От отца к сыну

Что-то перешло к сыну? Наверное. Неизбежно. Я не имею в виду даже беспокойные и счастливые годы школы, нашей школы конца 20-х и начала 30-х годов, бурные собрания с вызовом учителей, свободное расписание, специальный рабочий уклон (наша школа готовила монтеров), бригадный метод, слезы заведомо неспособных, но затем важные перемены — все становится по-другому, поворот к настоящей учебе. А потом учеба в Авиационном институте, альпинистские походы, парашютная школа и захлеб комсомольской работы. И не о войне думаю даже, не об армии, куда ушел в июле сорок первого, после четвертого курса МАИ. Тогда у нас воевал каждый, кто мог, в этой святой и грозной войне воевал там, куда занес его огневой вихрь событий. Я служил в легендарной ОМСБОН — отдельной мотострелковой бригаде особого назначения, гордость и счастье моей военной судьбы. И тут — первое соприкосновение с оперативной работой. А потом — Ленинградская военно-воздушная академия, куда меня, бывшего студента Авиационного института, перевели с группой других бывших студентов чуть не насильно, в тыловую, занесенную снегом Йошкар-Олу. Практика на фронтовых аэродромах. A душа рвалась назад, к друзьям в ОМСБОН… И вот конец войны, уже университет, журналистика, первые книги…

Как хорошо я помню те уже далекие, трудные, сложные годы.

Все это, судьба и характер, отца и мои, — это тоже. Наверное, глубинный, может быть, самый глубинный слой причин, приведший к моей сегодняшней работе, к моей литературной судьбе.

Да, острота борьбы, обнаженность конфликта, бескомпромиссная, прямая схватка с врагом, великие, святые цели. В книгах отца — это будущее, у меня — сегодняшний наш день, у отца — это великие постижения. Которые ждут нас, у меня — сложный путь к ним через трудные людские судьбы, расчистка пути, борьба с пороком во имя того будущего, о котором мечтал отец. Но это — разные темы. A средства, форма, жанр — очень близкие; в сущности отдельные элементы почти совпадают.

Следующая глава

Внутренний императив

Но все-таки почему детектив? Не все поддается логике, главное формируют и случайности. Но и в них, если вдуматься, обнаруживается некая закономерность, проступает неизбежный внутренний императив. Вот, например. Тысяча девятьсот пятьдесят второй год. Я…

Предыдущая глава

Об отце

И в размышлениях своих об этом я невольно переносился в прошлое, свое и… моего отца. Тут я прежде всего вспоминал его романы, научно-фантастические романы, написанные давно, до или во время войны, романы, получившие…

К оглавлению

Как возникают сюжеты

В ноябре 1952 года я впервые пришел в Московский уголовный розыск — МУР, пришел, чтобы собрать материал для своей будущей книги. Что же привело меня туда? Что заставило остаться там на долгие годы…

Добавить комментарий