vldmrvch.ru

Герой в башне

Роман Герой в башне (Held im Turm), как и большинство произведений Ганса Гельмута Кирста, написан на военную тему и включает документальный материал. Его действие развертывается летом 1940 года, вскоре после оккупации Франции, в одном из подразделений вермахта, расположившегося неподалеку от небольшого городка, в восьмидесяти километрах южнее Парижа.

В батарее противовоздушной обороны, которой командует капитан Гейн, один за другим происходят несчастные случаи со смертельным исходом. Представители военно-полевой жандармерии после короткого расследования констатируют, что смерть наступила при вполне нормальных обстоятельствах, и высшее армейское начальство на эти события не обращает внимания. Роман и начинается таким несчастным случаем.

Канонир Шульц был послан убирать комнаты капитана Гейна в башне старинного французского замка. Через несколько часов Шульца нашли на каменно тротуаре мертвым. Ни один человек не видел, как это произошло. Гаупт-вахмистр Крюгер спешно назначает свидетелями нескольких солдат и инструктирует их, какие должны давать показания. Что явилось причиной гибели Шульца, неизвестно, но по угрожающему тону Крюгера, каким он наставляет подставных свидетелей, нетрудно догадаться, что речь идет об убийстве.

Кирст постепенно вводит читателя в атмосферу, царящую в батарее Гейна: безграничный произвол и деспотизм унтер-офицеров, процветающий под демагогическим лозунгом укрепления боеспособности батареи и ее сплочения, сочетается с прочно укоренившейся коррупцией. Вот Зофтер, отвечающий за снабжение продовольствием. В кладовой у него хранятся внушительные запасы награбленных за время оккупации спиртных напитков, деликатесов и различного рода продовольствия, которые используются им для подкупа нужных ему лиц и просто для наживы. Зофтер рассылает письма, в которых рекламирует свои товары и предлагает их всем желающим по сниженным ценам. Шантажируя одного из железнодорожников, он добивается бесплатной доставки грузов адресатам. Он же — организатор публичного дома для солдат батареи, доход от которого опять-таки поступает в его карман.

Не менее живописна и фигура унтер-офицера Арма, придумавшего обезьяньи развлечения — специально разработанная для провинившихся солдат система издевательских упражнений, приводившая их к полному изнеможению. Яростным сарказмом дышат строки романа, рассказывающие об унтер-офицере Форстмане, фанатичном национал-социалисте, претендующем на роль идеолога и блюстителя чистоты нацистских идей. Щедрыми мазками нарисован и фельдфебель Рунге, подлый и жестокий солдафон, инициатор и исполнитель провокационной инсценировки нападения противника запланированной с целью разрушения водонапорной башни, которая снабжала водой французский городок.

Но все дела в подразделении вершит опытный, хитрый и ловкий гаупт-вахмистр Крюгер. Прекрасно осведомленный обо всем, что делается в его батарее, хорошо знающий возможности и личные качества каждого солдата, унтер-офицера и офицера, он управляет ими, как марионетками. Батарея — это его детище на благо которого направлены все его поступки, у него нет иных стремлений, помыслов и целей. Крюгер считает себя полновластным хозяином батареи: своих непосредственных начальников он терпит лишь постольку, поскольку они ему не мешают. Он не брезгует никакими средствами — угрозы, подкуп, шантаж и даже убийство для него одинаково хороши.

Образ главного героя романа, капитана Гейна, хотя и уступает в цельности и ясности образам унтер-офицеров, но сложнее, противоречивее и, пожалуй, интереснее. Если для унтер-офицеров Кирст не жалеет густых красок, то образ Гейна вырисован мягче, тщательнее, полнее, разностороннее — и даже заметно романтизирован. Гейн — командир образцовой батареи, имеет немало наград и официально именуется героем, его ценит высшее начальство вермахта. Успех и слава пришли к нему во время первых операций, в ходе которых Гейн вводил в заблуждение верховное командование, подавая завышенные данные о самолетах, сбитых его батареей. Ореол героя давал возможность устраниться от неприятных сторон службы: Гейну чужды и противны мелкие страсти и суета соратников, он стремится уединиться от них в замке. Оставаясь наедине с самим собой, он впадает в мечтательность и сентиментальность; он живет в каком-то призрачном мире, в предчувствии грандиозных перемен и больших событий, обещающих преобразить мир и возвеличить человека. В этом образе (как и в других произведениях) сказались симпатии Ганса Гейльмута Кирста к настоящим офицерам. Все же в целом художественный глазомер не подводит автора, и он рисует Гейна офицером достойным прусских традиций: он высокомерен, заносчив, груб и жесток. Часто повторяя, что сейчас идет война, он демонстративно снимает с себя всякие нравственные обязательства. Заподозрив Шуберта — солдата, выполнявшего после гибели Шульца обязанности и адъютанта и сего рода доверенного лица, — в том, что он нарушает обет молчания и делится с солдатами батареи своими впечатлениями о капитане. Гейн хладнокровно отдает его в руки Крюгера, как в руки палача.

В коротком вступлении к роману Кирст говорит, что в вермахте были люди, пытавшиеся противостоять господствовавшей бесчеловечной системе, но в тех условиях они не имели выбора и оказывались перед проблемой —  отвечать ли на убийство уничтожением убийцы. Вот таким и является в романе ефрейтор Берген. Армейская обстановка сковывает его свободу действий, он мечется, оказывает сопротивление (там, где это возможно), а убедившись, что в смерти Шуберта виновен прежде всего Гейн. Берген сбрасывает его с балкона замка и поджигает замок.

Это логически оправданный конец героя: нельзя сказать, что Гейн слепо служит бесчеловечному режиму, ведь он сам — частица этого режима, и тотальное насилие как вполне оправданное средство самоутверждения тоталитарной власти отнюдь не представляется ему чем-то чуждым или неприемлемым. Капитан — один из многих обычных чудовищ, о которых писал Мартин Вальзер в статье Наш Освенцим. Поэтому его смерть воспринимается читателем как естественный конец и как возмездие.

Стоит сказать несколько слов о композиционном построении романа, который включает документальный  материал — отрывки из официальных и частных писем, отдельные документы судебных расследований, где действующие лица романа (действительные участники событий) спустя два с лишним десятилетия дают оценку событиям, имевшим место в батарее Гейна. Это документальные вставки создают весьма любопытную ретроспективу: большинство действующих лиц романа пережило войну, сейчас занимает солидные посты в ФРГ и, оглядываясь назад, склонно так или иначе оправдывать беззаконие, насилие и произвол тех дней. Таким образом, Кирст снова затрагивает проблему непреодоленного прошлого.

Ганс Гельмут Кирст, продолжая разработку военной темы, обнаруживает достаточно хорошее знание предмета, но не всегда его полностью реализует. Так, например, отдельные поступки Гейна мотивированы недостаточно убедительно, а взаимоотношения между персонажами воспроизводятся не всегда психологически тонко и точно. Вместе с тем книга написана ярко, живо и динамично и от начала до конца читается с неослабевающим интересом.

Г. Шевченко

Современная художественная литература

за рубежом № 1 (92), 1972

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе