Детектив в СССР

В литературу Жорж Сименон вошел как писатель-детективист. Возможно, что именно этим объясняется то пренебрежение, с которым так долго относилась к нему серьезная критика. Ведь и на Западе, и у нас детектив считается жанром если не третьего, то уже во всяком случае второго сорта. Однако если в западном литературоведении все же существует достаточно многочисленная литература как по истории, так и по теории этого жанра, то в нашем — пренебрежение к детективу до последнего времени считалось чуть ли не признаком хорошего тона.

Возможно, что корни такого пренебрежения следует искать в характеристике, данной Алексеем Максимовичем Горьким в докладе на Первом всесоюзном съезде советских писателей книгам, героями которых являются плуты, воры, убийцы и агенты уголовной полиции. Это и есть настоящая буржуазная литература, особенно ярко отражающая подлинные вкусы, интересы и практическую мораль ее потребителей. Это, безусловно, так, но не нужно упускать из виду и замечания Горького о том, что на почве этой литературы выросли таки замечательные художественные обобщения, как например, фигура Санчо Пансы, как Тиль Уленшпигель де Костера и немало других равноценных этим двум. Следует учитывать и тот факт, что со времени Первого съезда писателей возникло и выросло такое принципиально отличное по своим социально-политически и идейно-философским устремлениям явление, как советский детектив и детектив стран социализма.

Так или иначе, детективная литература существует, и ее упорное развитие, равно как и неоспоримый интерес к ней огромного и очень разнообразного контингента читателей, все же заставило отнестись  к этому жанру серьезно, о чем свидетельствует дискуссия, проходившая в Литературной газете с февраля 1971 (№7) по январь 1972 года (№3) и предоставившая слово как виднейшим советским детективистам (Аркадий Адамов, Юлиан Семенов, Аркадий Вайнер и другим), так и специалистам-литературоведам и читателям. Дискуссия эта, выявившая полнейшую теоретическую неразработанность данного вопроса в советской критике, оказалась все же плодотворной, ибо, во-первых, в процессе ее был окончательно отвергнут взгляд на детектив как на литературу чисто развлекательного характера, во-вторых, было, наконец, узаконено существование детективного жанра как специфического рода литературы со своими закономерностями и подтверждена правомерность и необходимость его обогащения социально и общественно значимым материалом, правомерность постановки в нем важных нравственных и психологических проблем.

Теперь уже отпала необходимость всерьез убеждать и доказывать, что жизненный материал в детективе отнюдь не свой, а обычный для всякого литературного произведения, поскольку детективу доступны самые широкие проблемы общественного, социального, этического и психологического порядка. Разумеется, речь идет не о дешевых кустарных поделках, призванных восхвалять и забавлять (Горький) буржуазного читателя, а о настоящих литературных произведениях, рисующих сложные человеческие судьбы и правдивые характеры, то есть отвечающие запросам литературы как человековедения. И детективный, даже криминального характера, сюжет никоим образом не может служить тому помехой. Ведь где и раскрыться полностью человеческим характерам, где и проявиться сложности человеческих судеб, как не там, где этот человек вступает в трагический конфликт со своим окружением, с установившимися и узаконенными нормами общежития, преступая закон.

Нужно ли повторять, что в буржуазном мире, а значит, и в зарубежной литературе детективного жанра, вопрос этот стоит чрезвычайно остро, что многие из современных детективных романов затрагивают важнейшие проблемы современности — социальные и политические. И речь идет в данном случае не только о романах шпионажа, приобретающих в последнее время все больший удельный вес и полностью порожденных социально-политическим климатом нашей эпохи. Речь идет о детективах уголовных и психологических, по воле или против желания авторов вскрывающих сложные общественные процессы, происходящие в мире капитализма. Не подлежит сомнению, что оценить по достоинству такие произведения можно только в свете марксистко-ленинской науки о литературе.

Прекрасной иллюстрацией всего сказанного и являются детективные романы Жоржа Сименона.

Н. Модестова

Вступительная глава из книги Комиссар Мегрэ и его автор

Добавить комментарий