Историям о секретных агентах в этом году исполняется 110 лет. Первый общепризнанный шпионский роман — Загадка песков Эрскина Чайлдерса был опубликован в 1903 году. Но некоторые критики возводят историю шпионов в художественной литературе к 1821 году, времени публикации романа Шпион, написанного Джеймсом Фенимором Купером.

Есть правда несколько критиков (шведский критик Ян Броберг и американский Винсент Старетт), которые подобно Дороти Л. Сэйерс относят появление истории о шпионах к библейским временам, вспоминая рассказ об израильских лазутчиках, отправившихся высматривать Землю обетованную (Числ. 13). Но мы не станем подробно касаться этих древних рассказов, оставаясь в рамках XX века.

Элемент загадки или головоломки, которую разгадывает или распутывает некий расследователь, довольно часто встречается в литературных произведениях разных жанров, но по общему признанию критиков является основным элементов детектива. А началом жанра являются произведения, которые не только предуказывают на черты жанра, но которые способны в полной мере могут свидетельствовать о его жизнеспособности.

Один из самых плодовитых авторов шпионского романа Эрик Эмблер утверждает, что не было ни одного периода в истории, когда секретные агенты не играли бы важную роль в политике и дипломатии. Но именно в период с 1850 по 1920 годы может быть назван периодом появления на свет таких жанров как детектив и шпионский роман. Именно в этот период происходит переход от культуры элитарной к массовой. Распространение грамотности создало спрос на литературу, как способ развлечения, расширение досуга.

Для развития жанра художественной литературы требуется два условия. Первое, публикация, а второе — интерес со стороны читателей. В жанре детективного романа такими качествами обладали три писателя: Эдгар По, Уилки Коллинз и Артур Конан Дойл, которые уже во второй половине XIX века заложили архетипические основы для развития жанра.

Основной задачей секретного агента является поддержание национальных интересов в мирное время или в период войны. В художественной литературе, особенно в английской — колыбели для этого жанра, большинство шпионских историй происходит в мирное время, а действия шпионов носят в основном оборонительный характер, направленный на поддержание престижа и влияния своего государства, а также нейтрализация угроз со стороны мировых очагов напряженности. Для Англии это было особенно актуально, поскольку на рубеже конца XIX и начала XX века стало понятно, что статус Британии как мировой державы уходит в прошлое. Не желая терять пальму первенства, англичане в воображаемом мире пытались восстановить былой престиж, пусть только на конспиративном уровне, мировое влияние посредством секретных операций.

Движение в литературе от викторианского к постмодернискому роману, выражается в проявлении реалистической манеры повествования и симптома недостаточной значимости. Мировые войны окончательно подорвали веру в индивидуализм и оптимистичные убеждения о возможностях отдельного человека для изучения и контроля окружающего мира. А рост понимания значимости идеологий только способствовал появлению культурного явления как власть.

Образы шпионов, представленные в художественной литературе, обычно гораздо более сложны и глубоки, чем детективы. Если внешне шпион — это отражение единства и анонимности общества, в глубине его души происходит индивидуалистический бунт, в первую очередь против анонимности. Уже в детективе, читатель в большинстве случаев разгадывал загадку вместе с сыщиком, не отождествляя себя с гением дедукции, то в шпионском романе анонимность героя и вовсе разделяет его с читателем, приглашая только к эмпатии. Серый плащ секретного агента стал своеобразным чехлом под которым скрывался этот герой. Но способность влиять шпиона на международное status quo, вырывало читателя из мира единообразия, предлагало схему спасения, поощряло к вызову повседневности.

Истории о секретных агентах предлагали читателям, разочарованным в национальной политике, чьи механизмы восхвалялись в XIX веке, механизм компенсации как реакцию на политические, культурные и социальные события. Поразительным образом истории о шпионах триумфально зародились и развивались, но уже в 1972 году Джулиан Симонс предсказывал приближающуюся смерть шпионского романа. Этот диагноз был во многом верен, ведь шпионский роман за три десятилетия своего существования не только сформировал свои каноны, но и исчерпал свой потенциал заложенный Второй мировой войной и противостоянием мировых идеологий, во время холодной войны. Словом, сегодня шпионский роман находится в поисках новой формы.

Добавить комментарий