Преследуемые судьбой

Итак, после Осужденных на успех и Приговоренных к истине — третий роман Ганса Гельмута Кирста из его мюнхенской серии — Преследуемые судьбой (Verfolgt vom Schicksal). Снова шумная баварская столица (на этот раз в огнях фейерверков и ярких красках маскарадных костюмов осеннего карнавала), снова интриги великих мира сего и беспощадная борьба между ними, снова трудная работа криминальной полиции. Герои тоже знакомы читателю по предыдущим книгам: начальник отдела по борьбе с преступлениями против нравственности комиссар Кребс, отставной детектив Келлер с его неизменным другом псом Антоном и другие сотрудники полицейского управления.

Развитие сюжета происходит как бы параллельно, по двум линиям. С одной стороны, типичный детектив: комиссар Кребс и его помощники разыскивают преступника, совершившего уже целую серию нападений на несовершеннолетних девочек. Пересказывать детективную линию книги нет смысла. Упомянем лишь, что в конце концов преступника обнаруживают и задерживают, хотя из-за нажима, оказываемого на Кребса его начальником, виновный попадает в руки полиции слишком поздно, уже после того, как он успел совершить убийство. Но это относится скорее к другой линии повествования, и на ней-то стоит остановиться подробней.

Мюнхен, миллионный город, столица самой большой земли ФРГ, издавна был оплотом политической реакции (вспомним хотя бы пивной путч Каппа, начало восхождения Гитлера и так далее), средоточием сил, стремившихся управлять политическими судьбами всей страны. И сейчас, в этот непростой для Федеративной республики период, слово Мюнхен, как правило, ассоциируется с именем одной из наиболее крупных фигур западногерманской политической оппозиции — Франца Йозефа Штрауса и партией Христианско-социальный союз, его политическим инструментом. Борьба, которую на страницах книги ведут консерваторы (в них без труда угадываются баварские ультра из ХСС) против либералов, беспощадна, в ней пригодны любые средства, и она не прекращается даже в дни веселого осеннего карнавала. Эту борьбу возглавляют, с одной стороны, грубоватый, напористый, претендующий на роль народного трибуна Максимилиан Хольцингер — этот рубаха-парень явно напоминает Штрауса, с другой — либерал Эрвии Мюллер. Цель бесконечных схваток — обеспечить свое влияние в политической жизни города, и в особенности в прессе, на радио и телевидении, в издательствах. Об этом боссы не забывают даже во время шумных праздничных возлияний. В итоге победу над своим более интеллигентным и сохранившим кое-какие черты человечности противником одерживает Хольцингер.

Как и в двух предыдущих романах, Ганс Гельмут Кирст проявляет себя умелым рассказчиком. И в Преследуемых судьбой во всей неприглядности предстает высший свет с его продажностью, беспощадностью к ближнему, позднейшей аморальностью. Как мало в этом мире чистого! — восклицает писатель, всматриваясь в контуры пирующего города, опьяненного сотнями тонн пива и собственным самодовольством. И снова, как и в двух других романах, единственными светлыми образами являются те несколько человек, которые избрали своей профессией борьбу с преступностью: они стремятся очистить от нее общество, которое сами называют больным, прекрасно понимая, что именно это общество порождает, не может не порождать, те явления, с которыми борются комиссар Кребс и его помощники. Поистине порочный круг, и вряд ли героям Ганса Гельмута Кирста суждено из него когда-либо вырваться.

Д. Бенеславский

Добавить комментарий