, подобно самому автору, летчики, или жокеи, или, как Генри Грей из Бурного финиша, и то и другое. Они давно уже научились преодолевать свои страхи, и когда опасность вторгается уже в их частную жизнь, склонны паниковать. Кроме того, они умеют любить, В большинстве романов криминальное начало сочетается с высокой мелодрамой. Героям Френсиса приходится защищать не только себя, но и тех, кто им бесконечно дорог, и это вселяет в них дополнительные силы.

Герои Френсиса живут опасно. Потому что такая уж у них работа, а также потому, что так складывается у них судьба. Они достойно встречают суровые испытания и в результате не только одерживают тяжелую победу, но и открывают что-то новое в себе и мире. Собственно, поиск себя, преодоление собственных слабостей и расширение опыта — важный мотив романов Френсиса, опять-таки выводящий их за рамки традиционных историй о преступлении.

Когда говорят о том, что детектив — это литературная игра, как-то упускают из виду, что и художественная литература сама по себе разновидность игры, просто с более сложными правилами. Дик Френсис в Англии, как Ричард Кондон и Честер Хаймз в Америке, каждый по-своему сочетали и остросюжетность и проблемность и добились впечатляющих результатов. Не случайно, кстати, Френсис стал одним из немногих представителей остросюжетной литературы, включенных в престижный справочник Современные прозаики. Автор статьи о нем в этом изданий Джон Рейли точно определяет притягательность историй Френсиса, секрет их обаяния для представителей самых разных читательских групп: Если не в нашей повседневной жизни, то по крайней мере в воображении мы нередко имеем дело с теми же проблемами преодоления опасности и противостояния злу, которые определяют суть сюжетов Френсиса. Приключенческие романы, напрямую связанные со столь знакомым нам чувством тревоги, находят для них убедительное воплощение. Занимательность фактуры в них сочетается с тем зарядом бодрости и решимости, который мы и получаем, знакомясь с этими текстами. Лишь немногие из нас реально сталкивались с ситуациями, в которые попадают герои Френсиса, но практически все мы переживали их в воображении.

Джон Рейли точно указал на довольно сложные зависимости, что существуют между нами и персонажами криминально-приключенческих историй, чьи судьбы затрагивают нас подчас сильнее, чем нам представляется. Чтение — процесс сложный, многогранный, и люди берутся за романы отнюдь не для того лишь, чтобы получить информацию или убить часок-другой. Подчас это приобретает характер жизненно важного упражнения, терапевтического ритуала. Проживая в воображении и через посредство литературных героев драматические ситуации, мы внушаем себе уверенность в том, что, появись они в нашей жизни, мы не окажемся застигнутыми врасплох.

С. Белов

 

54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий