vldmrvch.ru

Декалогия романов о преступлении

Задачу создать детектив, отражающий социальные проблемы общества в Швеции поставили перед собой талантливые писатели Пер Вале и Май Шеваль (впрочем, ряд книг, безусловно принадлежащих к тому же типу, был написан Пером Вале еще до начала творческого и семейного союза с Май Шеваль). Характеризуя декалогию романов о преступлении, Пер Вале писал: Замысел наш заключался в том, чтобы, используя форму детективного романа, изобразить шведское общество, его теневые стороны, его проблемы, его развитие в течение десяти лет, составляющих действие серии. Первый роман, Розеанна, увидел свет в 1965 году. Последний, десятый, Наемные убийцы, был опубликован в 1975 году. В этом же году в возрасте 48 лет умер Пер Вале. На русский язык переведены все романы декалогии и надо добавить переведены неплохо.

Романы декалоги пользуются большим заслуженным успехом как в самой Швеции, так и за ее пределами, многие из них экранизированы. Сегодня можно со всей определенностью сказать, что декалогия стала событием не только в шведской, но и в мировой криминальной литературе.

Вале и Шеваль выступили как смелые реформаторы традиционного жанра, авторы которого, быть может, наиболее склонны следовать устоявшемуся канону. Шведский критик М. Бергом-Ларссон справедливо указывает на то, что жанр детектива консервативен не только, так сказать, эстетически, но и политически. Счастливый финал — поимка преступника — как необходимый компонент структуры детективного произведения создает иллюзию решения всех проблем. Зло наказывается, добро торжествует. Таким образом, зло предстает лишь как частное проявление, иными словами, отклонение от принятой нормы. Тем самым на первый план выступает фактическое оправдание существующих порядков. Снимается социальный, классовый момент, столь существенный для определения того, что есть на самом деле преступление и кого считать истинным преступником.

Для Вале и Шеваль преступление — не только насилие и убийство, зафиксированные в полицейском рапорте, но и преступление общества против слабых и обездоленных, богатых против бедных, властей против подданных. Они сделали из своих книг политический инструмент. Иными словами. Вале и Шеваль создали совершенно особый тип детектива, который, будучи по форме близким к произведениям массовой литературы, по сути своей откровенно по отношению к ней полемичен. Для них преступление всегда точно социально мотивировано, и в нем чаще всего повинно общество, своей несправедливостью вынуждающее индивида преступать закон. Часто сочувствие авторов, да и их героев-полицейских откровенно на стороне тех, кто совершил преступление.

Романы декалоги естественно объединяются образами главных героев — комиссара полиции Мартина Бека и его соратников. Читатель, знакомый с предыдущими романами серии, без труда обнаружит в Наемных убийцах множество сквозных мотивов и упоминаний о прошлых делах, которые пришлось расследовать Беку и его товарищам. В то же время каждый роман по замыслу должен восприниматься как совершенно самостоятельное произведение. Добиться этого было далеко не просто, и этим объясняются встречающиеся откровенные повторы, своего рода «блоки», характеризующие героев, которых авторам приходится каждый раз вновь представлять читателю. В полицейских Вале и Шеваль нет ничего выдающегося — самые обыкновенные люди, выполняющие будничную и достаточно неприятную работу, о которой сообщается деловито и сухо, как в полицейском протоколе, без всякого налета сенсационности. Ни в облике, ни в характере знаменитого сыщика Мартина Бека нет ничего экстравагантного. Это усталый, не слишком счастливый человек, трезво сознающий ограниченность своих возможностей исправить мир: Теперь приступы хандры вызывались, скорее всего, тем, что он был довольно высокопоставленным чиновником в обществе, которое явно не собиралось меняться к лучшему. Под стать Беку его ближайший друг Леннарт Колльберг, в последнем романе декалоги уже не служащий в полиции из политических соображений, щеголеватый гигант Гюнвальд Ларссон, лишенный честолюбия и предельно добросовестный Эйнар Рённ и другие.

Авторы далеки от идеализации своих героев. Черты карьериста видны в молодом и способном Бенни Скакке, службой и семьей ограничен мир Рённа, демонстративно груб и нетерпим к окружающим Ларссон. Это, так сказать, среднее звено. Много хуже высшие полицейские чины, успешно сочетающие нерадивость и некомпетентность с показной активностью. Их более всего интересует собственный престиж, а не порученное более всего интересует собственный престиж, а не порученное дело. Таковы и начальник Центрального полицейского управления (ЦПУ), и шеф секретной полиции Эрик Мёллер, и самому примитивному анализу, но зато обожающий отдавать всевозможные распоряжения и руководить большими полицейскими операциями с использованием наисовременнейшей техники, включая армейские вертолеты.

А в самом низу полицейской лестницы немало таких, как Кеннет Квастму, — тупых и жестоких служак, — таких, как те, кого Гюнвальд Ларссон не без основания занес в список совершенных обалдуев, — ленивых, чванливых и безнадежно бездарных. (Разоблачению произвола и жестокости в рядах шведской полиции Вале и Шеваль посвятили роман Негодяй из Сэфле).

Даже на Мартина Бека, человека, без сомнения, честного и справедливого, служба в полиции наложила свой отпечаток. Это она притупила в нем многие чувства — он сам признается, что не ощущает никакой любви к сыну. Сегодня он упрекает себя в том, что плохо заботился о матери, которая умерла в доме для престарелых. Если бы не любовь Реи Нильсен, искренняя и земная, и не многолетняя дружба с верным Колльбергом, то Бек был бы совсем одинок.

Драма Мартина Бека, Гюнвальда Ларссона и всех тех, кто способен, повинуясь долгу, еще и немного размышлять, в том, что им приходится служить системе, от которой они, как люди в глубине души порядочные, далеко не в восторге. И Бек, и Ларссон вовсе не склонны отождествлять себя со шведским государством, защищать которое обязывает их служебный долг. Еще с большим скепсисом, нежели к «отцам нации», относятся они к своему непосредственному начальству. Остается одно — руководствоваться буквой закона и духом справедливости. Но и это не получается. Мартину Беку и его друзьям приходится преследовать и отдавать в руки правосудия таких людей, как Ребекка Линд или Хелльстрём, которые. По глубокому убеждению Бека, вовсе не являются преступниками. Нередко задания, которые им достаются, противоречат их убеждениям. Так, и американский сенатор, безопасность которого обеспечивает группа, возглавляемая Беком, и готовящие на него покушение террористы вызывают у комиссара полиции одинаковую неприязнь. Демонстративное недружелюбие к гостю проявляет во время встречи американского сенатора в аэропорту Гюнвальд Ларссон, который, с другой стороны, не может успокоиться, пока убийцы, угрожавшие жизни этого сенатора, разгуливают на свободе.

Перу Вале и Май Шеваль более всего по душе старомодные сельские полицейские, такие, как последний из могикан Херрготт Рад, немного нелепый в своей цивильной одежде, но знающий всех и вся в своей округе, не умеющий обращаться с оружием и избегающий применять насилие.

Г. Анджапаридзе

Из предисловия к роману Наемные убийцы

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе