Социальные и политические детективы Пальме

Значительное место в детективах шведского писателя Якоба Пальме занимает его пристрастие к социальным, моральным, бытовым сентенциям, наблюдениям, зарисовки разрастающиеся чуть ли не в самостоятельные сюжеты (некоторые при желании можно истолковать как ложные следы), например, в романе Взрывы в Стокгольме. Повествование все время балансирует на грани драмы и комедии, словно автор, затронув сверх-серьезную тему отношения шведов к иммигрантам и решительно заняв в ней позицию подлинного гуманиста, опасается, как бы не напугать читателя, и перемежает повествование то историей о набожном любовнике, сваливающем свою нерешительность на промысел Божий, то описанием самой знаменитой операции стокгольмской полиции под названием Великая распродажа сыра, то расположением очередного взрыва в огромной рекламной чаше с мороженым…

 Тайная сила

Тайная сила — дань Якоба Пальме политическому детективу. Автор поставил своей задачей показать провал попытки американских спецслужб организовать сопротивление левым силам в Швеции. Специальный агент, Моррисон, рассчитывающий активизировать шведских антикоммунистов, политически и экономически внедриться в парламент, выглядит довольно бледно как центральная фигура, несмотря на отличное техническое обеспечение. Сюндману, конечно, есть где показать и личное мужество, и сообразительность, но его противник обречен, ибо Моррисону (даже не подозревая о том) противостоит народ — начиная от наблюдательных детей и подростков. И даже нанятый им убийца, оказавшись в руках полиции, полон раскаяния: Как он, Экенгрен, мог оказаться настолько никудышным, что дал себя одурачить и втянуть в сотрудничество с этим фанатиками с их блаженными идеями? Как могла мечта о богатстве и власти победить способность здраво мыслить и предусматривать все заранее?..

Предлагаем для чтения

Фрагмент романа Взрывы с Стокгольме

Так ты говоришь, динамит, — задумчиво протянул Петер Сюндман. Он очень не любит динамит. Во всяком случае, когда динамит взрывают на лестницах больших жилых домов на Риддаргатан в районе Эстермальма.

Для полицейского Петер Сюндман был довольно-таки низенького роста. Стройный, правда, и со спортивной, хорошо тренированной фигурой, но маленький. Так что свой небольшой рост он воспринимал как серьезную жизненную неудачу, почти как инвалидность. До некоторой степени этот недостаток компенсировался у Петера Сюндмана исходившей от него силой, спокойствием и уверенностью, так что, в общем, почти не случалось, чтобы на него кто-нибудь решался напасть.

Петер Сюндман ненавидел насилие. Может быть, именно из-за своего маленького роста.

Добавить комментарий