Миссис Кэндор и мистер Огден

Миссис Кэндор плакала, и ее косметика потекла. Тушь, пудра и румяна смешались на лице. Она казалась удивленной и испуганной, ее руки дрожали. Это была полная и абсолютно неуклюжая женщина. Она села, мутно глядя перед собой.

— Насколько я понимаю, — сказал Эллен, — мисс Кара Куэйн была вашей подругой?

— Нельзя сказать подругой, — ответила она неожиданно тонким голосом.

— Знакомой?

— Да. Мы… мы… встречались только здесь… Ну, и в гости к ней я заходила пару раз.

— У вас нет каких-либо соображений относительно этого дела?

— О, господи! — простонала миссис Кэндор. — Небо наказало ее.

— Наказало?

Миссис Кэндор вынула из декольте кружевной платочек.

— Что же такое сделала мисс Куэйн, — спросил Эллен, — что она заслужила такое ужасное наказание?

— Она возжелала клятву Одина.

— Боюсь, я не понимаю, что это значит.

— Я это понимаю так, — объявила миссис Кэндор таким тоном, словно только что закончила подобное объяснение. — Отец Гарнетт не от мира сего. Он стоит над этими вещами. Он так часто говорит нам это. Но Кара была страстной женщиной. — Она понизила голос и прибавила с неприличным восторгом: — Кара была слишком сексуальной, простите меня!

— О, — только и мог невразумительно произнести Эллен.

— Да! Разумеется, я знаю, что экстатический союз благостен, но экстатический союз одно, а… — И миссис Кэндор испугано замолкла.

— Вы ходите сказать, — попытался помочь ей Элен, — что…

— Я не имею в виду ничего конкретного, — поспешно прервала его миссис Кэндор. — Прошу вас, не придавайте значения моим словам. Мне просто так казалось. Я ужасно расстроена. Бедная Кара. Бедная, бедная Кара.

— Она была очень красивой женщиной? — будто мимоходом поинтересовался Эллен.

— Ну, этого я бы не сказала. Конечно, если вам нравится такой тип женщин. Мсье де Равинье волочился за ней, но вы же знаете этих иностранцев. Стоит их только чуть-чуть приветить… — Миссис Кэндор вскинула голову. На мгновение ее лицо стало омерзительным. — Сейчас Кара выглядит ужет не такой красивой, — прошептала она.

Эллен отвернулся.

— Не буду вас задерживать, — сказал он. — Последний вопрос. Вы ведь первая взяли у мистера Гарнетта чашу. Вы не заметили какого-нибудь странного запаха?

— Не знаю. Я не помню. Нет, вряд ли.

— Понятно. Спасибо. Вы не возражаете против обыска? В прихожей ждет женщина-полицейский.

— О да, конечно, пожалуйста! До свиданья, инспектор Эллен.

— Да свиданья, мадам.

И она уковыляла на своих французских каблучках.

— Бейли! Следующего, пожалуйста.

— Уже иду! Где шеф? — раздался голос мистера Огдена. Он возник вместе с Бейли у алтаря и направился прямо к Эллену.

— Ну, ну. Я как раз поздравлял себя с возможностью увидеть изнутри британское следствие!

— Вы не будете возражать против нескольких скучных вопросов? Нам, понимаете ли, нужно работать.

— Конечно, вперед! — Мистер Огден разглядывал Эллена с живейшим удовольствием. — Вы первый сорт! Наверное, на вас можно найти британское клеймо в таком месте, где оно никогда не сотрется. Эти хладнокровие и выдержка — прямо из британского бестселлера. Я словно вижу сон.

Найджел позволил себе иронически ухмыльнуться. Эллен, заметив это, пришел в негодование. Он холодно спросил Огдена, не заметил ли тот странного запаха, и в ответ узнал, что благовония перебивают все запахи.

— Как я понимаю, вы состоите в исполнительном комитете?

— Верно? Церковный староста.

— Вы интересовались предприятием с момента его основания?

— Верно! Это было — да, два года назад. Я познакомился с отцом Гарнеттом по пути в Англию. Мне приходилось много ездить, инспектор. Такая уже у меня работа. Личность отца Гарнетта произвела на меня очень, очень большое впечатление.

— Правда, — согласился Эллен.

— Да, сэр. Я сам зарабатывал свои деньги, шеф. Мое образование просто-напросто забыло появиться, но когда я вижу культуру, я уважаю ее. Мне нравится, когда ее подают сочно и красиво, вот как отец Гарнетт. Когда мы высадились в Саусэмптоне, эта церковь уже существовала в планах, через полгода мы собирали уже три сотни прихожан.

— Замечательно, — сказал Эллен. — Откуда поступают деньги?

— Как откуда? От паствы. У отца Гарнетта был малюсенький холл на Грейт Холленд Роуд. По сравнению с этим просто дешевка, но как он тянул дело! Отец вел службу каждый день целый месяц. Потом появилось несколько влиятельных людей, они притащили других. Когда он довел их до энтузиазма, то устроил неделю пожертвований и выдал серию высоковольтных речей. Я сам дал пять кусков и горжусь этим.

— Кто были остальные?

— Ну, тысячу фунтов дала Дагмар Кэндор, столько же — бедняга Кара. Потом мсье де Равинье и — короче, все посвященные. Я бы здорово задержал вашу работу, если бы стал перечислять всех.

— Мисс Куэйн, должно быть, была очень богата?

— Она была очень, очень богата и обладала чудесным характером. Боже, ведь еще и месяца не прошло, как она положила в сейф за алтарем облигации на предъявителя на пять тысяч! Они там будут лежать, пока мы не соберем еще столько же, и тогда все это пойдет на строительство новой церкви. Вот какой щедрой она была!

Найджел застыл с поднятой ручкой, глядя на вдохновенное лицо мистер Огдена. Он думал о том, как удивительно податливы люди! Он бы не сказал, что кто-то из них был особенно глуп, разве что миссис Кэндор. Но все эти с виду разумные люди поддались обаянию Гарнетта и расстались со своими деньгами. Странно!

— Вот какой щедрой она была, — повторил мистер Огден.

— Какие отношения были между умершей и мсье де Равинье?

— С ума по ней сходил!

— Но я слышал, что посвященные выше земной любви, — заметил Эллен.

— Пожалуй, мсье де Равинье еще не совсем стряхнул телесные цепи, — сухо ответил мистер Огден. — Но знаете: Кару он не интересовал! Нет, сэр! Ее душа жаждала духовных тайн. — Не желаете ли подвергнуться обыску, мистер Огден? Мы делаем это весьма аккуратно.

— Ну и ну! — вскричал Огден, громко расхохотавшись. — Сколько угодно, — сказал он, — сколько угодно. Ради бога! Не желаю ли я подвергнуться обыску! Конечно желаю!

— Займитесь, Фокс — сказал Эллен.

Обыск закончился прежде, чем мистер Огден перестал хохотать.

— Пузырьков с ядом нет, — весело заметил Эллен. — Все, сэр!

— Здорово, — констатировал мистер Огден. — Даже в Штатах не смогли бы обшарить тщательнее, а это кое-что значит! Ну что же, инспектор, если это все, то я удаляюсь.

И он удалился.

— Следующего, пожалуйста, Бейли.

Появилась Джейни Дженкинс.

Добавить комментарий