По ходу пьесы

Распространенная ситуация в полицейском детективе, когда жертва вынуждена проявлять чудеса самообладания и находчивости, чтобы увернуться от преследователей, получила неожиданное воплощение в романе популярного польского романиста Ежи Эдигея По ходу пьесы.

w-trakcie-gry

Жертва в данном случае — помощник режиссера театра Ежи Павловский, обвиненный в подстроенном убийстве любовника своей жены — актера Зарембы. По ходу пьесы героиня (ее играет Бася Павловская) должна выстрелить в предателя (Зарембу), но… пистолет оказался заряжен не холостым, а боевым патроном. На общую беду, Бася была чемпионкой по стрельбе, и выстрел оказался точен. Реквизит, в том числе оружие, готовил Павловский.

Естественно, он арестован и заключен в тюрьму.

— Но я не убивал Зарембу! И вообще никого не убивал!

Надзиратель недоверчиво усмехнулся.

Не сомневается в результатах предварительного следствия и прокурор.

— Вы вправе защищать себя, как считаете нужным. Можете лгать, отказываться от показаний, обвинять других… Но вы же интеллигентный человек. У вас было время подумать о своем положении. Довольно этого бессмысленного запирательства… Никто другой Зарембу убить не мог.

— Я тоже не убивал!

— А он мертв…

У Павловского, отказавшегося от адвоката, есть возможность заново восстановить ход событий в письменном виде. Его записки составляют значительную часть романа и показывают, как идет непростой для человека, впервые занявшегося эти делом (да не на досуге, а под угрозой смерти), процесс логического анализа событий. И все-таки ему удается разбить очередные доказательства своей вины, представленные следователями. Я чуть не лопнул с досады, когда увидел, что и тут он вывернулся. Дьявольски ловок! — комментирует очередной допрос капитан Лапиньский. Решающий аргумент, выдвинутый Павловским, странным образом совпадает по времени с припоминанием следствием не менее важного свидетельского показания; как бы то ни было, заслугу в обнаружении убийцы газеты воздают капитану Лапиньскому, а освобожденный Павловский получает в награду жену, которая, кажется, и не думала изменять ему…

Добавить комментарий