Все в доме спят

Круги погасли, исчезли, и в голове разрослась боль. Алекс открыл глаза. Он не понимал, где находится. Не мог ничего вспомнить. Лежал на каком-то ковре. Алекс дотронулся рукой до затылка.

— Кто-то ударил меня… — прошептал. — Зачем меня ударили?..

И вдруг все вернулось. Джо поднялся. Шум проходил. Осмотрелся. В лунном свете фигура за столом оставалась сидеть неподвижно.

— Ян! — шепнул Джо и почувствовал в горле внезапный спазм. Где выключатель? Главное, не дотрагиваться до лампы на столе… Не дотрагиваться до лампы на столе… Наверное, возле двери…

Он начал шарить рукой по стене. Вот он. Алекс повернул выключатель. Комнату залил свет большой матовой лампы, висящей под потолком.

Ян Драммонд сидел за столом, вернее, не сидел, а полулежал, уткнувшись головой в стол. Чувствуя, что волосы шевелятся у него на голове, Алекс подошел ближе и увидел…

На спине, посредине белой рубашки, виднелось большое пятно крови, а в центре его торчал глубоко воткнутый нож с серебристой, металлической рукояткой. Кровь стекла на спинку кресла и образовала большое темное пятно на ковре. Не в силах оторвать взгляд от этого пятна, Алекс приблизился. «Может, посмотреть, жив ли… — подумал он отчаянно. — Должен!»

Глаза у Яна были приоткрыты. Совершенно неподвижные, они таили что-то, напоминающее выражение безграничного спокойного удивления. Одна рука судорожно держалась за край стола, как будто Ян хотел пододвинуться, прежде чем голова упала и перестала понимать. В другой он держал ручку. Перед ним лежал листок, а на нем — какие-то слова, как будто начало письма. В стороне были расставлены коробочки с крючками и приманками для рыбы. Но Алекс смотрел на все это, не понимая и не замечая еще ничего, кроме этих неподвижных, удивленных глаз. Джо переборол себя и вытянул руку. Дотронулся до лба Драммонда. Тот был холодный, такой холодный, что казалось невозможным, чтобы в такой теплой комнате человек мог быть таким холодным, даже после смерти.

— Он умер… умер… — шепнул Алекс и опустил руку. Слишком много мертвых видел он в жизни, чтобы не понимать, что никакая помощь уже не нужна. Помощь? Где листочек? Листочек, который мне дал Паркер? Телефон…

Алекс выпрямился и обошел стол вокруг, стараясь ни к чему не прикасаться. Не делал он этого специально. Ведь слишком много убийц в его книжках оставляли следы… В его книжках? Ведь Драммонд должен был погибнуть в его книге… Алекс дотронулся рукой до головы. «Боже, что со мной творится? — он подошел к двери. — Нужно что-то делать!»

И вдруг вспомнил: «Кто-то меня ударил! Тут был убийца! Был, когда я вошел! — Джо остановился. — Нет, должен был уже давно уйти. Если бы хотел меня убить, уже убил бы… Мелеши? Старый Мелеши и его собаки…» Алекс вошел в темный холл. В свете, падающем из дверей кабинета, гербовый щит Драммондов с перекрещенными копьями, которые являлись его главной деталью, вынырнул из мрака. Последний Драммонд… пробитый… ножом… Знаю этот нож?.. Откуда я его знаю?

Алекс поднял трубку телефона и набрал номер. Моментально отозвался далекий женский голос.

— Мелисборо…

— Дайте полицейский участок…

— Хорошо, ожидайте.

Треск вынутого и вставленного штекера.

— Дежурный полицейский, Мелисборо.

— Это Саншайн Менер, — сказал Алекс, пытаясь овладеть голосом, — моя фамилия Алекс. Хочу сейчас же связаться с инспектором Паркером из Скотленд-Ярда.

— Да, конечно… Минуточку… Снова треск.

— Алло… — отозвался спокойный, трезвый голос, и Алекс ощутил огромное облегчение, хотя только сейчас начинал все понимать и его охватило отчаяние.

— Это я, Джо… — сказал Алекс тихо. — Ян умер!

— Что? — сказал Паркер. — Умер?.. Убит?

— Да. Наверняка.

— Подожди минутку. Я сейчас вернусь. Джо услышал далекий, приглушенный голос:

— Джонс!

Ответ был не слышен. И снова Паркер говорил кому-то:

— Врач, фотограф, дактилоскопист. Едем! И снова голос в трубке:

— Через час буду у вас. Ты знаешь, кто это сделал?

— Нет, — сказал Алекс. — Я нашел его сейчас в своем кабинете. Все в доме спят. Никто еще не знает.

— Кроме убийцы… — пробормотал Паркер. Потом после секундного колебания добавил: — Если можешь, проследи, чтобы никто туда не входил. Не буди никого до нашего приезда. Пусть Мелеши не запирает своих собак.

— Хорошо.

— Уже еду.

— Да… На том конце положили трубку. Алекс отвернулся от телефона. Перед ним был темный холл, а с левой стороны падал свет через приоткрытую дверь кабинета.

Стараясь не смотреть в ту сторону, Алекс прошел мимо кабинета к застекленным дверям, которые вели в парк, и выглянул. Луна светила по-прежнему, хотя уже с другой стороны. Джо нашел висящий на крючке большой ключ старинной формы. Сунул его в замок. Скрежет раздался так громко, что ему показалось, будто во всем доме заскрежетали ключи. Ужасное металлическое эхо… Он нажал ручку. Сидящий на пороге человек в овечьей шкуре поднял голову. Собак не было видно.

— Мелеши… — сказал Алекс шепотом. Фигура вздрогнула и сорвалась с места.

— Что случилось? — спросил несколько неосознанно старичок. Говорил тоже тихо, как и Алекс, как будто принимая это как необходимость ночи.

— Мистер Ян… мистер Драммонд умер…

— Что? — сказал Мелеши. — Что такое?

В эту минуту подбежали собаки. Стали возле Мелеши, и вдруг одна ступила на порог и, сунув голову в холл, завыла тихо и коротко.

— Умер… — сказал Мелеши Ленехан и перекрестился. — Мистер Ян умер… — Он опустил голову. Потом поднял ее.

— Сейчас приедет инспектор Паркер, — Алекс положил руку ему на плечо. — Его убили.

— Его убили… — старик смотрел на него. Алекс увидел, что в свете луны его глаза блестят серебристыми слезами, которые стекают по морщинистым щекам.

Добавить комментарий